Тяга «спортинг»

Весенний охотничий сезон 2007 года с самого начала принес нам большое несчастье. На третий день охоты погибла наша подсадная. Добытые нами 5 кряковых селезней утешением в такой ситуации служить не могли слишком тяжелой для нас оказалась эта потеря. Поэтому было принято решение: охоту на водоплавающую птицу прекратить, покинуть ставшее для нас родным озеро, на котором мы охотились, и уехать на юг Тверской области, с тем чтобы продолжить охоту, но теперь уже на боровую дичь и прежде всего на вальдшнепа.

К такому решению подвинула нас и погода. Задул холодный северный ветер, несущий попеременно то пронизывающий дождь, то снежные заряды, осыпающие нашу палатку колючими снежинками. Выехав в полдень и преодолев 400 км, в 9 часов вечера того же дня мы подъехали к нашему дому, стоявшему на краю пролузаброшенной, полуразрушенной современной русской деревни. Быстро перетаскав в избу вещи, мы, выпив по кружке чая, побежали на тягу, на самую ближнюю нашу точку. Мы прекрасно знали, что первую волну тяги мы уже пропустили, и надежда была на то, что застанем вторую волну, так как погода этому благоприятствовала.

Стоял тихий, пасмурный и в общем-то не холодный вечер, что вселяло в нас определенные надежды. Так оно и случилось.

Многого мы, конечно, не добились, но первый же налетевший вальдшнеп был сбит наповал аккуратным выстрелом. Летел он небыстро, над самыми макушками пятиметрового бредняка (мелкороса), обступившего мою полянку, представляя собой классическую мишень, описанную во всех охотничьих учебниках. Правда, упал он в густую чащу, и нашему лабрадору Шико пришлось повозиться определенное время, чтобы его найти. Пока мы наводили собаку на цель, над нами уже в густых сумерках протянуло еще несколько вальдшнепов, что вселило в нас определенный оптимизм по поводу последующей охоты. Погода половину следующего дня стояла просто великолепная. Теплая, солнечная, почти безветренная. Но с трех часов после полудня она начала резко меняться. Налетел холодный северо-западный ветер, принеся с собой шквал дождя, а затем и снега, который тут же таял, падая на разогретую полуденным солнцем землю. К вечеру снег и дождь прекратились, но на землю опустился холод, а порывы ветра стали временами просто неистовыми. Какая тут может быть тяга? Но идти было нужно, не сидеть же в избе у печки. Мы выступили. К тому же к половине девятого вечера ветер поутих, и небо прояснилось. Охотиться теперь нам предстояло на огромном поле, окруженном лесом, заросшим бредняком, среди которого изредка проступали небольшие полянки-проплешины. Встали мы с Сашей на двух таких полянках, метрах в 100 друг от друга, от высокого леса на расстоянии метров 50. Итак, ждем, что же будет.
А ветер тем временем вновь усилился. При каждом шквале аж деревья трещат. По небу потянули хмурые черные тучи. Однако первый вальдшнеп цыкнул у меня за спиной как по расписанию. Без десяти девять! Идет на огромной скорости над бредняком, закрывшись верхушками деревьев. Стрелять невозможно. Буквально через пару минут идет второй, за ним третий. Как завороженный наблюдаю за ними. Над правым ухом опять что-то цыкнуло.  Из-за спины на бреющем полете выскакивает вальдшнеп и сразу же ныряет вниз за верхушки низкорослых березок. Ловлю его в прицел, но стрелять нет никакой возможности, мешает сплошной бредняк. Но этот вышел со стороны леса. Поворачиваюсь лицом к высоким березам и елям, обступившим поле. Слышу вальдшнепа, хоркает. Но идет на скорости, на высоте метров 40–50! Штыковая цель. Вскидка, поводка, палец жмет спуск, на порыв ветра сносит лесного кулика в сторону. Промах, птица сваливается в штопор и лихо уворачивается от второго выстрела. Вижу, как на Сашу высоко над бредняком идет вальдшнеп.

Разве его «двадцатка» до него добьет. Выстрел отчаяния и вальдшнеп поворачивает на меня, набирая высоту. Но опять в момент выстрела порыв ветра подбрасывает птицу вверх и мой дуплет лишь гасит шум стонущего под ветром леса. Вот это тяга. Такого нам еще видеть не приходилось. Еще один вальдшнеп. Мчится высоко между нами прямо на лес и, не выдержав очередного порыва ветра, уходит вниз, оказавшись на пределе досягаемости моего ружья. Вскидка, поводка с просветом, как любят учить наши мастера стендовой стрельбы (только просвет почти метр!) и выстрел. Кажется попал. Завертелся вальдшнеп волчком и снижается в елки, бросаясь из стороны в сторону. Стволы ружья вновь  оставляют большой просвет перед носом птицы. Бах! Нет, явно мимо, и вальдшнеп уходит в густые елки. Саша посылает Шико. Тот работает на совесть. Пока лазал под елками, я еще успел отпустить один дуплет.

Саша не стреляет, разуверившись в возможностях своего ружья в такой ситуации. Но Шико выходит из леса героем – у него в зубах вальдшнеп! Все-таки не ушел. Из-за леса на нас на бешеной скорости и очень высоко выскакивает еще один представитель отряда куликов. Выстрел в штык – мимо, с разворота в угон с упреждением метра полтора, и, о радость, вальдшнеп комом летит в бредняк. Тут же над самыми макушками березок несется еще один на поперечном курсе. Дуплет, и он по наклонной втыкается в самую чащу. Все, я пустой, патронов больше нет. Шико работает по первому вальдшнепу. Долго искал, но, наконец, несет его Саше.

Они идут искать последнего вальдшнепа. Тем временем над Сашей проносится еще пара. Он в бредняке, развернуться трудно и поэтому, естественно, мажет.  Вполне простительно. Долго искал Шико вальдшнепа, но так и не нашел. Видно, успел прийти в себя лесной хитрец, отсиделся и ушел из-под носа собаки, пока Шико работал по его набродам.

Кстати, утверждение, что вальдшнеп – птица, на рану не стойкая, действительности не соответствует. Если у него не задеты жизненно важные органы, он почти стопроцентно выживает и подчас успевает улететь чуть ли не из рук или прямо из-под носа собаки, если поиск слишком затянулся. Большего на этой тяге мы не добились, хотя вальдшнепы продолжали свистеть над бредняком почти до самой темноты. И в последующие дни практически ничего не изменилось. Все тот же шквальный ветер, снег, дождь, холод. Иногда даже в перчатках руки сводило от стужи, и ружье дрожало при вскидке. В среднем по 10 вальдшнепов за тягу, а то и больше. Стрельба на предельных высотах или на крутых виражах. Саша сразу же перешел на 12 калибр. На каждого добытого вальдшнепа в среднем ушло по 6 патронов, хотя добыли мы их не так мало. Одним словом вальдшнепиный спортинг. Остается только гадать, что бы было, если бы погода была благоприятной для тяги. Вполне вероятно, что патронов было бы расстреляно не меньше.

Алексей СТЕФАНОВИЧ 24 июля 2007 в 12:52






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑