Синий туман...

ОТЗЫВ НА СТАТЬИ О.Л. МАЛОВА «ОПЯТЬ О ПРОСТОТЕ» И А. ЯРКОВОГО «ПОПРОБУЙТЕ ПОНЯТЬ»

«Неудивительно, что имея общий билет Росохотрыболовсоюза, охотник из одной области не может получить путевку в другую (или платит за нее в пять раз дороже), даже если приехал охотиться на такие виды, как пролетный коростель, дупель и бекас, которых и не кормят, и не выращивают, и не охраняют».
О.Л. Малов

Великому комбинатору Остапу Бендеру во время поездки по Кавказу бросилось в глаза существенное упущение. Местная достопримечательность  «Провал» туристами осматривался бесплатно. Великий комбинатор упущение исправил, тут же начал распространять платные билеты на просмотр «Провала». Членам профсоюза – 5 копеек, не членам профсоюза – 10 копеек.

ЗРИ В КОРЕНЬ

У Ильфа и Петрова Остап Бендер сбор денег обосновывает ремонтом достопримечательности. У Олега Малова охота на тяге на вальдшнепа в сутки – 1 тысяча рублей (объяснение работника хозяйства: «Мы его охраняем»).

Ситуация с обилечиванием великим комбинатором просмотра местной достопримечательности «Провала» и ситуация с платными путевками на охоту (добычу) нелицензионных видов идентичны. И там и там присутствует захватное право и незаконные поборы.

Как сказал К. Прутков: «Зри в корень». Цены на охоту (добычу) устанавливает собственник (владелец) объекта охоты либо тот, кому эти права переданы. Охотхозяйство-пользователь (обладатель долгосрочной лицензии) таковыми не обладает. Государство (собственник ресурса) такими полномочиями его не наделяло. А именно:
– распорядительной лицензии, документа которым охотхозяйство наделяется правом распоряжаться госсобственностью, у него – нет;

– договора на доверительное управление, документ, которым собственник определил условия и порядок того как распорядитель должен распоряжаться государственным ресурсом (собственностью) у него нет;

– нормативов устойчивого пользования, документа, в пределах которого он может управлять популяциями через охоту, у него тоже нет.

Хозяйство-пользователь не является и не может быть собственником естественно обитающих ресурсов, ибо они всегда являются госсобственностью и относятся к категории неделимых вещей. Ибо объекты охоты:

а) не находятся в вольерах и не отделены от остальных собратьев забором,

б) не были выращены на ферме и не были помеченными (метка краской на крыле, клеймо, тавро, кольцо на лапе и т.п.), что свидетельствовало бы о том, что они искусственно выращенными выпущены в угодья под выстрел и не имеют государственного владельца.

Государство (собственник ресурса) установило ставки сбора за пользование объектами охоты, находящимися в госсобственности. Налоговый кодекс ст. 333.3 устанавливает перечень и  ставки сбора за пользования конкретными объектами охоты. Тетерев – 20 рублей за голову, Глухарь – 100. Дупеля, вальдшнепа, рябчика и т.д. в перечне ст.333.3 НК РФ – нет. Т.е. государство (собственник ресурса) разрешило  добывать их охотой бесплатно, и не нужны ни лицензии, ни путевки на право охоты. Достаточно  охотбилета и разрешения на оружие.

Видимо, нашлись последователи Остапа Бендера и самоуправными поборами решили исправить «упущение» государства (собственника), которое посчитало, что охота (добыча) на  ряд видов должна быть бесплатной и намеренно не стало устанавливать ставки сбора за пользование (охоту, добычу). Увы, нашлись.

Как пишет в своей статье О. Малов их предостаточно и у всех даже свои цены для членов профсоюза. Цитирую. «Неудивительно, что имея общий билет Росохотрыболовсоюза, охотник из одной области не может получить путевку в другую (или платит за нее в пять раз дороже), даже если приехал охотиться на такие виды, как пролетный коростель, дупель и бекас, которых и не кормят, и не выращивают, и не охраняют».

Вот так, оказывается у разных комбинаторов для членов профсоюза разная стоимость путевок.

ПУТЕВКИ И ЛИЦЕНЗИИ

Вроде бы живем в правовой стране. Смотрим закон. ФЗ «О животном мире» статья 40. Пользователи животным миром имеют право: заключать договоры с юридическими лицами и гражданами на использование ими объектов животного мира с одновременной  выдачей именных разовых лицензий.

Известные мне юристы  считают путевку письменной формой договора. Видимо оно так и есть.
В законе отражены два момента.

Слово «одновременно» означает, что путевка присутствует только там, где есть индивидуальная разовая лицензия. Есть лицензия– есть путевка. Если вид нелицензионный то лицензии нет и, соответственно, не может быть и путевки.

В законе указано слово «использование». В русском языке слова «пользование» и «использование» имеют несколько различную смысловую нагрузку. В нашем случае слово «пользование» означает добычу, охоту, а слово «использование» – нечто, сопутствующее добыче, охоте.

Из закона следует, что хозяйство-пользователь (обладатель долгосрочной лицензии) вправе выдавать путевки  на оказание услуг, сопутствующих охоте на лицензионные виды, т.е на те, где требуется лицензия на их добычу...

При этом саму охоту, добычу охотник уже  оплатил через сберкассы и другие учреждения, взяв лицензию и внеся  государству на специальный счет размер установленного НК РФ сбора за пользование конкретным объектом охоты.

На саму охоту (добычу), на которую Налоговым кодексом не установлены ставки сбора, никакие лицензии, никакие путевки не обязательны и не нужны. Охота определяется только сроками. Платны сопутствующие охоте услуги, если таковые имеются и предоставляются. Правом на охоту (непосредственно сама охота, добыча) в хозяйствах пользователей на нелицензионные виды является охотбилет и разрешение на оружие. Все остальное, как то путевки или лицензии не требуется.

Однако Охотдепартамент Минсельхоза  повсеместно, ссылаясь на приказ Минсельхоза № 3 от 4.01.2001 г., насаждает противоправные повинности для охотхозяйств-пользователей, а именно – обязывает выдавать бесплатные, индивидуальные разовые лицензии на объекты охоты, на которые НК РФ не были установлены ставки сбора. Вышеназванный приказ утверждал положение о порядке выдачи именных разовых лицензий, в котором к лицензионным относились практически все виды охоты, в том числе и те, на добычу (охоту) которых Налоговым кодексом не были установлены ставки сбора.

Верховный Суд по заявлению В.Б. Слободенюка 30 января 2006 года признал целый ряд пунктов вышеназванного положения противоречащих закону и установил, что лицензионными видами являются только те, на которые ст. 333.3 Налогового кодекса установлены ставки сбора. Нет сбора – нет лицензии. На дупеля, вальдшнепа, рябчика, уток, гусей, лисиц, зайцев и т.п. не существует индивидуальных разовых лицензий, ибо отсутствуют ставки сбора. Нелицензионные виды. Соответственно, нет лицензий  и не может быть путевки на право охоты (саму охоту, добычу).

Притом никакое хозяйство-пользователь (обладатель долгосрочной лицензии) самостоятельно не может ни закрыть, ни ввести каких-либо ограничений на охоту. В соответствии со ст.21 «Установление ограничений и запретов на использование объектов животного мира» Федерального Закона «О животном мире» – это могут сделать только Правительство РФ (Фрадков) или Правительство субъектов РФ (губернатор) по представлению соответствующего специально уполномоченного государственного органа. Поверить в то, что Правительство будет рассматривать вопрос о закрытии охоты на дупеля в каком-либо Н-ском хозяйстве весьма сложно.

С другой стороны, в силу ст.14  (ФЗ «О животном мире»)  специально уполномоченный госорган не может в настоящее время  выйти в Правительство с представлением... Нечем обосновывать представление о введении ограничений или запрета на охоту... По закону – все обоснования для ограничений (лимитов, нормативов, запретов) – это государственный учет. Правительство РФ постановлением № 1342 от 10.11.1996 г. установило порядок проведения государственных учетов. Соответствующим органам предписывалось разработать и утвердить единые правила проведения государственных учетов. Таких правил до настоящего времени нет, т.е. нет легальных госучетов, и не может быть законных лимитов, нормативов, ограничений и запретов. И такая ситуация по всем видам, включая и лицензионные.

Понятно, что все платные путевки на право охоты (саму охоту), а не на сопутствующие охоте услуги, у охотхозяйств-пользователей не совсем законны. Однако говорить, что все они злостные нарушители вряд ли правильно. Большинство из них имеют низкие доходы и делают это вынужденно, чтобы хоть как-то компенсировать расходы по исполнению непосильных государственных повинностей в охотничьем хозяйстве.

ОБЩИНЫ И ПОМЕСТЬЯ

Цель моей статьи не ввязываться в спор, а подвинуть средства массовой информации к осмыслению нормативно-правовой базы в охотничьем хозяйстве и к поиску выхода из сложившейся негативной ситуации, когда нет ни нормальной общины, ни вотчины...

По моему мнению, причины не в том, что есть богатые и бедные охотники, а в том, что нормативно-правовая база в охотничьем хозяйстве не соответствует экономической ситуации в стране. Гегемония и приоритет исключительно не имущественным отношениям между собственником (государством) и охотпользователями. Это неправильно.

В истории России известно, что ресурсопользовательное хозяйство имеет два пути развития:

– община (общество пользователей, кохоз, артель и т.п.), где ресурс в общем пользовании;

– поместье (имение, вотчина, отруб и т.п.), где ресурс в частном пользовании.

Изначально Федеральный Закон «О животном мире» и Гражданский кодекс РФ для охотничьего хозяйства в целом и для юридических охотпользователей, в частности, определили  эти два пути развития.

Первый путь. Путь неимущественных отношений (сервитутный) – долгосрочная лицензия, договор на пользование территорией в соответствии с земельным законодательством, лимиты на добычу. В контексте закона – это охотхозяйства-пользователи (община).

Второй путь. Путь имущественных отношений – распорядительная лицензия, договор доверительного управления ресурсом, нормативы устойчивого пользования, это охотхозяйства-распорядители (охотничье поместье).

Развитие получил только первый путь. Это совершено не правильно. Долгосрочная лицензия – чисто  лицензия ради лицензии, без каких-либо распорядительных, регламентирующих  и иных полномочий и функций, и для юридического охотпользователя парадный, представительский документ, не наделяющий его обладателя никакими реальными правами в области управления и пользования объектами охоты. У него вообще нет никаких имущественных, ответственных отношений с собственником охотничьего ресурса (государством).

Нет никаких привилегий, одни повинности. К примеру:

– Выдавать гражданам именные разовые лицензии, т.е. заполнить лицензию и оформить сделку купли-продажи между государством и охотником. При этом собственник (государство) затраты по оформлению сделок по купле-продаже принадлежащего ему имущества не компенсирует охотхозяйству-пользователю. А расходы весьма существенные. Помещение, мебель, телефон, отопление, зарплата тем, кто заполняет лицензии. Это не привилегия, а повинность.

– Обеспечивать охрану. Компенсирует ли собственник охотхозяйству-пользователю (обладателю долгосрочной лицензии) затраты  по охране принадлежащего государству имущества?  Нет не компенсирует. Это тоже повинность для охотхозяйства, которая вылетает в весьма большую копеечку.

– Обеспечивать воспроизводство объектов охоты.  Воспроизводство (биотехния) весьма и весьма дорогостоящее дело. Собственник (государство) также относит это к повинностям охотхозяйств-пользователей и никак не компенсирует им понесенные расходы.

Понятно, что такое положение ни к чему хорошему не приведет и в современной экономической ситуации в стране мало кого из охотпользователей устраивает. Отсюда и стремление охотхозяйств принципы имущественных отношений (распорядительная лицензия, вотчина) переложить на ситуацию, где «все вокруг колхозное, все вокруг мое» (долгосрочная лицензия, община), что и приводит к «искрению» в отношениях с охотниками.

Частные инвесторы полагали, что оформив долгосрочную лицензию, они получили охотничье поместье, а на самом деле колхоз, т.е. не то, что им нужно. Их просто «кинули».

В стране произошла смена экономической формации. Госорганы управления других отраслей давно уже приняли меры и сформировали для своих  предприятий соответствующую нормативно-правовую базу. Наш же охотдепартамент никак не может отделить общину (колхоз) от вотчины (поместья) и ведет себя хуже злой мачехи по отношению к предприятиям отрасли. Хотя в Федеральном законе «О животном мире» и Гражданском кодексе  основа имущественных отнощений в охотничьем хозяйстве, распорядительная лицензия, договора доверительного управления, концессия, нормативы устойчивого пользования были обозначены почти 15 лет  назад.

Нужно срочно заниматься нормативно-правовой базой имущественных отношений (распорядительная лицензия) между государством и юридическими пользователями.

Отделить общину от вотчины. Вырабатывать согласованную позицию, работать с законодателями, вносить соответствующие поправки в закон «О животном мире». В этом, по моему мнению, газета «РОГ» должна  внести свою лепту и выступить организующим началом. Чтобы вопрос не «искрил», нужны нормальные правовые отношения.

Л. ГРУДЕВ, биолог-охотовед Кировская область 4 сентября 2007 в 14:14






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑