По зимней пороше…за грибами

Зима подбиралась к середине. Неделю до этого держалось тепло. Иногда падал снег вперемешку с дождем. Но в последние дни слегка подморозило.

В плавневом лесу было серо, пусто и уныло. Я не находил ничего, что обычно летом и осенью составляло мою законную лесную добычу.

И вдруг в ложбинке увидел грязно-желтую шляпку грибка, что выглядывала из-под отслоившегося куска коры на старом осокоре...

ЯНВАРСКИЕ ОПЯТА

Мой товарищ был увлечен столярными работами в сторожке, что стояла на берегу плавневого озерца. Я понаблюдал за его неспешной, не требующей моего вмешательства работой и решил побродить по окрестностям. Зима подбиралась к середине. Неделю до этого держалось тепло. Иногда падал снег вперемешку с дождем. Но в последние дни слегка подморозило. В плавневом лесу было серо, пусто и уныло. Я шарил взглядом по земле, по голым веткам деревьев, но не находил ничего, что обычно летом и осенью составляло мою законную лесную добычу. И вдруг в ложбинке увидел грязно-желтую шляпку грибка, что выглядывала из-под отслоившегося куска коры на старом осокоре. Зимний опенок спрятался от холода в его стволе. Собратьям этого зимнего гриба, что росли внизу, повезло меньше. Они превратились в мерзлый ком. Однако я и его сунул в пакет. Оттает – будет в самый раз и в кастрюле, и на сковороде.

Зимний гриб или опенок зимний растет группками на пнях, валежных стволах, иногда даже на живых деревьях, приводя их к гибели. Случалось, я находил его и на земле. Однако, присмотревшись, обнаруживал корень, на котором селился этот распространенный съедобный гриб. Собирать его зимой (даже под снегом!) одно удовольствие. Округло-выпуклая, слизистая, желтоватая шляпка опенка зимнего размером с пятикопеечную монету, случается, правда, ее диаметр достигает и десяти сантиметров. Ножка цилиндрическая, плотная, в верхней части желтоватая, к основанию коричневая до черной, волосисто-бархатистая. Мякоть водянистая, белая или желтоватая.

Пока я срезал грибы с одной стороны ствола, с другой подошел еще один грибник.

– С грибами разговаривать надо, – заметил он. – Побеседуй с опенком по душам, он тебя на всю семейку выведет.

По всему видать, передо мной был грибник-профессионал. Внимательно обследовав дерево, в самом низу под корой я нашел целый букет опят. Бездумная прогулка по зимнему безнадежью оказалась весьма удачной. Вечером, когда пошел снег и слегка завьюжило, мы с товарищем под треск сухих дров в старой печи лакомились грибной жарянкой, которая почему-то пахла летом…

ЗАМОРОЖЕННАЯ «СЛАСТЬ»…

Я выбрался в плавни в конце ноября после первых морозов. Кое-где землю притрусило снежком. Тихо было в стылом сером лесу и пусто. Нечем поживиться ни зверю, ни птице, ни человеку. Еще издали заметил, что опавшая листва вокруг старого вяза будто присыпана чем-то белым. На снег не похоже, вроде кто-то рассыпал известку. Я подошел ближе и увидел россыпь грибов. Они росли кучками вокруг дерева. На одном корне сидели беловатые шляпки разных размеров: совсем крошечные, с копейку, и более крупные, которые не влезли бы и в стакан. Грибы замерзли и легко сбивались палкой. Однако я не торопился их собирать.

Во-первых, не знал, к какой категории принадлежит это замороженное грибное диво, во-вторых, сомневался: даже если это съедобный вид, то не подпортил ли грибы первый мороз? Все-таки решился и нагреб кулек замороженных грибов.

Возле озера Осокорового наткнулся еще на один грибной сюрприз. Грибы росли красивой кучкой у основания пня. Длинные белые ножки, серые шляпки с бугорком посредине, широкие пластинки. Будто букет экзотических цветов.

Таких грибов мне тоже не приходилось видеть у нас. Естественно, они были прихвачены морозцем. Я аккуратно срезал «букетик» у основания и поместил в литровую банку. В городе я поспешил со своей добычей к товарищу – заядлому грибнику. Он пожал плечами: «Вроде, похоже на рядовку, но я не уверен». Кулек с «белыми» грибками я выбросил. А серые грибки не удержался, отварил и поджарил с лучком. Вышла преаппетитнейшая закуска! А еще через несколько дней мне попался в руки подробный грибной справочник. В нем я сразу отыскал свои грибы. Они действительно оказались рядовками. Те, что росли вокруг вяза, – рядовка сросшаяся, а грибы с серыми шляпками – рядовка скученная.

Правда, по описанию и рисунку в книге «букетик» мог быть и коллибией широкопластинчатой. Тем более, что, как указано в справочнике, растет она у основания пней. Неизвестно только в скученном или одинарном виде. Вобщем, одни признаки подходили к рядовке, другие указывали на коллибию. Однако, как бы там ни было, тот и другой вид относился к четвертой, но съедобной категории. Я пожалел, что вокруг вяза не сорвал все грибы – набралось бы килограмма три. Через неделю, прогуливаясь уже по-настоящему зимним плавням, я специально завернул в то место. Разгреб снег и увидел знакомые шляпки. Они, конечно, уже не имели того «товарного» вида, однако ради спортивного интереса я все же наскреб литровую банку замороженных рядовок. И знаете, получилась неплохая картофельно-грибная декабрьская жарянка. И запах, и сласть в ней были вполне грибные…

ЗА УШКО, ДА В САЛАТ…

Этот гриб действительно похож на ушную раковину, однако отнюдь не на гриб. Как будто к ветке кто-то прилепил смятое на бойцовском ковре ухо, а, может быть, кусочек мармелада, студня, смолы – кому что нравится. Я, например, принял коричневую розетку за улитку. Правда, тут же подумал, какие могут быть зимой улитки на деревьях. Собственно, я бы и не обратил на этот гриб внимания, если бы не грибник-всезнайка, который мне случайно встретился в зимних слякотных плавнях.

– Мы их сопляками зовем. Вроде, съедобная штука…

Кто «мы» я не стал уточнять. Как и расспрашивать насчет съедобности древесных грибных уродцев. Однако, вернувшись в город, подумал, что простое любопытство, может, и не достоинство, но и не порок. Порывшись в справочнике, я узнал, что гриб называется аурикулярией уховидной или иудиным ухом. Второе название – из другого справочника, кажется, это был перевод с итальянского. Ухо – понятно, а почему – иудино? Слишком уж вид у него неприглядный, темный и покрученный, как душа у Иуды. В третьем справочнике, который я пролистал прямо в магазине, так и не решившись купить, прочитал, что в Японии эти грибы называют «древесными ушами». На Востоке они являются излюбленным грибным лакомством, которое употребляют даже в сыром виде. Вобщем, к следующей вылазке в плавни я был готов, чтобы самому попробовать экзотический древесный плод. Как я убедился впоследствии, появляется он на сухих ветках кленов и вязов во время оттепелей, которые у нас зимой случаются довольно часто. Во время перекуса возле костерка я и оприходовал с сольцой несколько грибных лепестков. Что-то студенистое, слегка хрустящее, прохладное. Что ж, где-то у кого-то порою эти «ушки» могут быть, если и не деликатесом, то вполне съедобным салатным компонентом. Дома я мелко покрошил обобранные с веток грибы, смешал их со свеклой и луком, заправил душистым подсолнечным маслом. Дети и жена наотрез отказались вкусить восточной грибной благодати. Мы же с приятелем вечером под холодную водку, горячую картошку и соленые огурчики за милую душу уплели миску грибного салатного дива. Наверное, и японские грибники точно так проводят длинные зимние вечера. Зимы, правда, у них без бодрящих морозов и водка теплая…

«ДРЕВЕСНАЯ» ИКРА


Большинство любителей грибной охоты меня, наверное, осудят, однако я ничего не мог с собой поделать, испытывая нестерпимый экспериментаторский зуд. К тому же был уверен, что в эту глухую зимнюю пору ядовитых грибов в лесу нет. Собственно, грибов вообще не было. Их и не могло быть. Я приглядывался к наростам на стволах, к едва заметным грибным признакам на сухих ветках. На деревьях было много трутовиков, из которых я когда-то пытался делать настенные вазочки для цветов. Однако их отвердевшие «копыта» явно не годились для моих кулинарных опытов. На одном пеньке приметил несколько белесых грибных лепестков, похожих на маленьких бабочек. Содрал, пожевал, нет, явно не то. Хоть в семи водах их отваривай, мягче не станут. Так я бродил по зимним плавням, пробуя все виды древесных грибов. Наверное, то же самое проделывал в голодную зимнюю пору мой далекий предок. В конце концов он и находил грибную поживу, которую без последствий переваривал его желудок. Нашел и я. На одной тополевой колоде лентами-карнизиками располагались грибы с темной хрящевидной мякотью. Вобщем-то на вкус она была никакой, однако не горчила, не отдавала гнилью или плесенью. Я стал ножом срезать кромки этих грибков. Набралось несколько пригорошней. К ним вскоре присоединилась бурая лохматая вешенка, которую разглядел на стволе груши-дички. Дома я все это проварил (конечно, не в семи водах, однако в двух – точно), пропустил пару раз через мясорубку и соединил с морковью, пережаренной с луком. Получилась весьма аппетитная икра, которую я тут же окрестил «древесной». Я бы, конечно, не советовал экспериментировать со всякими там трутовыми «отморозками», однако вешенка, которая изредка попадается в плавнях даже в январе, вполне подойдет для рождественской грибной икорочки. Уверяю – без последствий…

Владимир Супруненко 11 декабря 2007 в 15:23






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑