К чему приведут лесные реформы

Система ведения лесного хозяйства в России служила образцом для подражания многим странам мира.

В дореволюционное время леса подразделялись на казенные и помещичьи, переименованные в советский период в леса государственного фонда и колхозно-совхозные леса. Эксплуатацией леса занимался Госкомитет лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, а охраной лесов и их восстановлением – Министерство лесного хозяйства РСФСР, которое финансировалось за счет лесоэксплуатации, и не только ...Кстати, когда Н.С. Хрущев намеревался продвинуть продукцию нашей страны на мировой рынок, лесное хозяйство оказалось единственной рентабельной отраслью народного хозяйства.

Отличие государственных лесов от колхозно-совхозных, исходя из их хозяйственного назначения, состояло не только в породном составе, но и во внутренней структуре, которая также определяет их значимость для основных видов дичи. Задача, которую работники лесного хозяйства свято выполняли, сводилась к получению максимального объема древесины коренных (хвойных) пород с единицы площади путем создания высокополнотных (густых) насаждений за счет осинников и березняков, что входит в противоречие с требованиями экологии подавляющего большинства диких животных.

Для анализа лесохозяйственной деятельности мне не потребуется реконструкции: расчетная лесосека охватывает период от момента, когда дерево срубили и до той поры, пока вырастили новое, что составляет 120–140 лет. Так что страна Советов просуществовала всего половину периода расчетной лесосеки, и пользуемся мы по сей день тем лесом, который вырастили наши предки, а вот что посадили и что получим – будут подводить итог не ранее 2035 года наши потомки (может, и нет: станки по оцилиндровке хлыстов простаивают – нужен лес среднего возраста).

Проследить за ведением лесного хозяйства во второй половине прошлого века удобнее всего на примере трансформации осенне-зимних мест обитания лося, складывающихся из логов с ивняками, молодняков лиственных пород с преобладанием осины (места отстоя зверя в период глубокоснежья), осинников и участков леса с развитым подлеском и подростом лиственных пород (период миграций зверя до глубокоснежья).

Колхозно-совхозные леса, как я уже указывал ранее, предназначались для нужд сельского населения.

Обычно они располагаются по периферии массивов ГЛФ, а основные породы в этих лесах лиственные – береза, осина, ольха и ива. Леса, вследствие постоянных бессистемных рубок, средневозрастные, с неравномерным покрытием и хорошо развитым подростом и подлеском. Они служат основными местами обитания зайцев, полевой популяции тетерева и являются выше средних по качеству угодьями для лося. Подъем численности лося, наблюдавшийся в период с 1950 по 1970 год можно объяснить именно увеличением лесопокрытой площади этой группы лесов (результат военной разрухи), составивший в некоторых областях 17% и более. По мере укрупнения сельхозпредприятий назначение этих лесов начало терять свою роль, и их стали переводить в ГЛФ.

В лесах ГЛФ, доставшихся нам в наследство, молодняки лиственных пород естественного происхождения составляли 10–12%, посадки хвойных пород не более 10%, а насаждения с развитым подростом и подлеском 18–25%. В настоящее время культуры хвойных пород (густые насаждения ели) составляют около 40% лесопокрытой площади, молодняки лиственных пород естественного происхождения – менее 1%, а насаждения с развитым подростом и подлеском – не более 12%. Все это характеризует качество осенне-зимних мест обитания лося как нижесреднее, и это повсеместно, почти на всей европейской части России; исследования, проведенные ВНИИЛМом, подтверждают этот вывод.

Ведение лесного хозяйства – дело преемственное, и наука о лесе, написанная с листа, т.е. с натуры, представляется экологически оптимальной. Все основы ведения лесного хозяйства были изданы в 1903 году, под названием «Энциклопедия Русского лесного хозяйства» в двух томах. Авторами были уважаемые ученые, выражаясь устаревшим языком, достопочтенные, благочинные люди, профессора: М.П. ВЕРЕХА, А.И. ВОЕЙКОВ, М.П. ЕВАНГУЛОВ, А.Ф. ЕЛЕНКИН, Г.Ф.МОРОЗОВ, П.Е. СТРАХОВ, П.И. КРАСНОГРАДСКИЙ, С.И. САВИНОВ, список их можно продолжить – более 60 специалистов; примечательно, что второй том предназначался для любителей лесоводов. Этот труд не переиздавался.

Какими же приемами сопровождалось ведение лесного хозяйства до бурной перестройки? Назову только основные, отрицательно влияющие на условия обитания животных: создание монокультур ели, не считаясь с требованиями породы к условиям мест ее произрастания; снижение возраста сплошных рубок до 100 лет; введение так называемых санитарных рубок; проведение лесовосстановительных рубок на территориях леспромхозов с применением гербицидов, и наконец, – мелиорация, широко применявшаяся в целях посадки лесных культур на мелиорированных землях.

А теперь примеры по мере их значимости, свидетелем которых я являюсь.

Ну подумаешь, провели санитарную рубку – уничтожили насаждения дуба высокоствольного на площади в несколько сот га (Охотустройство, 1995 г., К-ский лесхоз, Подмосковье).

Мелиорация... Механизм этого, казалось бы, благого дела заключается в том, что осушение незначительного по площади участка(ов) ведет к изменению степени увлажнения обширных прилегающих территорий, понижая уровень грунтовых вод.

Охотустройство, 1972 г., К-ский лесхоз, Владимирская обл. – Снижение бонитета на 2 класса отмечено лесоустроителями в насаждениях сосны на водоразделе (1-я водоохранная группа лесов), причина – вторичная мелиорация торфяников, осуществленная в начале 60-х годов в связи с переходом разработки с карьерного на сгребной способ. Охотустройство, 1991 г., Д-ский мехлесхоз, Карелия... Территория (Олонецкое междуозерье) сплошь покрыта сетью канав, представляющих собой, кстати, ловчие ямы для молодняка копытных и не только: молодняки ели, в объеме 30% покрытой лесом площади, стоят в графе «погибшие и несомкнувшиеся культуры»...

Сколь широко это мероприятие проводилось, охотникам известно, а вот сколько было мелиорировано земель ГЛФ в Ленинградской области, поведало само облуправление лесного хозяйства: каждого посетителя встречал большой транспарант «Мелиорировано 26% территории...» (1990 г.); это не исключает, что снижение продуктивности лесов произойдет на всех лесопокрытых землях и прочее – усыхание ивняков, уничтожение летних мест обитания лося («роддомов»), пожароопасное состояние торфяников, проблемы малых рек, ну, и как следствие – снижение биоразнообразия.

Наконец, ядохимикаты. Применение гербицидов для борьбы с сорняками и насекомыми в сельском хозяйстве с помощью авиации, может быть, где-то в Западной Европе и проводились, но не думаю, что нашло продолжение.

Охотустройство, 1968 г., Калужская область... Однажды, возвращаясь на мотоцикле из лесхоза на базу лагеря, я заметил самолет, который, делая очередной разворот над полем, захватил шлейфом яда край опушки леса, граничащий с шоссе Москва – Рославль, по которому я только что проехал. Место было приметным, и на другой день я посетил его. Это была полоса отчуждения, на которой росли старые березы, а по краю поля стоял узкой полосой густой молодняк осины и березы с редким травостоем. На отрезке около ста метров я отыскал трех погибших птиц (овсянка, славка-черноголовка и горихвостка), а также ежа. На шестой день, целью которого был уже относительный учет птицы по краю поля, я обнаружил, что найденные ранее жертвы опыления гербицидами высохли, а это означает только одно – гибель экосистемы.

Применение их в лесном хозяйстве вообще не поддается осмыслению: уничтожая молодняки лиственных пород, под пологом которых развился подрост из ели, мы создаем неблагоприятные условия для ее роста; ель требует этого полога – «шубы», как выражаются лесники. Неспроста на закрытом совещании авторов этого нововведения, состоявшегося в 1981 г. в г. Кирове, куда не был приглашен ни один зоолог, не было ни одного доклада или сообщения о том, что это дало лесовосстановлению... Совещание одобрило продолжение начатого в 1967 году...

Об эффекте этого мероприятия, прерванного перестройкой, могу сказать кратко следующее: если учет количества воробьиных ранее мог быть сопоставим с пересчетом мух на скотомогильнике, то в конце 90-х его проведение не составило бы труда (это не для красного словца).

Перефразирую тот же вопрос, который прозвучал в статье Е. Кандаурова «А вы говорите дрофа» («РОГ», 25 мая, 2005): почему молчит наука, союз охраны птиц, вся зоологическая общественность? А может быть, наука, прикладная, разумеется, – бизнес определенной группы лиц, тогда все встает на свои места. Опыт большой: в недалеком прошлом на кандидатов и докторов практиковалась разнарядка, а за каждого аспиранта руководителю платили по 150 руб., сейчас же – спустился в метро и ... на выбор.

Если изложенное мною покажется кому-то надуманным и малоубедительным, я приведу примеры из зарубежной практики, но затратного свойства, связанные с коренной реконструкцией угодий. В США в конце 60-х годов проблему резкого сокращения численности водоплавающей дичи решили оперативно, выкупив нужные, указанные орнитологами, водно-болотные угодья у землевладельцев и проведя их ремелиорацию.

В Европе, которая пережила стадию пустыни, а мы в нее устремились, например в Германии, лесистость до Первой мировой войны составляла 16%, а к концу 60-х уже более 50%; посадка леса производилась ландшафтным способом с учетом требований экологии определенных видов дичи, с одновременным культивированием подлеска из ежевики  (не сбрасывает лист почти до весны) и других кормовых растений. Было проведено восстановление низинных травяных болот и ольшаников, а у нас их пустили под садовые участки, сопроводив очередной мелиорацией.

Так что определение объемов новой статьи федерального бюджета придется начинать с расходов на восстановление сельского и, похоже, лесного хозяйств. Гадать не будем, в любом случае сохранению традиционных русских охот, охоте в лесу, на полях и лугах, у воды – уделяется последнее место.

Рекомендую охотдеятелям внимательно перечитать статью М. Павлова «Не вредно ли ныне притеснять охотников России?» («РОГ», 29 июня 2005). В свою очередь, хочу подчеркнуть, что разумной платой за право охоты должна стать государственная пошлина: в высшей мере цинично сопровождать «приватизацию» достояния страны – леса – поборами с охотников.

По известным обстоятельствам законодательные акты у нас «провожают» приватизации... Лесной кодекс, который я наконец-то приобрел, сопровождает пояснение издательства «Омега-Л», что «текст Кодекса приводится по состоянию на 1 февраля 2007 года», и, как оказалось, это не лишено оснований: из прочитанного усматривается, что в составлении Кодекса специалист лесного хозяйства участия не принимал, более того, его составление носит заказной характер, а заказчик, как и исполнители, поверхностно знаком с предметом.

Например, полномочия определять и устанавливать использование лесов, возраст рубок расчетной лесосеки и другие основы ведения лесного хозяйства предоставляются всем вплоть до глав администраций муниципальных образований (по-старому – председателей сельсоветов).

Интегрирование отрасли охотничьего хозяйства в лесное определяется в Кодексе статьей 12 «Освоение лесов», часть 5, пункт 4, «проведение мероприятий по охране, использованию объектов животного мира, водных объектов».

Так что о воспроизводстве объектов животного мира реформаторы и не помышляют, равно как и о среде их обитания. Все недопустимое, что я кратко изложил в статье, нашло в новом Кодексе продолжение.

Анатолий САМСОНОВ 31 июля 2007 в 12:49






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑