Стендовики на охоте

В последнее время в «РОГ» участились упреки в адрес стендовиков-охотников, которые, дескать, владея оружием лучше охотников, не проходивших специальную подготовку в стрельбе, наносят большой ущерб поголовью дичи. А уж после охоты стендовиков-автоматчиков в угодьях трава не растет. Почитаешь такие высказывания и становится стыдно за свое умение стрелять.

Гордиться красивыми выстрелами стало непрестижно – оказывается, это промахи украшают охоту. И на охоте главное – это любование закатом и слушание пения птичек. Господа, а вы не ошиблись? Может, вам податься в натуралисты и не называть себя охотниками? Охотники, может быть, больше других людей любят природу, но главным на охоте все же является добыча трофея. Кстати, говорят, что они ездят на охоту, чтобы побыть на природе либо неудачники (подплывешь к такому природолюбу весной, а у него утки вместо селезней битые лежат), либо те, у кого руки по локоть в крови и кому на старости лет настала пора подумать о душе. Кто вообще сказал, что для человека противоестественно убивать? Откуда тогда эта дрожь в руках и желание во что бы то ни стало добыть вожделенный трофей? Давайте не будем ханжами и не побоимся называть вещи своими именами. Пусть «зеленые» называют нас губителями природы, мы, охотники, знаем, что это не так. Для человека должно быть свойственно не убивать зря. Охотник не должен стрелять во все живое, просто ради выстрела. Даже если ты охотишься для удовольствия, острых ощущений, сначала подумай, для чего этот выстрел нужен? Застреленной чайкой или уткой весной не похвалишься перед друзьями; ушедший подранок только испортит настроение; полсотни уток, добытых в жару, начнут тухнуть на глазах и их придется стыдливо закапывать. Будешь ли гордиться тем, что сбил два десятка птиц, но даже не полез их собирать в густой камыш?

Зато сделать один или несколько красивых выстрелов, добыть достойный трофей, добрать его, вот тут есть, чем погордиться. А для этого, по меньшей мере, нужно хорошо стрелять.

Сразу уточню: чистый стендовик, не имеющий охотничьей практики, никудышный стрелок на охоте. Стендовая подготовка – это только база для удачной стрельбы на охоте. Во-первых, стрельба на стенде проходит в идеальных условиях. При полном освещении, в удобной спортивной одежде, стрелок стоит на твердой земле и полностью готов к появлению мишени. К тому же, на стрелковой площадке полет мишени не закрывают кусты, камыш или напарник. На охоте же, как мы знаем, все эти факторы могут отсутствовать. Приходится стрелять, стоя по колено в воде, из качающейся лодки, в сумерках. Во-вторых, полет дичи не всегда так прямолинеен, как заданная траектория мишени. Поэтому, только сочетание стендовой подготовки и охотничьей практики дает результативные выстрелы на охоте.

Я глубоко убежден, что чем сильнее стрелок, тем меньше от него вреда популяции дичи. Давно замечено: чем больше дичи, тем меньше расход патронов. Когда есть возможность стрелять на выбор, отпадает желание стрелять далеко, из неудобного положения, в малопривлекательную добычу, меньше патронов уходит на дострел. Все, наверное, наблюдали картину, как на  утиной охоте по одной птице, летящей на пределе, стреляют 5–6 человек. Каждый торопится, чтобы опередить соседа и делает неприцельный выстрел. Результат предсказуем: утка уходит с отлетом и падает в недоступный камыш. И так вторая, третья, десятая. В итоге, десяток птиц загублено, и все без добычи. Даже если бы хорошие, уравновешенные стрелки взяли всех, меньше дичи бы не стало.

Я не представляю себе стендовика, который выстрелит по выплывшему из камышей выводку хлопунцов. Ему это не нужно и неинтересно. Подумайте, многие ли из плохих стрелков откажутся от такого шанса двумя выстрелами выполнить норму?

Техника стрельбы, которую использует большинство сильных стендовиков на охоте – «на обгоне», а именно она дает очень мало подранков. Стрелок с такой техникой не может ошибиться с упреждением, поскольку
его нет. Он может только совершить грубую ошибку, запоздав с нажатием на спуск. В этом случае снаряд пройдет далеко сзади цели, не причинив ей вреда. При идеальном обгоне дичь накрывается центром осыпи.
26 лет назад, мне, в виде исключения и в качестве подарка, лично председателем Совета ВОО было разрешено настрелять уток на свадебный стол. Была выдана путевка в лучшее и богатейшее по тем временам военное хозяйство. Так вот, из 39 сбитых уток егерь поднял 37 чисто битых. Только две не найденные, возможно, были подранками. Зато были и чистые промахи. Охотник, стреляющий с упреждением, перегораживает снопом дроби, вытянутым в огурец, ход дичи. Оттого, в каком месте птица пересечется со снопом, и будет зависеть попадание.

Если это боковые или задние дробины, то подранок наиболее вероятен. Только головные, сильные дробины дают надежное поражение, и задача стрелка подставить цель под них. А вот слабый стрелок этого и не умеет. Результат: подранки, как при наступательном бое, один к трем.

Приведу несколько примеров поведения стендовиков на охоте. Много лет назад я оказался на утиной охоте с тренером по стендовой стрельбе Юрием Константиновым. Утка была, но уже сильно настеганная охотниками, шла высоко. Канонада стояла сумасшедшая. Утки, обстреливаемые из шалашей то взвивались еще выше, то уходили с отлетом подранками, то падали в высокий камыш. В итоге, редко кто смог похвастаться парой-тройкой принесенных на базу птиц. Константинов же сделал всего шесть выстрелов. Сначала на лодке с подъезда выбил тройку из поднявшейся стаи крякашей, а позже сделал триплет по пролетавшей стае. Знаете, как на него косились? Мол, вот он, стендовик, превысил норму. А кто посчитал сотню подранков, сделанных палилами, и от кого больше вреда? Кроме того, фиксируются только видимые подранки, а сколько птиц уносят в кишках дробь, не изменив полета?

Виктор Федорович Гуров – стендовик, даже его упрекнули в том, что он с автоматом не оставит дичи после себя.

Неужели из его публикаций не видно, что он за охотник и человек? Если бы все были такими «автоматчиками», как Гуров, у нас с охотой на Руси проблем бы не было. В Бронницком хозяйстве на весенней гусиной охоте охотники выстраиваются вдоль линии электропередач и дружно молотят по пролетающим транзитом гусям.

Другой тренер по стендовой стрельбе Сергей Фелистов ушел от них далеко в поле, лег под кустик и, дождавшись верного налета, тремя выстрелами взял трех штук. Да черт с ней с нормой в такой ситуации. Разрешается же рыбаку, при норме отлова 5 кг, вытащить десятикилограммовую рыбину. По-моему, это он настоящий охотник, а не палилы у  телеграфных столбов. Егерь из Тверской области рассказал, как охотился на вальдшнепа Олимпийский чемпион Алексей Алипов. Взяв в открытие четыре штуки четырьмя выстрелами, он прекратил стрельбу. Многие из охотников остановились бы? Я сразу говорю: нет. Хотя бы потому, что еще ни разу за сорок лет охоты (начал с 10 лет) не имел возможности взять больше трех, да и то только трижды. Думаю, что каждый охотник имеет право разок в жизни хорошо пострелять.

Я совсем не хочу идеализировать стендовиков на охоте. Подонки присутствуют в любой категории охотников, но в массе своей стендовики не жадны на охоте. И главную роль здесь играет их умение хорошо стрелять.

Дело вкуса, но я против использования разбрасывающих патронов типа «дисперсант». Судя по заметкам легашатников, главное, что их интересует, это работа собаки и спортивная стрельба, а совсем не кусочек деликатесного мяса. Так зачем же облегчать себе стрельбу, покрывая осыпью половину горизонта. Ссылки на то, что кучный снаряд, выпущенный с близкого расстояния, разбивает дичь, на мой взгляд, несостоятельны.

Отпускайте ее дальше – и вся недолга, в поле, на лугу и на болоте – это не проблема. Не спортивней ли будет совершенствовать свою стрельбу стандартным патроном? Стрелял я как-то бекасов из раструба. Никакого интереса – бухаешь на полметра в сторону, а куличек падает. К тому же, бекас редко поднимается из-под ног. Да и какой же это будет снайпер (снайп – бекас анг.), добывший этого верткого куличка за счет увеличенного разброса дроби, а не за счет своего мастерства. Стрелял я и вальдшнепа на высыпках – прекрасно работает стендовая семерка «спортинг» с навеской 28 г. Разбитых птиц не было. Умоляю, только не надо на меня кидаться. Это только размышления вслух – стреляйте, чем хотите.

На загонную охоту по копытным я вообще бы не допускал плохих стрелков без сдачи предварительных зачетов по стрельбе пулей и правил охоты. В этом сезоне я наблюдал просто отвратительную картину охоты дилетантов.

По вышедшим на номера шести лосям, было сделано 27 выстрелов (было оплачено три коммерческих лицензии). Когда мы с начальником хозяйства подошли к номерам, ни одного стрелка на них не оказалось. Все убежали ловить подранков еще до сигнала об окончании охоты. А ранены были все!!! лоси. В итоге, добрали только одного лосенка, раненого, к тому же, картечью. Да разве дисциплинированные стендовики допустили бы такое. Кроме всего прочего, стендовые стрелки – это люди, приученные к обращению с оружием. Им не надо напоминать о технике безопасности на охоте. Правила поведения с ружьем в руках большинству вбиты в голову с детства.

Хочу поделиться секретом, как стендовик, даже не имеющий большого достатка, ездит на охоту практически в любой регион России и даже в ближнее зарубежье. Дружеские связи любого человека основываются на родстве или коллегиальности по работе. Люди дружат с сокурсниками, однокашниками и с однополчанами. Но среди таких друзей мало или совсем может не быть охотников. Стендовики же – это отдельная, если хотите, каста, в которой практически все в большей или меньшей степени охотники. Даже закончив профессионально выступать, многие остаются работать при спортивной стрельбе (тренеры, инструкторы) или при охоте. И занимают, как правило, не маленькие посты в охотсоветах. Тем же стендовикам, которые входили в сборные команды различных рангов (ведомственные, республиканские, страны), приходилось часто встречаться не только на соревнованиях, проводимых в разных республиках и странах, но и месяцами вместе жить на подготовительных сборах. Естественно, возникали дружеские отношения.

А поскольку все были охотники, я получал приглашения на охоту в Среднюю Азию, в Грузию, Республику Коми, Крым да куда угодно. И охоты устраивались серьезные, поскольку сильные стендовики, тем более чемпионы, всегда ценились в охотничьих кругах. Как у гостя, затраты мои были только на дорогу и подарки. В свою очередь, ребята из других городов всегда знали, где им остановиться будучи в Москве. По тем временам и тогдашнем дефиците гостиниц это было немаловажно. Меня и сейчас Гия Шенгелия и Томаз Имнаишвили (теперешний тренер сборной Грузии по стендовой стрельбе) приглашают в Тбилиси на пролетного вальдшнепа с легавой. Вот разберусь с обстановкой и визой и поеду. В награду за успешное выступление на чемпионатах и Кубках Вооруженных сил сборная команда Московского округа получала лицензию на лося и приоритет на приобретение путевок на птицу в лучшие военные хозяйства. В других округах было то же самое. После окончания традиционных соревнований в г. Алма-Ате «Золотой фазан» призеры приглашались на фазанью охоту. Участники соревнований, охотники, имели дополнительный стимул.

Не знаю, как в гражданских обществах, а среди военных охотников до сих пор проводятся межколлективные, гарнизонные и другие соревнования, в которых может принять участие любой член коллектива и, кстати, совершенно бесплатно. Соревнования проводятся за счет отчислений со взносов на развитие стендового спорта. Так что, все ссылки на дороговизну и недоступность стендовой стрельбы несостоятельны. Такие соревнования могут проводить даже первичные коллективы в любом городе, где есть стрельбище. Было бы желание и энтузиаст-организатор.

Уверяю вас, научившись хорошо стрелять, вы будете возвращаться с охоты совсем в другом настроении, чем после досадных промахов и поможет  в этом стендовая стрельба. 

Сергей Лосев 6 ноября 2007 в 14:12






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑