РЫБА-КАМБАЛА

Камбала живет во всех или почти во всех наших родных морях, но кто ее ловит? Аборигены. А кто про нее пишет в рыболовной периодике? Да вообще никто. Ловят барракуд и парусников, фотографиями чужих рыб залеплены страницы журналов, а камбала...

Родная камбала только на прилавках магазинов.

Камбала стоит особняком от всех наших рыб. Начиная от ерша и кончая семгой – все рыбное население похоже друг на друга и произошло от одного предка. Камбала от него не происходила. Камбалы, палтусы и пародии на них – скаты произошли от инопланетян. А так как у инопланетян ничего, кроме тарелок, нет, то и камбалы в этом смысле не оригинальны. Известно, что первые камбалы выпускались с традиционным размещением глаз, но в процессе эволюции нижний глаз из-за постоянных синяков стал рудиментом. Именно в таком виде камбалы выпускались до октября 1917 года. И только после революции, в которой победили рыбаки, камбале переставили незаслуженно забытый глаз наверх, чтобы она лучше могла разглядеть «Аврору».

Это история. А теперь жизнь.

В раннем детстве, когда к рыбалке я относился фиолетово и привлекала она меня только тем, что можно было носиться по лесным тропинкам на велосипеде «Школьник», запинаясь за корни сосен и устраивая «Кэмел-трофи» при форсировании ручейков. Именно в том детстве я впервые понял, что ловить рыбу интереснее, чем сажать, полоть, окучивать и копать картошку.

Сильно удивлю многих читателей тем, что первыми трофеями были камбалы. Но это правда. Как и то, что все это происходило... на речке. «Че ты гонишь? – несется сейчас со всех сторон. – Камбала живет в море и...» И ведь правда. Может, действительно приврал? Когда оно было, детство? Хотя велосипед точно был. Синий. Со звоночком. А камбала?

Мы ставили продольники. На крючках – крупные черви. Вытаскиваешь их из воды... Ну, вот же. Я же говорю, что была камбала. Причем постоянно. Да ее, если хотите, было больше всего. Так, пара сигов, пара окуней, щука и десяток камбал. Все это прыгает на песчаном берегу.

Щуки и камбалы. Два в одном. Но это было. Было!

Камбалы были крупными и очень крупными. Очень крупные – с ладонь отца, крупные – с мою. Это потом, лет через 30, когда вырастет моя ладонь, на ней будут умещаться пять камбал, не перекрывая друг друга. Просто, к своему ужасу, я увидел, что именно такую камбалу ловят теперь в тех краях. Именно ее продают, а значит, и покупают. Взглянув в тазик с подобной камбалой, сначала подумал, что ободрали листья с березового веника и продают их.

...Но я нарушил хронологию, вернемся в детство. Честно говоря, так бы из него и не уходил. Не камбалой единой я рос. Были и семга, и форель, и кумжа, и хариус. Но нельзя объять необъятное.

Долгие дни и прозрачные северные ночи просиживали мы на стопах или бонах. Все это термины лесосплава, а проще говоря – сколоченные в разных вариантах бревна и плоты.

Расставляли на них свои незамысловатые донки и удили. Вырезали в ближайшем лесу «высокомодульные» удилища, сушили их в сараях и берегли. Кстати, в том же лесу осенью вырезали великолепные клюшки и никому не проигрывали.

На донки клевала разная рыба, но нас интересует камбала. Клевала? А как же! Вязанка камбал на веревочном кукане – это как утренняя зорька, как поплавок из пробки, как банка из-под кильки, полная червей. Если тех червей разложить вдоль экватора, кольцо сомкнется. Сейчас же всех червей классифицируют на десяток наименований, а тогда были черви.

Камбалы клевали на донки и на удочки. Донка просто дергалась, а пробка прыгала-прыгала и вдруг тонула. Нет, не могу удержаться. Пробка не прыгала. Она «типала», «тыбасила» и еще какие-то, не менее красивые слова.

Про донки скажу отдельно. На реке были приливы и отливы. Вода уходила на десятки метров. Мы занимали места на стопах и раскладывали свои донки на песке. Вода быстро приближалась, и когда оставался метр до наших донок, насаживали червей и рассаживались. Вода заливала нашу насадку, и поклевки следовали быстро.

Бывало, первые поклевки случались на десятисантиметровой глубине. И кому, как не камбале, было удобно подползать по-пластунски к нашим червям?

Многие уже заждались, когда же я упомяну о море. Было у нас и море. Белое. До него всего-то километров 10, а нам, пацанам, и того меньше. В смысле – еще не было и десяти. На море мы не ходили. Бесколясочный мотоцикл моего отца был один на весь околоток. Человек двадцать пацанов, подростков, переростков и друзей отца крутились вокруг многострадального «Ижа». А ведь это был своего рода лимузин тех дней в нашем скромном городке. А легковые машины? Что вы! Как такое могло прийти вам в голову?

Мы телевизоров-то не видали. Точнее, даже не подозревали, что они существуют. А когда нам было подозревать? Рыбалки, футболы, бесконечные «войны». Какие там мысли? А ведь каждый день еще надо было просто подраться. Не по злобе, а для души, для равновесия.

И все-таки большие дядьки добирались порой до моря. Они там разматывали бредни и таскали их по песчаному дну. Химкомплектов тогда еще не было или имелись у единиц, и бродить приходилось в простых болотниках. 5-6 человек на такой глубине тянули бредень, а через 200-300 метров поворачивали к берегу и выволакивали на песок мотню. Там было 5-10 ведер рыбы, большей частью – камбалы. Иногда попадалась и гигантская камбала – в полторы ладони. Но радуясь камбале, рыболовы всегда мечтали о семге. И она была. Удар в бредень хорошо ощутим, и тогда резко и быстро бригада устремлялась к берегу.

Что еще добавить о камбале моего детства? Зимой ее не ловили, а зима стояла никак не менее полугода. Зато летом иногда удавалось заколоть пару камбал вилкой. Во время отлива много рыбы оставалось в лужах, и пацаны постоянно осваивали азы браконьерства. Осваивал и я, хотя само это слово услышал на целый десяток лет позже.

Перерыв в ловле камбалы был у меня длиною в пятнадцать лет. С возрастом появлялась другая рыба и другие интересы. И еще заботы, неведомые в детстве...

...На пирсе оказался в свой первый выходной. Первый выходной в моей жизни. Раньше были только каникулы и воскресения. Мой первый в жизни выходной случился со мной во Владивостоке.

Любимым развлечением стала ловля камбалы на поплавочную удочку. Особенно замечательно она получалась в штиль. Под пирсом на 4-5 метровой глубине были видны заросли травы с песчаными проплешинами между ними. Именно на такую проплешину и опускал я приманку. Проходило немного времени и из травы медленно выползали камбалы. Не заметными для глаза движениями они сокращали расстояние, а я имел возможность выбрать наиболее крупную и подвинуть приманку к ней. Происходила поклевка и... И я ловил очередной утюг.

Ощущение утюга впервые получил в мутной воде. Клевала разная рыба, я подсекал и вытаскивал ее на поверхность. «Телескоп» сгибался, но не более того. Тут же что-то шевелилось на дне, удилище завязывалось в узел, обещая килограммов пять живого веса. И вдруг ощущение обрыва, и на поверхность выходила камбала на 500-600 граммов. Потом я уже понял, что ее трудно оторвать от дна.

Массу проблем камбалы создавали при ловле корюшки на тонкие самодуры. Камбала запутывала снасти стоящих плечо в плечо рыбаков, и над пирсом стоял густой мат.

Но ведь была еще и зима. Тоже весьма оригинальная. В основном зимой ловили корюшку и навагу.

Эпизодически селедку. Далеко не сразу я узнал, что в одном месте на Океанской каста неприкаянных рыбаков всю зиму ловит камбалу. Ну, ловят и ловят. Молодцы. Но фокус был в приманке: ловили ту камбалу на вареную картошку. Потом я это проверил и был поражен еще больше. Клюет. Но вопросов меньше не стало. Почему только там? Почему вдруг именно на картошку? Почему не клюет на традиционные приманки?

Интересно еще и то, что почти каждая камбала в лунку не пролезала. Но лед был не толстый, я запускал в лунку руку, выгибал камбалу дугой и спокойно вытаскивал наверх.

...Был еще такой удивительный способ ловли камбалы. Нет, не ловли – добычи. Рядом бурили две лунки. Глубина – не более метра, хорошо видно дно. Рыболов лежит на льду на заранее приготовленной подстилке. В левой руке у него кусок лески с грузом и пробитой по середине крышкой от консервной банки. В эту же лунку он и смотрит. В правой лунке – небольшой трезубец.

Шевелящаяся на дне крышка блестит и почти сразу ею начинает интересоваться камбала. Считается, что это самец заходит на исходную позицию, перепутав крышку с самкой. Я это утверждать не берусь, хотя другое объяснение не лучше. Расслабленного самца накалывают трезубцем и залегают в ожидании следующего.

Согласен – не гуманно. Но, мужики, не я же это изуверство придумал. А наблюдал, как оно работает, сам.

Вот такой получился рассказ о камбале.

Жалею, что сейчас я от камбалы далеко, а так хочется проверить ее на твистер. Чувствую, что должна. Во-первых, она всеядна, во вторых, хищна, а на волочащуюся по дну приманку реагирует очень нервно.

Павел ЕЛИЗАРОВ 2 октября 2007 в 14:27






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑