ПОГОНЯ ЗА СЕРЫМ ПРИЗРАКОМ

Статья первая

Результаты работы наших старших товарищей Володи и Юры стали известны нам утром в понедельник 4 сентября 2006 года. Они объехали почти весь район, но нашли скопление гусей около 300 голов только на свежей пашне вблизи границы с Казахстаном. Им удалось организовать на них охоту и на троих взять 9 гусей, причем одного они взяли легко раненным, и Юра привез его с собой и поместил дома в вольер в надежде на то, что из него после реабилитации может получиться манный гусь.

Результат этот для нас с Колей имел положительное значение – у добытых ребятами гусей я взял пробы на ДНК.

Но работу нужно было продолжать, и во второй половине дня на двух машинах вчетвером мы, загрузив все необходимое оборудование (лопаты, профили, оружие и т.д.), продовольствие и запас воды, выехали в направлении поселка Майское утро, расположенного вблизи озера Малые Чаны, соединенного протокой с Большим Чаном. Именно здесь, по нашим сведениям и собрался гусь, после того как его на Большом Чане потревожили охотники во время открытия. Около пяти часов вечера мы на месте, едем вдоль берега Малого Чана, периодически останавливаясь и осматривая в бинокли воздушное пространство над бескрайним морем колышущегося на ветру камыша, а также плесы, которые изредка открываются нашему взору. Впереди, метрах в 700 от нас длинная узкая курья, врезавшаяся в берег метров на пятьсот. И над ней мы замечаем табун гусей.

Покружившись, гуси опускаются на воду, исчезая за стеной камыша. Откуда-то издалека, с большой воды подтягивается еще один табун и, также покружившись, опускается в эту же курью. Все, место дневки гусей найдено. Это уже хорошо. Есть отправная точка, и теперь нужно ждать, когда птицы пойдут на жировку, после этого наша задача проследить за ними и определить поле, на которое они присядут. Загоняем машины в ближайший березовый колок, который отлично скрывает нас и из которого курья видна как на ладони и, вооружившись биноклями, напряженно следим за тем, что там происходит. Пока ничего особенного, только отдельные стайки уток мотаются над камышом, не вызывая у нас особых эмоций. Но время идет, стрелка часов перевалила отметку 6 часов после полудня. Внимание! С курьи снялся первый табун и, набирая высоту, уходит на жировку, за ним второй, третий. Бросаемся к машинам и, стараясь не терять гусей из вида мчимся за ними по степи, насколько возможно быстро. И постепенно с ужасом начинаем понимать, что они уходят от нас. Уходят в соседний район! Впрочем, не совсем. Один табунок голов в 20, отколовшись от основной массы, уходит на нашу территорию, и мы с Юрой начинаем его преследовать, а Володя с Колей едут за основной массой, стараясь окончательно убедиться, точно гуси уходят в соседний район или нет. Мы уже не видим друг друга. Наш табун также скрывается за ближайшей лесополосой. Пытаемся объехать ее, но этого сделать не удается. Все, этих гусей мы потеряли. Остается объехать все скошенные поля пшеницы и овса в округе. Почти до сумерек мы мотались с Юрой по полям, высматривая их в бинокли. Тщетно. Гуси как в воду канули. Отчаявшись, выехали на трассу. И здесь встретили Володю с Колей. Они тоже привезли нам плохие вести. Вся масса гусей ушла в соседний район, поскольку в окрестностях Малого Чана почти не оказалось скошенных полей пшеницы, а присутствовали только поля овса, на которые гуси летают крайне неохотно. Мы проезжали много нескошенных полей пшеницы, но на них гуси также практически не летают, поскольку высокие колосья ограничивают им обзор во время жировки. Итак, полная неудача. Но мы надежды не теряем и остаемся на трассе, чтобы проследить за табунами, возвращающимися на воду, чтобы попытаться засечь места, с которых они будут подниматься, так как они пойдут обратно еще по-светлому. Проследить то мы, конечно же, проследили, но все увиденные нами табуны шли на воду опять-таки из соседнего района, так что никакой положительной информации мы не получили.

Что же делать, остаемся на ночевку в ближайшей лесополосе и продолжим поиски утром. Возникает законный вопрос: а почему мы не организовали охоту на классическом перелете или на подлете к месту ночевки или дневки? В данной ситуации это было совершенно недопустимо. Серый гусь – птица исключительно осторожная, и если бы мы попытались его стрелять вблизи места отдыха, то он надолго бы покинул это место и вновь найти его  на бескрайних просторах Чана потребовало бы много времени и сил. К тому же такая охота была бы крайне неэффективной и могла бы закончиться стрельбой только по одному табуну, так как остальные обошли бы стрелков вне выстрела.

Утром следующего дня поднимаемся еще затемно, пьем чай, загружаемся и выезжаем на трассу, с нее отлично видны табуны гусей, летящие на жировку. Гусей мы, конечно, увидели, но они опять ушли тем же маршрутом. Разъезжаемся с тем, чтобы обследовать все поля в округе. Я с Юрой, Коля с Володей. Мы с Юрой уехали от трассы в глубину на юг километров на 15. Ни одного скошенного поля пшеницы. Пробуем уехать еще дальше на юг к самой границе района. Впереди лесополоса, объезжаем ее и у самого ее края видим крупного самца сибирской косули с отличными рогами. Козел с любопытством смотрит на нас, а затем по мере нашего приближения большими прыжками «ныряет» в заросли кустов среди деревьев. Хоть что-то видели. Перед нами самая дальняя деревня на границе нашего района, рядом с ней скошенное поле пшеницы. Останавливаемся и осматриваем его в бинокли. Но взлетевшие было до небес наши надежды разбиваются о землю. Поле скошено буквально день-два назад, и на нем стоят крупные стога соломы буквально метров через сто, что не позволяет его сразу полностью осмотреть. Ясно, что на такое поле гуси не сядут, слишком уж тут обзор ограничен. Но для контроля все же объезжаем поле, чтобы не было никаких сомнений. Теперь назад к трассе, там есть скошенные поля овса, и может быть, на них повезет. Одно поле расположено почти рядом с трассой. Аккуратно прикрываясь лесополосой, объезжаем его, выезжаем на трассу и съезжаем с нее на противоположную сторону за насыпь. Выходим из машины, Юра чуть приподнимается над асфальтом и смотрит в бинокль. «Вижу гусей», – шепчет он мне, заставляя сердце радостно встрепенуться. Но, по словам Юры, их немного. Чтобы определить точно их число и место жировки пробуем незаметно подъехать к полю с другой стороны. Это нам удалось, и теперь уже я пытаюсь высмотреть птиц. И я их вижу. С десяток крупных серых силуэтов с отчетливо заметными пестринами, сидящих неподвижно, как изваяния, так что создается ощущение – уж ни мираж ли это. В любом случае их мало для того, чтобы организовывать на них охоту, и поэтому нет никакой гарантии, что вечером они вернутся сюда, потому что рядом трасса, служащая фактором беспокойства. Возвращаемся на ту точку, с которой Юра впервые увидел сидящих гусей. Юра вновь пытается их разглядеть, но уже не видит. Гуси исчезли, то есть как бы растворились словно призраки. Теперь нам только остается ждать наших товарищей, чтобы затем принять решение, что делать дальше. Наши товарищи приехали примерно через полчаса. Нашли они опять-таки скошенное поле овса, на котором видели стайку гусей голов в 30. Это мало, слишком мало, для того чтобы пытаться организовывать здесь охоту, да и место крайне ненадежное. И нам ничего не остается, как покинуть район Малого Чана. Теперь наш путь лежит к границе с Казахстаном, где ребята охотились на гусей в открытие.

Часа через два въезжаем в пограничную зону и едем по иссушенной солнцем степи, заросшей низкорослой серо-зеленой, колючей растительностью. По пути должны встретиться несколько озер, окрестности которых мы намереваемся детально обследовать. И вот здесь выяснилось одно крайне неблагоприятное для нас обстоятельство. Из-за сильной летней засухи многие мелкие и средние озера почти полностью высохли, обнажив отливающие на солнце сероватым блеском солончаки, а в крупных озерах уровень воды значительно упал, что увеличило соленость воды. Поэтому они потеряли свою привлекательность для гусей, и птицы ушли на наиболее крупные труднодоступные водоемы типа Малого Чана. Естественно, что на тех самых озерах мы гусей не обнаружили. Уток видели достаточно много, вблизи одного даже подняли большую стаю журавлей, видели лебедей, но гусей – нет. Впереди российско-казахстанская граница. Не доезжая метров 200 до пограничного столба, сворачиваем в ближайшую лесополосу и останавливаемся на дневной отдых. Юра показывает мне место их предыдущей охоты. Рядом со свежей пашней выкопаны три скрадка, усыпанные стреляными гильзами.

Обращаю внимание, что два из них выкопаны в виде классической прямоугольной траншеи, а один в виде глубокой квадратной ямы. Создается впечатление, что третий партнер Юры и Володи был новичком. Впрочем, это дело прошлое. Если теперь и будет охота, то в другом месте. Наша задача – постараться его найти.

Примерно половина шестого вечера выезжаем из лесополосы и занимаем позицию в березовом колке на возвышенности примерно в километре от границы. Отсюда открывается замечательная панорама, освещенная еще по-летнему теплым заходящим солнцем. Казахская территория отлично просматривается. На той стороне, километрах в двух от границы, расположено большое степное озеро, на котором, и это уже проверено, отдыхают многочисленные табуны гусей. Оттуда они и пойдут на вечернюю жировку. Вот только куда? Настораживает одно обстоятельство. Если на российской территории бурлит сельскохозяйственная деятельность (то тут, то там работают комбайны, убирающие хлеб), то казахстанская территория кажется безжизненной и пустынной. Полная тишина и спокойствие, словно ни сельского хозяйства, ни людей там нет на протяжении многих километров, хотя, по словам наших товарищей, уборочная страда начнется там несколько позже. И это работает против нас.

Табуны гусей поднимаются над озером и, набрав высоту, уходят на казахстанскую территорию. Впрочем, не все. Мы видим, как один табунок, голов в 50, разворачивается в небе и идет к нам в Россию. Значит, есть надежда, что мы его найдем. Юра с Володей бросаются к машине и, оставляя нас с Колей дежурить, уезжают искать гусей. Часа через полтора ребята приехали. Увы, гусей не нашли там, где искали, но, по их словам, они сумели проследить, куда ушел табун. Сообщив нам об этом, они уезжают его искать. Но как только их машина скрылась за ближайшей лесополосой, с той стороны, куда ушел «наш» табун, грохнул выстрел. Для меня стало очевидным, что стреляли именно по этим гусям, стрелял кто-то из местных жителей, и все усилия наших товарищей будут напрасными. Так оно и вышло. Вернулись Юра и Володя уже в сумерках, вернулись расстроенные, так как ничего не нашли. Когда я сообщил им что слышал выстрел, они сказали нам, что недалеко от того поля, где предположительно должны были жировать гуси, они встретили машину местного фермера, у которого есть ружье. Значит, он и спугнул гусей, лишив нас последней надежды. Стало ясно, что нужно уезжать домой. В запасе у нас с Колей оставался еще один день – среда, а утром в четверг мы должны были уезжать в Москву.

Алексей СТЕФАНОВИЧ 16 октября 2007 в 13:37






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑