РЫБАЦКИЙ ФАРТ ШОЛОХОВА

– Все писатели в столице, а Шолохов в станице. Думаю, тут у нас его рыбацкая страсть держала...

Старый рыбак , которого я встретил в станице Вешенской на берегу Дона, был уверен, что все обстояло именно так.
Шолохов-писатель творил в кабинетной тиши, а Шолохов–рыбак был всегда на виду у земляков. Все, с кем в Вешенской и окружающих придонских хуторах я заводил разговор о пристрастиях великого писателя, отмечали его исключительную любовь к ужению рыбы.  

Шолоховский музей-заповедник – не только станица Вешенская (она является райцентром, однако сам район называется Шолоховским). Особенность музейно-природного комплекса – заповедная зона вокруг Вешек, которая раскинулась почти на сорока тысячах гектаров. Среди памятников природы – многовековый дуб, участки ковыльно-чабрецово-типчаковой степи, Антиповский бор – оно из самых старых насаждений сосны на Дону и, конечно же, сам Дон и его рыбные места, которые досконально знал Шолохов. В одном из своих писем друзьям он замечал: « Не могу жить без природы, она каждый миг иная. Все в ней неповторимо. Вечно новы облака, воды, травы, деревья... Лучше всего мне думается, когда я на охоте... Особенно у воды». Под охотой писатель, конечно же, подразумевал и рыбалку.

Этому занятию Шолохов был так же предан, как и своему творчеству. В его произведениях много прекрасных, проникновенных строк о донской рыбалке, повадках разных рыб, которые писатель знал досконально. Вот что он писал, например, в «Тихом Доне»: «Над песчаным твердым дном стаями пасутся чернопузы, ночью на россыпь выходит жировать стерлядь; ворочается в зеленых прибрежных теремах тины сазан; белесь и судак гоняются за белой рыбой; сом роется в ракушках; вывернет иногда он зеленый клуб воды, покажется под просторным месяцем, шевеля золотым, блестящим правилом, и вновь пойдет раковыривать лобастой усатой головой залежи ракушек, чтобы к утру застыть в полусне где-нибудь в черной обглоданной коряге». В романе часто упоминается урочище Островное. Здесь и озеро Россохово, и «стрямкий» Калмыцкий брод, и озеро Круглое, где Григорий « с зари до вечера ловил линей». В центре урочища широкое и красивое озеро Островное с островом посредине, где особенно любил отдыхать с удочкой Шолохов.

– Часто выбирался дед и на Хопер, – рассказывает внук писателя, директор музея-заповедника  Александр Михайлович Шолохов. – Обычно он туда отправлялся вместе с гостями. Бабушка тоже принимала участие в этих рыбацких походах – во всем была деду помощником.  Нас, мальцов, не обижали – в лодках нам всегда место находилось. Причем, если вдруг родители не хотели нас отпускать или оставляли дома за какую-нибудь провину, то достаточно было одного авторитетного слова  Шолохова, чтобы все улаживалось. Уважали все деда.

– Много рыбы ловили?

– Рыбалка, кто в ней толк знал – а дед понимал как никто, у нас тут знатная была всегда. Не помню, чтобы мы без рыбы возвращались.

– А каким был Шолохов дома и на рыбалке? Какую главную черту в характере деда вы бы выделили? – поинтересовался я  у внука.

– Меня всегда удивляло его умение все и всех организовать, распланировать. Шолохова часто видели с ружьем или удочкой. Создавалось впечатление, что его только рыбалка и интересовала. А оказывается, он вставал чуть ли не в три часа утра и до того как все просыпались, успевал  над рукописями поработать, письма разобрать, другие дела переделать.

А потом, как бы у всех на виду, отдавался целиком своей страсти...

Между прочим, у писателя была отдельная «рыбацко-охотничья» комната. В ней во время экскурсии по особняку, где обитало многочисленное семейство Шолоховых, я задержался дольше всего, рассматривая оружие, рыболовецкие  снасти, трофеи. Комната находится  на втором этаже рядом с  рабочим кабинетом. В ней Шолохов проводил не меньше времени, чем за рабочим столом. Собственно и рыбалку он рассматривал тоже как своеобразную работу, относясь к ней как к серьезному делу, в котором не было мелочей. Кстати, часто в посланиях к друзьям он в конце, случалось, делал приписку, что шлет не пламенный, а прохладный рыбацкий привет. В знании тонких особенностей донской рыбалки с Шолоховым не каждый заядлый рыбак-старожил мог соперничать. Писатель имел большую коллекцию всевозможных рыбацких приспособлений, однако предпочтение отдавал самодельным поплавочным удочкам с березовыми или чернокленовыми удилищами. Часами он готовился к рыбацкому походу, пересматривая снасти, оснащая удочки. Причем часто к этому занятию привлекал чуть не всю семью. Может, для кого-то это и было обременительно, однако никто не высказывал неудовольствия. А детвора была откровенно счастливой, когда дед приглашал кого-нибудь поучаствовать в приготовлениях.

После знакомства с особняком и его знаменитой «рыбацкой» комнатой я отправился в находящийся на этой же улице  другой шолоховский мемориальный дом, в котором писатель жил с 1927 по 1935 годы. Дом представляет собой  традиционный казачий курень с «верхами», «низами»(подвалом) и верандой. Во дворе дома-музея  восстановлена старинная обстановка – здесь на покрытой спорышем поляне и сарай, и погреб, и летняя печь, и увитая диким виноградом беседка. В одной из надворных построек  организована выставка «На охоте и рыбалке». В просторном сарае стояла вместительная остроносая дощатая лодка. Вдоль ее бортов на сиденьях лежала подсака, самодельные удилища, которыми пользовался писатель. Я обратил внимание на плотные камышовые обвязки возле ручек, в которые втыкались крючки. Все было сделано добротно, аккуратно, любовно. Как рассказал мне внук писателя, вот такими удочками Шолохов добывал огромных сазанов. Это был его любимый речной трофей. Еще любил азартную ловлю окуней, которых здесь называют «чекомасами». За сазанами ездил на Хопер, окуней ловил в реке прямо напротив усадьбы.

В одном из писем Шолохова, с которыми меня познакомил внук писателя, я обратил внимание на фразу: «Люблю ездить по свету и потому особенно, что это дает мне возможность предвкушать радость возвращения домой в свое казачье гнездо». Думается мне, что писатель в дальних странствиях мечтал взять в руки свое простенькое березовое удилище и посидеть с ним на берегу Дона, наблюдая за тихо кружащимся поплавком. Это было его высшее, не всем до конца высказанное и не всеми понятое счастье писателя.  

...Каждый год в Вешенскую приезжают туристы со всех уголков России, ближнего и дальнего зарубежья. Живописные  рыболовецкие угодья музея-заповедника, долгое время служившие Шолохову местом отдыха и неиссякаемым источником  творческого вдохновения, в неизменном виде ждут своих гостей – истинных ценителей произведений писателя и добычливой рыбалки.  Ни с чем не сравнимо удовольствие, которое получат рыбаки при общении с Доном, таким же щедрым и красивым, как в произведениях писателя-рыбака...

Владимир СУПРУНЕНКО 7 августа 2007 в 18:03






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑