Без «пуда теории»

На охоте, особенно в большой компании, во время отдыха или после охоты, разговор заходит по большей части по интересам. Участники охоты, как правило, разбиваются на отдельные группы. Одни демонстрируют охотничьи ножи, другие делятся своим опытом зарядки патронов. Третьи по большей части заводят разговор о ружьях.

Одни, особенно молодые, хвалят вертикалки, утверждая с пеной на губах, что они лучше горизонталок, другие – самозарядки за огневую мощь. В общем, смотреть и слушать со стороны, не вникая в споры, очень интересно и забавно. Иногда споры доходят до такого каления, что приходится успокаивать всей командой. И чтобы охладить пыл некоего владельца «ИЖа», нужно прилюдное доказательство.

Я приведу один пример. В своем подсумке вот уже не один десяток лет имею 76 мм гильзу без закраины. И еще два пальчика из твердых сортов дерева, длина которых 25 мм. А вот диаметр одного 18,5 мм, другого 18,2 мм.

Изготовлены на токарном станке и замерены микрометром. Один хозяин лет 35–40 доказывал, что его ружье ИЖ-26 одно из лучших и никаких дефектов у него нет. Когда он увидел у меня гильзы 76 мм спросил: «Ты что, стреляешь зарядами «магнум»?». Я ответил: «Нет, обыкновенными, а длина гильзы 76 мм по размеру патронника, хотя клеймо на колодке ружья 70 мм». Он никак не хотел верить. Я ему предложил замерить длину патронника его ружья. Он сперва не хотел, но под напором друзей сдался. Какое же было удивление хозяина ружья, когда я вставил гильзу 76 мм и она показала, что патронник его ружья не 70 мм, как выбито, а 76 мм.

Притом гильза в патроннике сильно болталась. Он посетовал, что почти все бумажные гильзы при стрельбе рвутся. Потом замерили внутренний диаметр стволов. Я разобрал свое ружье и опустил в ствол пальчик диаметром 18,5 мм, пальчик провалился до начала чока. Я извлек пальчик и предложил ему. Пальчик остановился в снарядном входе. А вот пальчик диаметром 18,2 мм остановился посредине стволов. Притом хозяин утверждал, что стволы его ружья гораздо уже моих.

Дальше выяснилось, что снарядного входа у его «ИЖа» нет. Сославшись на паспорт он стреляет снарядом дроби 32–33 г. Пожилые охотники стали советовать ему, что при таком диаметре ствола полезнее применять не более 30 г, используя толстостенные гильзы, таким образом свести до минимума разницу между диаметром гильзы и ствола. И гораздо полезнее применять медленно горящие пороха.

Но хозяин ружья, видимо, был сам себе на уме, он только слушал да смеялся. Почти у всех моих друзей в ружьях ИЖ-27 или 43 патронники 76–77 мм с коническим скатом от 1,5 до 4,0 мм. Хозяев таких ружей легко узнать по разбитым средним пальцам.

Хозяин ИЖ-26 не хотел ни с какими доводами соглашаться и предложил пострелять в мишень. Мельче дроби № 3 у него не оказалось, а у меня, наоборот, крупнее. Я ему говорю: «Я буду стрелять самодельным патроном с капсюлем центробой и дымным порохом». Он даже был доволен таким решением и стал отпускать в мой адрес ехидные шуточки. Вроде того что я стар и ничего не понимаю в бездымных порохах, а дымный порох – далекое прошлое. Мишени были размером 1,5х1,5 м, расстояние 37 м. В середину мишени вбивался гвоздь и на него вешался железный обруч диаметром 100–110 мм. Наши результаты после первых выстрелов отличались, как небо и земля. Мое ружье приносило значительно больше дроби в кольцо, чем его. Его дробовой сноп выходил за пределы мишени, и было очень много деформированной дроби.

Он попросил у меня два патрона с дымным порохом и произвел два выстрела. Очень сильная отдача из его ружья. Он сказал: «Как ты терпишь такую страшную отдачу?» Но отдача моего ружья нормальная, и я предложил пострелять из него. В этом он сам убедился после первых выстрелов. Он спросил, как улучшить бой своего ружья. Во-первых, применять гильзу, которая бы соответствовала длине и диаметру патронника, т.е. 76 мм вместо 70 мм, а чтобы она не болталась, обматывать клейкой лентой. Дробовой снаряд не более 30 г, дробь поместить в контейнер и пересыпать крахмалом, тальком. Применять хороший дробовой амортизатор. Дробь желательно только твердую. А чтобы дробь приходила к цели не в виде гречки и была нормальная отдача – не применять максимальный заряд пороха.

За свою долгую охотничью жизнь (охотничий стаж 48 лет) пришлось повидать всякое. И что ружья «живят», приходится верить. В деревне охотничьих магазинов нет с 1976 г., а з/конторы, которые снабжали нас, сельских охотников, припасами ликвидировали еще 15 лет назад. За патронами поехать за 250–300 км очень накладно, не позволяет бюджет. Командируем ходока в областной центр, и он покупает одной партии на всех охотников деревни для ружей 16-го и 12-го калибров.

Началась охота, и тут приходится наблюдать такую картину. Один охотник зайца бьет чисто наповал, а другой после выстрела снимает только пух. Вроде и калибр один, и патроны одной партии, но результат другой. Чтобы избавиться от такого греха, когда ружье «живит», каждый охотник должен изучить внутреннюю геометрию своего ружья. По результатам замеров легче подобрать гильзу и снарядить патрон. Без этих данных, по моему убеждению, при покупке (хотя и нового ружья) мы покупаем кота в мешке. Надо чтобы наши заводы такие данные заносили в паспорт ружья. И тогда любой покупатель будет знать, что покупает, как при покупке любой бытовой техники. Мне почему-то доверительнее статьи об оружии и патронах практиков, а не специалистов-теоретиков. Я приведу несколько примеров о выводах и рекомендациях некоторых спецов. А правы они или нет, пусть рассудит читатель. Повторяю, я ни в коем случае в целом не сомневаюсь в их трудах и заслугах.

А.А. Зернов. и Э. Штейнгольд рекомендуют для стрельбы из латунной гильзы бездымным порохом подсыпать под капсюль центробой некоторое количество дымного пороха. После выстрела нужно внимательно осмотреть капсюль, который был вытеснен из своего гнезда, больший накол от бойка по сравнению с нормальным, могут просматриваться признаки копоти между гильзой и капсюлем. В.Е. Маркевич утверждает, что мелкая дробь опаснее крупной. Журнал «Природа и Охота». Авторы книг «Охотничье ружье» М. Блюм и И. Шишкин утверждают, что снарядный вход должен быть для полиэтиленовой и бумажной гильзы 1,5–6,0 мм, для латунных – 1,5–4,0 мм. Тогда как английский оружейник В. Гринер делал его 30 мм. Итальянские оружейники на ружьях «Цезарь Гуерини» делают длинные снарядные входы. Ружья «Зауер» и «Зимсон» имеют снарядный вход 17–18 мм. Автор статьи «Залог удачного выстрела» Андрей Угаров пишет: «Наиболее интенсивно работы идут по удлинению снарядного входа до 11 см (!!!), и успех в этом направлении был достигнут». Оружиевед С.М. Шейнин утверждает, что совершенно излишне рассуждать о согласовании канала ствола и гильзы. «РОГ», 29 августа 2001 год. Теоретически может он и прав, но на практике получается все наоборот. Знаменитые фирмы Англии, Бельгии, Италии – все согласовывают канал ствола с гильзой и рекомендуют для хорошего боя только свои гильзы. Многие авторы утверждают, что для надежного поражения дичи в цель должно попасть не менее 4–5 дробин, что ружья 12-го калибра имеют преимущество перед 16-ым калибром. А вот Евгений Тимофеевич Смирнов, русский офицер, в своей книге «Охотничья стрельба» пишет. Цитирую: «Мое ружье «Штурма» 12-го калибра в 20–30 шагов при попадании 6–10 дробин (!!!) в убойные места сплошь и рядом не бьет птицу наповал, она трепещет, бьет крыльями и ногами, хотя раны на ней и сухие. Другое ружье 16-го калибра «Диана» сплошь и рядом кладет птицу часто на 55–60 шагов (?) при попадании в убойное место всего 2–3 дробин... Оба ружья при стрельбе в тетради пробивают одинаковое число листов, по птице же бой разный». Отчего это зависит, мы пока точно не знаем, но охотники, работающие под «Пудом теории», в конце концов разберутся и нам скажут. А мы будем выбирать себе ружье, учитывая, кроме боя в цель, еще и бой по вороне. Е.Т. Смирнов производил до тысячи и более выстрелов в год. Я верю Е.Т. Смирнову, так как сам владел двумя бельгийскими ружьями 16-го калибра. А. Франкотт и Пипер Баярд. Я не знал, что такое подранок. Стрелял и дымным, и бездымным порохом.

Самозарядкой и заводскими патронами, никаких концетраторов не применял. Я в то время не считал, сколько попало дробинок в утку или в зайца с лисой. Не было нужды. По-моему, это все же зависит от геометрии ствола. Где-то что-то не дорабатывают наши оружейных дел мастера.

Другой – Н.П. Смирнов – пишет про своего друга Д. Зуева, с которым они много охотились в компании с Новиковым-Прибоем, Перегудовым, Ширяевым, Правдухиным. У Д. Зуева было любимое ружье «Голланд-Голланд», которое «живило». Причину такого явления он не описал. Стоит над чем задуматься.

В.Е. Маркевич в своей книге «Ручное огнестрельное оружие» пишет, что старинные ружья били хуже, чем современные. А вот С.Т. Аксаков в книге «О разных охотах» пишет наоборот, что старые ружья били крепче, чем современные. Такие показатели, как прикладистость, баланс и посадистость – при выборе ружья доступны очень немногим специалистам. Эти термины подходят в основном стендовикам-спортсменам. Многие страны, в том числе и СССР, в свое время приняли за эталон качества английские ружья. В брошюрах, статьях и книгах описывают английские ружья только с одной стороны, т.е. с наружной. Прикладистость, баланс, посадистость, подгонка дерева к металлу, длина стволов, масса, и т.д. А вот описать внутреннюю геометрию ствола, например, ружья «Перде» или «Голланд-Голланд» 12-го калибра почему-то не решается ни один специалист. Неужели у наших охотников нет таких ружей.? Или это государственная тайна??? Даже ни один из наших оружейных заводов не соизволил описать в ружейном паспорте таких данных. Они пишут, например, патронник 70 мм под любую гильзу – бумажную, полиэтиленовую, латунную. Так это не патронник, а мусорный ящик, в который можно бросать все что ни попадя.

P.S. А вот что пишет член Ассоциации «Арсенал» при Кремлевской Оружейной палате, почетный охотник МООиР В.А. Старов. Он выяснил... что «нынешние оружейники просто не знают, что такое охотничье оружие и для чего оно предназначено, забыли, что такое калибр и от чего и для чего он был утвержден международными организациями, забыли, что такое убойность ружья, что такое останавливающее действие пули и дроби и чем это все достигается. Забыли, для чего Ле Фаже создал папковую гильзу, которой мы пользуемся и ныне и что в нее входило 36 г дроби и более 7 г дымного пороха... За сотни лет дробовой стрельбы были отработаны соотношения калибра стволов, массы ружья, снаряда и порохового заряда. Но нынешние оружейники на это не обращают внимания» («РОГ» за 28 мая 2003 г. Статья «Дивны дела твои, Господи»).

Николай Рогачев, председатель КВО № 81, почетный член ВОО. Самарская обл., с. Ст.Чесноковка 30 октября 2007 в 12:40






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑