А ВОТ ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Выезд на охоту был совершенно незапланированным, просто как всегда неожиданно позвонил Леонид Леонидович Палько и сообщил, что в 4 часа утра у моего подъезда будет машина. Мало того, по дороге выяснилось, что охотиться мы будем на уток, тетеревов, красную мелочь и кабанов на потраве. Как вам наборчик? У меня, например, он вызывает сильные подозрения. Хуже нет, когда начинаешь разбрасываться, времени не хватает ни на одну из охот. Тем не менее, в машине мне на руки по-хозяйски забрался здоровенный дратхаар, а Леонидыч (так все зовут Палько) показал лицензию на кабана. Ну, поедем, посмотрим, что получится. Хозяйство довольно богатое зверем, а на тетеревов и по мелочи в этом месте Рязанской обл. практически никто не охотится за отсутствием у местного населения легавых и спаниелей.

 Для начала на нас свалилась 30-градусная августовская жара, так что о дневной охоте с легавыми нечего было и думать. Набег на утиные пруды также не удался, поскольку, как на грех, именно в этот день комбайнам приспичило косить вокруг них траву. Естественно, всех уток они распугали. Собака, выпущенная в поле, «сдохла» через километр и легла, высунув язык. На вечернюю охоту по перу ни надежды, ни времени не было, поскольку предстояло занять вышки на овсах. Расстроенные поехали к дому, где Леонидычу предстояло ругаться со строителями, благо настроение у него было подходящее, а я отправился на Оку рыбачить абсолютно без всякого вдохновения.

К вечеру, взяв на этот раз карабины, погрузились в УАЗ и поехали по засидкам. Леонидыч занял вышку, расположенную на краю овсяного поля, а я рискнул устроиться возле кормовой площадки, соблазненный сейчас расскажу чем. Дело в том, что на эту кормушку высыпали прикольную прикормку. Вместо обычных зерноотходов и кукурузы на прикормочную площадку выложили халву, печенье и, самое интересное, арбузы. Леонидыч где-то добыл по дешевке эти просроченные продукты, и было страшно интересно, как они придутся по вкусу кабанам.

Постепенно надвигалась темнота, и все меньше оставалось времени для прицельного выстрела, поскольку было новолунье и дополнительной подсветки не предвиделось. Правда на «Блазере» у Леонидыча стояла крутая оптика Сваровски, не чета моей новосибирской, так что шансов у него было поболее, чем у меня. Вскоре я перестал видеть что-либо в прицел и тут, как по заказу, хлестнул выстрел со стороны овсов. А еще через несколько минут треснула сухая ветка в направлении выстрела. Все ясно: потревоженное стадо идет в мою сторону. Вот треск ближе, еще ближе и, наконец, прямо напротив вышки заверещал поросенок. Но меня это уже мало волнует,  во-первых, уже ничего не видно, а во вторых, из последних двух десятков кабанов, стреляных с вышек и подхода, Леонидыч не упустил ни одного. С чего бы это ему промазать сейчас, так что лицензия, считай, закрыта.

Поставив карабин в угол, я приготовился к нудному ожиданию машины. Неожиданно с того же направления ударил довольно торопливый для болтовика дуплет. Это еще по кому он молотит, да еще в полной темноте?

Наконец, подъехавший на машине егерь удовлетворил мое любопытство. Кабана, как и ожидалось, Палько взял, а когда уже ехали ко мне под фары машины из леса неожиданно вывернулись две собаки. Про этих собак егерь слышал уже давно. Это были два щенка, два года назад убежавшие от местного охотника в лес и перешедшие там на подножный корм. Превратившись таким образом в бандитов, они были объявлены вне закона и, естественно, он дал команду стрелять. После первого выстрела одна из них завертелась на месте, а после второго обе убежали. Ленидыч остался осматривать место стрела, а машина пошла за мной.

После сбора решено было так: наутро я возьму двух егерей, двух рабочих лаек и мы пустим их по следу. Заодно разрубим кабана и попробуем поискать тетеревов, двигаясь цепью по полю, на котором, по словам егерей, их было «как грязи». Палько же, как и положено правильному охотнику, пойдет в поле с дратхааром.

Как порешили, так и сделали. Пока двое егерей разделывали кабанчика на котлеты, я с третьим походил по полю.

Подняли мы четырех старых черных петухов, сорвавшихся далеко вне выстрела, а выводки молодых, очевидно, прятались от жары в лесу. Когда все было закончено, для очистки совести решили пойти глянуть на место, где Палько стрелял по собакам. На месте стрела была видна довольно большая лужа крови, но, к сожалению, ярко красная, что говорило о попадании, скорее всего, в конечность.

Собаки, пущенные по следу, скрылись в лесу, тявкнули по  паре раз, и неожиданно вернулись. Очевидно, собаку они не посчитали достойной добычей. Опять же, для очистки совести, решили сами пройти по кровяному следу.

Буквально через несколько шагов натыкаюсь на выводок подосиновиков. Ха! Вот это класс. Хоть какая-то польза от прогулки получится. Тем более давно замечено, что к утру раненый зверь либо ушел совсем, либо дошел и лежит уже остывший. Поэтому, не мучимый сомнениями, я оставляю ружье в машине, беру пакет для грибов и бегу догонять ушедших вперед егерей. Через полсотни шагов натыкаемся на свежую лежку. Вот те раз, а кровь-то на лежке свежая, не свернувшаяся. Значит, зверя подняли мы или, скорее всего, перед нами собаки, которые продолжают равнодушно болтаться у нас под ногами. Поскольку это настоящие зверовые лайки, их поведение можно объяснить только равнодушием к себе подобным. Начинаю жалеть, что не взял ружье, но чего переживать – у обоих егерей двустволки, в случае чего добьют подранка. Двигаясь по каплям крови, потихоньку выходим на лесную дорогу, где след теряется. Однако я видел, как одна из собак вернулась молча с правой стороны. В ту сторону и направляемся. И тут началось. Сначала заголосила одна лайка. Причем заблажила так, будто ее резали на куски. Через секунды к ее визгу присоединился рев кобеля. Не сговариваясь, мы бросились на лай, с таким расчетом, чтобы охватить место схватки полукругом. Одновременно выскочив на небольшую чистину, все трое на секунду замерли при виде зрелища, которое открылось перед нами. На полянке сидел волк (уж его-то никогда с собакой не спутаешь) и скалил пасть совершенно по  волчьи, как его рисуют на картинках.

Наши собачки неистово крутились вокруг. Что ж они, паразитки, сразу-то не дали знать, с кем нам придется иметь дело? И вот представьте картину. Я без ружья, а ребята судорожно меняют в стволах дробовые патроны на пули, чтобы не зацепить собак случайной дробиной. Наконец волк рванул и, ковыляя на трех ногах, довольно резво поскакал в сторону завалов. Один торопливый дуплет, другой, куда там – выстрелы только добавили серому (хотя он был не серый, а коричневый, в летней раскраске) ходу. И началась погоня. Впереди переярок, за ним собаки, а следом три охотника, из которых один – «горе», без ружья и переодевшийся в городские туфли.

Да, да, я поменял намокшие от жары болотные сапоги на полуботинки. Охватывая татарским полумесяцем бежавших впереди собак, мы, круша на пути деревья и кустарник, неслись за уходящим из рук, теперь как выяснилось, дорогим трофеем. Помню, как совершив гигантский прыжок и уже опускаясь на кочку, я заметил на ней спокойно спящую гадюку. Каким-то неимоверным усилием я удлинил полет и перемахнул змею, соприкосновение с которой, учитывая мою обувь, было крайне нежелательно. Слышу впереди еще выстрел и вдруг вижу возвращающихся собак. Все, без них нам волка не найти. Кстати, поведение собак мне не понятно до сих пор. То кидались на волка, то равнодушно бросали его. Не похоже было, что они его боятся, но и интереса особого он у них не вызывал.

Ребята еще побегали немного по завалам, но без помощи собак ловить явно было нечего, а те потеряли к зверю всякий интерес. Через полчаса бесполезной беготни собрались на совет. Мне ничего не приходило в голову, поскольку все мысли были только об одном – как будем оправдываться перед Леонидовичем? Может, наврать ему, что никакого волка и не было? По себе знаю, как обидно потерять такой трофей, да и не нужен в угодьях даже трехногий волк. И главное, больше всех виноват я. Уж мне-то, не составило бы труда дострелить зверя при самой первой встрече, будь я при оружии.

Спасительный выход нашел один из егерей, владелец гончей собаки. Ну вы уже поняли – нужно поставить на след гончака, а самим встать на лазы. Даст бог не сожрет молодой волк нашего зверогона. Пока ездили за собакой, прошло часа два. Леонидыча решили не посвящать в наши планы, да и вообще не говорить ему о волке, чтобы поберечь его здоровье (а заодно и свое).

Вернувшись на место, разработали план. Судя по всему, волк не должен был уйти из крепких, но не больших по площади завалов. Поэтому я и один из егерей, соблюдая максимальную тишину, залезли внутрь и встали на местах почище, а хозяин гончего кобеля пошел по следу с того места, где последний раз видел зверя. Все кончилось быстро и довольно прозаично. Как выяснилось позже, переярок и так потерявший много крови, настолько был утомлен погоней, что не смог подняться при приближении проводника, и был добит на месте. А гончак показал себя молодцом. Совершенно не испугавшись запаха грозного зверя, он привел охотника прямо к лежке.

В итоге все остались довольны. Гончак – бутербродом, полученным в награду, егеря шикарно накрытым столом, организованным довольным Леонидычем, а я получил во временное пользование дратхаара и вечером взял с ним молодого петушка. Вот такая история.

Сергей ЛОСЕВ 2 октября 2007 в 13:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑