Редкие зайцы

Что нового можно написать об охоте на зайцев? Сезон открыт, но сегодня хочется вспомнить предыдущий. Два добытых любимых зайца просто поразили мое охотничье воображение, и не могу удержаться, чтобы не поделиться восторгом с собратьями-зайчатниками.

Пусть меня обвиняют в чрезмерной эмоциональности, но не буду сдерживаться: заяц – это первая, красивая, желанная, трудная, достойная дичь для охотника истинной закваски. По азарту, непредсказуемости, сложности и удовлетворению охотничьему, кто сравнится с зайцем? Опыт, упорство, охотничья страсть, идеальное снаряжение и оружие, физическая подготовка, «свежие» мозги – ой как много нужно для этого самого охотничьего удовлетворения, даже счастья. Много его дается человеку? Волнение душевное при сборах и перед выходом на зайца – оно самое. Выстрел, отдых, сигарета – вот он, красивый, рядом. Смотришь вокруг. Да, жизнь – это просто и хорошо.

Сезон 2005 года и по условиям, и по количеству добытых русаков я запомню. Выдающийся сезон. Постоянные дожди затопили угодья. Пахоты превратились в трясину. И хоть утверждается, что заяц в мокрую пахоту не ложится, именно в трясине я и собрал урожай русаков. Вот вам и прописные истины – верь им. Фанатов, может, просто физически отчаянных охотников оказалось немного, и первые четыре выхода (воскресенья) – редкое наслаждение одиночеством в угодьях. Выстрелов не слышал, не то чтоб увидеть кого. И это в начале сезона. Нет зайца? Есть, есть! Его надо было найти. А угодья какие! Красивые, да. Холмы, долины, долинки, овраги крутые, участки ровной степи многолетней (не все теперь запахивается – техника, бензин не в избытке) – редкие угодья. Любимые. Почитай, освоенные уж лет двадцать как. Простор. Редкость для Молдовы. Здесь зайца надо вычислить. Иголка в стоге сена. Истинная охота! К черту «зацивилизованную» охоту в галстуках, шляпе с пером, лакированных ботинках, стульчиках на номерах; «ювелирные» ружья в золоте, полуручная дичь – не надо. Мне не надо. Многим не надо. Хорошо.

На охоту вышел с особым настроем. В руках МЦ 21. Отладил. Разобрался в причине отказов. Возврат к любимому когда-то ружью волнует. Многого жду от него. Уверенность в его надежности – гарантия ожиданий. Вспоминая сезон, убеждаюсь: так я никогда не стрелял – вот что значит вера в ружье. Спокойно, уверенно брал зайца. Гарантированно. По опыту, по старанию. Высшее охотничье удовлетворение. Предел достижимого серьезным охотником. В первый же выход МЦ показал, на что он способен. Руководил мной охотничий Бог, не иначе. Потому как до кургана, посреди пахоты, куда я направился, было с десяток километров. Пахота – трясина. Дожди. Это было непросто! Но восемь месяцев самоистязаний перед сезоном – серьезнейшие тренировки. Итог: даже не останавливался, шел танком, героически. Зачем? Знал, около кургана возьму зайца. Знаю отличные места, где, несмотря на все старания, не возьму зайца. Годами проверено. Мистика? Нет, охота! В охоте – все закономерно. В охоте – все непредсказуемо.

Курган удивительный. Внизу, чуть на склоне большой долины. Рукодельный – нет, велик. От природы? Не бывает курганов на прилично крутом склоне. Окрест феномена – почти в каждом сезоне брал зайца. Два раза промахивался. Оба раза с нелюбимыми (не полностью любимыми) ТОЗ-34, ИЖ-43. В этот сезон вышло удивительно. Поразился я. Думаю, где сидит заяц? Где-то тут, ясно. Как встанет – далеко, близко? Все залито дождем – необычно. Обойти курган кругом? Нет, уйдет и не заметишь. Шумлю, грязь чавкает, дышу, как лошадь скаковая. Тишина нужна, чувствую. По наитию лезу на верхушку кургана. Осторожно, зарос бурьяном многолетним. Высота приличная, поболе многоэтажки будет. На верхушке площадка в два волейбольных поля. И я по краю, смотрю вниз на склон и на пахоту, прилегающую к подножию кургана. Не сделал и полпериметра верха (против ветра – умно: заяц все-таки «нервный» по погоде был) – слышу! Всегда так: сначала слышишь, а потом увидишь зайца. Как он шел – поразительно! Внизу, метрах в тридцати пяти, строго по подножию, по грани бурьяна и пахоты, как бы по кругу подо мной и очень быстро. Не знаю, легкие ли это выстрелы – круто вниз. Вряд ли. У меня таких было немного. Помню одного: шел от меня по крутому склону, но прямо, и ружье все-таки было близко к нормальному в руках. Лег на третьем выстреле, с хорошим выносом ствола. В упреждение. Здесь – конец ствола, чуть впереди носков сапог. Все пять патронов понадобились. Вроде все время обсыпал зайца дробью. Но он уходил, уже не быстро, дважды явно дернувшись. Сердце чуть не остановилось. Хорошо сверху – все как на ладони.

Редкое дело. Метрах в ста пятидесяти (тянул от меня уже прямо к посадке) вяло как-то присел, потом прилег. Вскинулся, лег. Все. Знал, счастливый, это заяц мой. Первый. Сезон открыт счастливо. Сижу на горе, курю. Гильзы кучкой рядом, сбоку. Смотрю все спокойнее на едва заметного зайца. Думаю. Пять выстрелов. Автомат есть автомат. Двухстволки не хватило бы – я не Алипов. Всыпал ему крепко. Хорошо, все-таки смог проследить за подстрелом. Хотя и так бы упорно искал по направлению отбежавшего «бронированного» русака. Оправдываю себя необычностью стрельбы. И убеждаюсь: давно подозревал – лишнее все эти полумагнумы. Толку: 42 грамма, 52 грамма, хоть больше – сыпят. Нет толковой осыпи. Сверху примерно видел, на этом нижнем зайце осыпь редкая, дергается русак, а идет. Первые три единицы сделали дело, два семимагнума последних достали цель – видел, но не так, как надо. Зайца надо кучно, резко. Зацепить – не дело. Класть на месте – дело. Хорошо хоть с возрастом прочувствовал сие. По молодости все тянет в мерку дроби поболе сыпануть. Не надо. Все решает осыпь и резкость: дай Боже поболе таких ружей.

Хотите верьте, хотите нет: со вторым поразительным зайцем все строго наоборот. Вы стреляли русака влет, как утку? Это случилось через месяц после открытия. Уже малость подсохло, заходили цепями охотники. А выстрелов не густо. Нет зайца? Есть, есть. Но где его гоняют усердно, он очень умнеет. И взять его даже цепью – вопрос. А у меня сезон клокотал, буйствовал. Полный охотничий кайф и успех. Два выхода выходил с полей с двумя русаками. Это эсктрим еще тот. По мокрой пахоте, до десяти километров, сбоку в сетке русак, за спиной в ягдташе русак, МЦ в руках – прикиньте вес. Да за день км двадцать, пока закинешь русаков на себя. А у нас они, любимые, крупненькие, увесистые. Да, герой – Давид Ригерт, понимаешь ли. Около одной любимой лисьей норы взял в три выхода трех русаков. Знаю их привычку ложиться в сотне метров (а то и ближе) от отнорков. Но чтоб трех и буквально с одной точки – чудны дела твои, Господи. Действительно, фантастический сезон. Такая уверенность в себе и зайцах: нет, это вряд ли повторится. Такое раз, ну два в охотничьей жизни.

Я шел за зайцем. Конкуренты в угодьях мне безразличны. Я знал, где возьму в одиночку желанного. Это было одно из удачливых мест. Пару лет назад произошла даже редчайшая редкость на том месте – склоне длиннющего (около 5 км) и широчайшего оврага, прямо каньон. Дуплет! Двустволка: два выстрела – два русака. Поднялись один за другим. Конец осени. Густая трава. Теплынь. Солнце веселое. Хорошо-то как. Но сие – сверхудача, шутка охотничьего Бога. Любит он пошутить: много лет с юмором-издевкой; иногда – щедро. Жаль? Нет. Тогда охота – не охота. По мне. Думаю, по многим. Счастье не бывает постоянным.

Иду я за зайцем и соображаю. В начале же было написано, что «свежие» мозги весьма желательны у серьезного охотника. Они – 50% в добыче зайца. Остальное – ружье и старание. А удача? А удача – это 100% добычи зайца. Меня поняли, думаю. Арифметика охотничья – ох, сложная. Я знал, где он встанет. Вот как подойти к нему на выстрел? Охотников-то в полях уже хватало, заяц построжал. А пойду-ка я строго вверх по склону оврага, с выходом на гребень, в точку. Там заяц, там. Рискованно! Обзор узкий – не чисто поле. Стрельба редкая – хорошо вбок, а ну как вверх рванет. Стрелял я уже зайцев, уходящих вверх по склону, за гребень. Это они любят, это их козырь. Миг, мелькнул и уже за гребнем скачет невидимый и недостижимый никак.

Не брал я этих зайцев – редкая стрельба, трудная. Но в голове эти случаи сидели крепко и ой как пригодились. С вычисленной точки рванул заяц и, паразит, строго вверх – за гребень стремился, как обычно. Все дело в склоне, по которому я карабкался. Чуть не под прямым углом – загнул самую малость. Вскинутое ружье смотрело так круто вверх, прямо, как на утку на перелете. Конечно, заяц не паразит – это был его шанс уйти. Но я использовал свой – в голове-то крутились подобные встречи и стрельба. Это была очередь в четыре патрона, в гребень, куда в два прыжка и заскочил русак. И пропал. А я сел на месте. Отдышаться. Да, «горная» охота – не легкая прогулка в парке. Легкие, как мехи. Тише. Тише. Закурил. Гильзы кучкой, рядом. Верьте, спокоен был. Видел, стрелял – доля секунды. Знал – за гребнем он. Там он!

Выполз. Смотрю кругом. Волнуюсь? Да! В десяти шагах – заяц. Как красиво. Как всегда сел рядом, любуюсь. Это охота! На душе мир. Будут еще такие минуты. Будут. Хорошо.

Сергей Иорданов, г. Кишинев, Республика Молдова 27 ноября 2007 в 16:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑