За медведем в Карелию

(Окончание. Начало в «РОГ» № 31)

Неделя в Москве пролетела незаметно, и вот я уже снова в Петрозаводске. Теперь нас было уже четверо. Мои товарищи, довольно опытные и искушенные охотники, одобряли мое стремление продолжить охоту на медведя, но в душе, как мне казалось, сомневались в окончательном ее завершении. Честно говоря, сам я тоже уже не верил в успех, но для себя решил сидеть до «победного конца», ну а если этот «победный конец» наступит раньше, то оставшееся время посвятить глухарям.

По приезде выяснилось, что за время моего отсутствия Мастер ни разу не был на лабазах, видимо, он переводил дух, отдыхая от наших ежедневных походов.

За прошедшую неделю весна окончательно вступила в свои права, очистив лес от снега, который, как еще совсем недавно мне казалось, не сойдет никогда.

Лесная дорога очистилась, и большую часть пути к избе нам без проблем удалось преодолеть на машине. Проезжая первую приваду, мы с грустью обнаружили, что на ней за неделю ничего не изменилось – никто, кроме воронов и ворон, ее за это время не посещал.

На следующее утро Мастер отправился с разведкой на вторую приваду. Вернувшись через несколько часов, он сказал то, что я и ожидал от него услышать – на второй приваде за это время тоже так никого и не было.

Идя в тот же вечер на третий лабаз, мы долго гадали с Мастером – приходил ли медведь туда в наше отсутствие или нет. То, что мы увидели на приваде, ввело нас в состояние недоумения. Да, медведь однозначно был, но перед своим уходом он снова добротно закопал приваду, и, исходя из опыта предыдущего ожидания, мне стало понятно, что скоро ждать его не приходится. Мастер, конечно, пытался утешить меня своими версиями происходящего, основанными на том, что теперь медведь не мог надолго уйти, и раз он уже один раз приходил, то придет и еще. Я не спорил с ним и мысленно представлял, как медведь действительно приходит туда в один прекрасный весенний вечер... когда я уже буду в Москве.

Однако выбора на следующие дни у нас не было, ведь на других привадах было полное спокойствие, и мы с упрямством продолжали ходить на дальнюю под постоянные и убедительные рассказы Мастера, что вот в прошлые годы тут на пять минут от избы отойти нельзя, чтобы не встретиться с медведем, а в этот год они все вдруг чудесным образом куда-то подевались, да так, что за две недели мы увидели всего один след, который к этому моменту уже давно растворился вместе с растаявшим снегом.

Так прошло еще несколько суток. Однажды ночью я, возвращаясь с лабаза, заскочил на ток и подстрелил там глухаря, чтобы хоть как-то поднять себе настроение, однако этот, так желанный в другое время, трофей не доставил мне тогда никакой радости, потому как все мысли мои были заняты только медведем.

Вот уже и второй срок моего пребывания на охоте подошел к концу – оставался последний вечер. За это время мы как-то даже забыли про два других лабаза. И вот утром последнего дня Мастер решил для «очистки совести» посетить их. Вернувшись, он радостно сообщил, что медведи были на обеих привадах, что все они сильно раскопаны и на дорогах, ведущих к ним и сохранивших следы волоков, присутствуют свежайшие следы медведя!

Мастер долго что-то размышлял про себя, прикидывал и вынес вердикт – сегодня идем на первый, самый ближний лабаз. В этот вечер мы пришли на лабаз на пару часов раньше, чем обычно, потому как находиться в избе у нас уже не было терпения.

Естественно, надежда не покидала меня и в этот вечер, но мне казалось, что если медведь не пришел за прошедшие 14 вечеров, то вероятность, что он придет именно сегодня, крайне ничтожна. Разместившись на лабазе около 19.00, мы занялись своим обычным делом – поочередной непродолжительной дремой, чередующейся с просмотром кромки леса, откуда по нашим расчетам должен был появиться долгожданный зверь.

Прошло около двух часов, как вдруг я увидел его! Он, словно привидение, появился откуда-то сбоку и остановился в лесу на противоположной стороне поляны, где-то метрах в пяти за кромкой леса, на которой лежала привада. Расстояние до лабаза в этот момент было метров девяносто. Секунд тридцать медведь стоял, после чего беззвучно двинулся вдоль кромки леса, обходя поляну. Я сразу застыл. Пройдя абсолютно бесшумно метров двадцать параллельно кромке леса, медведь наконец-то решился выйти на поляну и медленно подошел к границе леса около большой ели. Он остановился, привстал на задние лапы и начал вдыхать ноздрями воздух. Я по-прежнему не двигался. Простояв так секунд тридцать, медведь вдруг резко опустился на передние лапы, развернулся на 180 градусов и пулей рванул в лес, с треском ломая сучья. Прошло еще несколько секунд, и все стихло. Мы переглянулись с Мастером. Сказать в этот момент, что я был разочарован – это не сказать ничего. Мысли вихрем кружились в моей голове. Я ломал голову над тем, почему медведь так странно повел себя. Ведь сидели мы очень тихо, лабаз расположен примерно на высоте 13 метров, на фоне густого леса, ветра практически не было, расстояние до медведя было чуть меньше сотни метров, и было совсем непонятно, что могло вдруг его так испугать. В общем, расстройству моему не было предела.

Единственное, чем я себя успокаивал, так это тем, что я хотя бы увидел его вживую. Размышляя таким образом, я продолжал сидеть на лабазе, потупив взор, как вдруг услышал шепот Мастера и увидел боковым зрением, что его рука медленно потянулась к ружью. Я аккуратно поднял голову и снова увидел его! Он стоял на задних лапах на границе леса и вдыхал ноздрями воздух. Через мгновение он опустился на передние лапы и тихо, но уверенно пошел прямо к приваде. Подойдя к ней, он снова привстал на задние лапы, негромко рыкнул, видимо, чтобы испугать возможных конкурентов, после чего развернулся к нам боком и начал ворошить приваду. Затаив дыхание, но не торопясь, я вскинул карабин и снял его с предохранителя. За это время медведь еще чуть-чуть развернулся и стоял мордой от меня примерно градусов под 45. В общем, позиция для выстрела была практически идеальной. Аккуратно прицелившись под лопатку, я стал плавно нажимать на спуск. Через несколько мгновений прогремел выстрел, и медведь завалился на бок, подгребая под себя землю и пытаясь подняться. Я перезарядил карабин, снова вскинул его и выстрелил повторно, в этот же момент раздался «страховочный» выстрел Мастера. Прошла еще минута, и все было кончено.

На часах было примерно 22.00, а это значит, что между первым и вторым визитом медведя прошел ровно час.
В тот момент я никак не мог поверить, что моя двухнедельная эпопея завершилась таким вот неожиданным успехом. Эмоции перехлестывали нас, и мы, обнявшись с Мастером, впервые за долгое время заговорили в лесу в полный голос.

На всякий случай мы оставались на лабазе еще минут пятнадцать, после чего спустились и, убедившись, что уши у медведя стоят, подошли к нему. Медведь оказался среднего размера, с шириной передней лапы в 14 см, достаточно упитанным для весны, его масса была около 250 кг.

Дальнейшие наши действия по транспортировке, разделке и обработке туши я, в силу понятного каждому охотнику состояния после добычи столь желанного трофея, помню весьма смутно, просветление наступило уже только в Москве.

С тех пор прошло уже более трех недель, однако не проходит и дня, чтобы я не вспоминал самые яркие эпизоды того счастливого вечера, когда, казалось бы, безнадежная охота завершилась столь удачным образом.

Владислав КАМАНИН 7 августа 2007 в 18:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑