Любительская охота и этика охотников

Дипломатический протокол, этикет, этика – все это нормы, которые сложились в человеческом сообществе в ходе длительного исторического развития. Каждой общественно-экономической формации присущи свои нравственные принципы и этические нормы поведения, выработанные самим народом и вошедшие в его плоть и кровь. Они становятся традициями, составной частью общенациональной культуры и не нуждаются в нашей поддержке силой закона.

Как, например, чаепитие в Китае или охотничьи традиции. Кто из нас с замиранием сердца не зачитывался описанием сцен охоты в произведениях Л.Н. Толстого, отношением участников к самому действу охоты и ее традициям, так ярко выписанных гением. И сегодня вряд ли кто равнодушно читает или смотрит по телевизору, как охотятся в Западной Европе. Костюмы охотников, ритуал начала охоты и ее окончания – все это дань вековым охотничьим традициям. А какое глубокое впечатление все это производит на нашего соотечественника, если ему довелось принять участие в такой охоте! Мы с разочарованием примеряем эти нравственные одежды на себя и на людей нас окружающих. Сравнение не в нашу пользу. На страницах охотничьих изданий моральному облику российского охотника и этике охоты уделяется пристальное внимание. К этой кровоточащей теме я не раз обращался, задавая вопрос, что же такое охота и кто мы, охотники сегодняшнего дня? Вот и в очередном № 43 «Российской Охотничьей газеты» опубликована статья В. Степаненко, биолога-охотоведа, «Этика охоты».

Статья, как говорят, на злобу дня и написана с болью в сердце за нашу охоту и охотничье хозяйство страны. Читая статью В.Степаненко, я во многом с ним соглашался, но кое-что хотелось бы добавить, а на некоторых проблемах более выпукло заострить внимание. Я согласен с автором, что «охота ближе всего к любви, причем в ее прямом, физическом смысле». Охота сродни любви к женщине, ей присущи влечение, страсть и желание. В романе «Война и мир» Л.Н. Толстого находим такие строки: «Данило! – сказал Николай Ростов, робко чувствуя, что при виде этой охотничьей погоды, этих собак и охотника его уже охватило то непреодолимое чувство, в котором человек забывает все прежние намерения, как человек влюбленный в присутствии любовницы».

Охоте безоглядно предаются люди как молодые, так и пожилые. Среди них много натур утонченных, людей богатых и бедных. Но все они тонко чувствуют и понимают  очарование и красоту охоты. Охотой на Руси занимались издревле. Она и сегодня, как пишет В. Степаненко, «на большей части территории страны – просто часть национальной культуры». Но автора, как и большинство охотников, беспокоит, что «Охотзаконодательство и охота существуют сами по себе, отдельно друг от друга уже давно. В результате былые охотничьи традиции частично утрачены, частично уродливо деформированы». Правда, по поводу охотзаконодательства у меня «ба-а-льшие» сомнения. Его попросту не существует.

Надерганы какие-то правовые нормы из постановления Совета Министров – Правительства РФ «О любительской и спортивной охоте в Российской Федерации» от 26.07.1993 г. № 728, «Типовых правил охоты в РСФСР» от 1988 г., закона РФ «О животном мире» (24.04.1995 г.), Земельного, Лесного, Водного, Налогового кодексов и законов об охоте субъектов РФ. Отовсюду понемногу, а в общем – каша.

Редок номер «РОГ», где бы не сообщалось о браконьерстве в различных регионах России. Не вызывают возражений утверждения многих авторов, что эта вселенская наша беда ставит под сомнение саму охоту и возможность возрождения охотничьего хозяйства страны. Для борьбы с этим злом предлагаются различные пути – от «закручивания гаек» и до самых радикальных – стрельбы на поражение по браконьерам, как это делали английские колонизаторы. В. Степаненко считает, что «Единственно приемлемый путь развития охотничьего дела – совершенствование законодательства и воспитание охотников и населения в целом». На первый взгляд, предложение выглядит демократично и привлекательно. Но автор забывает, в какой стране мы живем. У меня возникает вопрос к Виктору Степаненко: «А судьи, ой, нет! А кто законотворцы и воспитатели?»

Если наши «народные» избранники, чиновники-казнокрады, силовики-браконьеры, то уже «назаконотворили» и «навоспитывали». Последние 15 лет упорно насаждали культ денег и силы. Теперь, когда почувствовали результат, стали чесать «репу». Для воспитания охотников и населения нужна четкая позитивная программа, которой, к великому сожалению, нет. Министерство образования и науки никак не решит, по каким программам и учебникам учить детей в школе, а мы замахиваемся воспитывать «охотников и население в целом». Я много раз говорил и повторюсь снова.

Любительская охота во все времена была связана с социальными, экономическими и политическими условиями жизни народа. И не последнюю роль в ней играли господствующая идеология и морально-психологическая обстановка в обществе. Если верить социальным исследованиям, то за чертой бедности в России сегодня живут 35–40 млн. человек, да еще безработица в 3–5 %. Никто же не удосужился посчитать, а сколько среди них охотников? Вот где неисчерпаемый резерв браконьеров. Народное хозяйство в упадке, рабочих мест в деревнях и  малых городах почти нет,  семья голодает и раздета, а по телевизору показывают «рублевскую элиту», катающуюся в роскоши как сыр в масле.

Народ помнит поговорку: «Трудом праведным не построишь палат каменных». Про политическую составляющую и говорить не хочется. Смута и в головах, и в делах.

Строим общество равных возможностей, но почему-то среди нас, равных, оказывается кто-то «равнее» других. Чтобы уважаемый читатель не заподозрил меня в клевете и возведении напраслины на светлый облик нашего законотворца и VIP-чиновника, сошлюсь на статью В. Кожемякина «Высокопоставленные истребители Природы /Российские толстосумы и т.п. тратят на охоту бешеные деньги и изводят редких животных/  («АИФ» № 39, 2007 г.). О размахе браконьерства этих лиц можно судить по подзаголовкам в статье: «Сипы в погонах», «Ученые-снайперы», «Чиновникам охота...», «По рогам с неба». В этом же материале читаем, как В. Жириновский развлекался тем, что стрелял в пасущихся коров из окна поезда. Вы только задумайтесь, что он говорит: «Я редко охочусь, в основном, когда еду по стране на машине или в агитпоезде. Беру с собой ружье, открываю в своем VIP-вагоне окно и стреляю». По словам лидера ЛДПР, в качестве его мишеней выступают коровы, телята, собаки, воронье.

Я на минуту вообразил себя стреляющим из машины или окна вагона. Представляю, что бы со мною сделали силовики.

В миг лишился бы своего любимого МЦ 21-12 и оказался в психушке. А Жириновскому даже очень ничего. Как ни печально, но факт. В обществе господствует идеология наживы, которую можно выразить словами из одной известной песни «Нет, нет, я хочу сегодня. Нет, нет, я хочу сейчас» и все сразу. А морально-психологический климат? О нем можно судить, включив телевизор или раскрыв какую-нибудь желтую газетенку, где героями выступают бандюганы, чиновники-казнокрады, взяточники и проститутки. У читателя может возникнуть вопрос, а что же я предлагаю для борьбы с браконьерством? Мои предложения можно обнаружить в строках и между ними.

Давайте к проблеме  подойдем с другой стороны. Прежде всего, попытаемся внимательнее присмотреться к охотникам.

Их условно можно разбить на три группы. Первая группа – самые обездоленные охотники. Хотя многим из них не чуждо эстетическое наслаждение, испытываемое от охоты. Но и браконьерский кусок мяса для них имеет существенное значение. В подтверждение этих слов приведу диалог из рассказа В. Сысоева «Браконьер», поразивший меня глубиной страданий страстной охотничьей души. Судите сами. Местная баба предупреждает дядю Григория: «Ты опять за охотой никак? О-о-ох! Попадешься! В... в те задаст! Он намеднись на рынке при всех говорил: дай, говорит, мне до этого Гришки Волчонка добраться, уж я его засажу в острог, будет ему у меня рыбу да дичь всякую воровать!..»– Знаю, тетка, знаю... Да уж охота-то больно одолела... ни сна, ни покою из-за ея никакого не имею. Хотел было, это, совсем бросить, да нет, не в моготу, что хошь...» Этот рассказ был напечатан (обратите внимание) в ежемесячном иллюстрированном журнале «Природа и охота» – органе Императорского общества размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты (т.1, 1881 г.). Сегодня бедный охотник не в состоянии выложить 150–250 руб. за день охоты на бекаса или утку. Хотя государство своим законом № 148 от 11.11.03 г. «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ» объявило куликов, уток, гусей, зайцев и лис социально значимой дичью, и охота на нее бесплатна. Но в каком охотхозяйстве это позволят? Если государство само нарушает закон, то почему «Гришкам Волчонкам» это заказано? Я не буду дальше развивать эту мысль, и так все ясно.

Вторая группа – люди более или менее состоявшиеся, интеллигентные. Они не бедны. И в охоте ищут отдохновения для души и заряда бодрости от общения с природой и братьями нашими меньшими. Они – не эстетствующие убийцы, как о них выразился А. Никольский, доктор биологических наук, зоолог.

В их характере по отношению к охоте Вадим Чернышев, писатель и охотник, тонко подметил: «Если бы от нее осталась одна стрельба, я уверен, все настоящие охотники распрощались с ней навсегда». Вот на эту группу охотников я и возлагаю большие надежды. Они «одной крови» и не дадут умереть любительской охоте и зачахнуть охотничьим традициям, так как самим Провидением призваны сеять «разумное, доброе, вечное». О третьей группе, так называемых «человеков с ружьями» – высокопоставленных чиновниках много писать не имеет смысла. Для них в охоте главное – это побольше навалять дичи. Если охотников первой группы еще можно как-то усовестить, а ликвидировав их бедность и сделав подлинными хозяевами угодий, то и до минимума свести браконьерство среди них. Чего не скажешь о третьей группе. С этим злом надо бороться всем миром, используя все средства.

Вспомните, как в один из приездов в Россию Г. Коль, канцлер ФРГ, отказался принять участие в охоте, заявив: «Если «зеленые» узнают, дома житья не будет». И в заключение. Не совсем разделяю мнение В. Степаненко, что в деле воспитания охотников и населения «Идти тем же путем, что и страны, где охотничье законодательство соответствует реалиям времени и принято населением, – это значит идти долгим и болезненным путем». И.В. Гете считал, что воспитывать взрослых – безнадежное дело, чтобы чего-нибудь добиться, нужно начинать с воспитания молодежи.

Видимо, следует согласиться с классиком. Скажу коротко. Это развратить людей можно быстро, а обратный процесс весьма длительный и непременно болезненный. Моисей 40 лет водил иудеев по пустыне... Очищение от скверны – путь долгий. Всем нам необходимо набраться сил и терпения, чтобы пройти его.

Виктор Гуров, охотовед 11 декабря 2007 в 13:34






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑