Ликбез

Мы жили на одной улице, можно сказать,
по соседству, а познакомились в тридцати километрах от города.

«Завезя» грузы последних донок, я уже собирался выйти из лодки, но тут услышал:

– Доброе утро!

Оглянувшись, увидел пожилого крепкого мужчину, стоящего на берегу. Красивым он не был, но его волевое, хорошо очерченное лицо с гривой седых волос было столь выразительным, что запоминалось сразу и
надолго.

– Молодой человек, Вы не дадите мне лодку ненадолго? Видимо, карпенок утащил удочку…

Я вышел на берег, собираясь поменяться местом с просителем, но, увидев его руку на перевязи и походку с подволакиванием ноги, предложил:

– Давайте подсак, я сплаваю и поймаю.

Подсака у него не было, пришлось разворачивать свой.

Карпенок оказался карпом чуть более трех килограммов, но на середине пруда он легко и спокойно вошел в подхват, в коем и был доставлен на берег.

– Ура! Сегодня в очереди за рыбой стоять не надо. А, дед? То-то бабуля обрадуется!

Рядом с мужчиной оказался подросток, лицо которого свидетельствовало, что оба были из одной семьи.

Познакомившись,
обменялись телефонами и они ушли к своей «сиже».

В следующую субботу уже втроем ехали на старом, но крепком и ухоженном «Москвиче». Несмотря на ручное управление, водил Андрей Антонович очень уверенно. Внук Олег трещал всю дорогу, радуясь предстоящей рыбалке. Спустившись к самому пруду, мы уперлись в огромную лужу, и я предложил оставить машину здесь, не искушая судьбу.

Камыш в этом году «махнул» под два метра, и я порадовался, что на любимом местечке, где весной прорубил четыре окна, никого не было. Здесь и расположились. Пока возился с донками, дед и внук тоже забросились. Андрей Антонович ловил на удочку, ловко управляясь одной рукой, что совсем не просто. Олег замер в позе, которую я называю «вечно с протянутой рукой», склонившись над «резинкой».

Карась брал слабенько, но когда я «кормонул» их места лова жмыхом и комбикормом, дело пошло на лад.

С подсвистом затрещала одна из катушек. Ее пора бы и заменить, но жаль, она была из моих первых. Тормоз все еще нормально работал, просто надо не лениться, перебрать и смазать. Уже по тому, с какой скоростью и сколько лесы было вымотано, стало понятно, что рыбка попалась серьезная. Имея справа от себя удочку и резинку, а слева заросли камышей, решил не рисковать, вываживая ее с берега, а положив лесу на плечо, спокойно поплыл к рыбе на лодке.

Десятикилограммовый зеркальный красавец, горбатостью формы больше похожий на леща, чем на карпа, спокойно поджидал меня на середине пруда. Щука того же веса устроила бы такой спектакль, что и в цирк ходить не надо. Уж она бы обязательно совершила несколько прыжков, не раз ушла бы под лодку, в общем, оказала бы достойнейшее сопротивление. Карп, «засекшись», сразу поднимается на поверхность. И напрасно! Не видя подвоха, этот красавец спокойно «въехал» в подхват, как к себе домой, и, наверное, пожалел об этом, оказавшись на берегу.

Я уже «наехал» носом лодки на берег, когда подошел Олег. Увидев карпа, он так вытаращил глаза, что я забеспокоился.

– Вот это рыбина, такую поймать и можно умереть!

– Считаешь, что мне уже пора стать наживкой для червей?

– Поживи еще, Игорь Владимирович! Это он не со зла, а по глупости, – сказал Андрей Антонович, потрепав шевелюру внука.

– А действительно – хорош! Впечатляет.

Я быстро захомутал рыбину, привязав ее к колышку, забитому еще весной. Заработала дальняя катушка. Самая левая. По ее игре понял, что карп не крупный и, взяв подхват, собирался брать его с берега. Но не тут-то было, он, чертяка, не поплыл на глубину, а рванул вдоль берега. Потянув за лесу, убедился, что зацеп мертвый, и пришлось опять гарцевать на лодке. Странно, он не сошел, запутавшись в камыше, и я, взяв его под жабры, спокойно перевалил в лодку. Килограмма четыре в нем было, но после первого он казался малышом.

Вернувшись, обнаружил, что ликбез для внука в разгаре.

– А может он ею лесу перерезать? – спрашивал Олег.

– Попробуй, – ответил дед.

– О чем речь? – заинтересовался я.

– Игорь Владимирович! Объясни, пожалуйста, отроку назначения пил у карпа, ты, наверное, лучше знаешь?

– Так может? – наседал Олег.

– Не думаю. В моей практике такого не было. Даже попыток. И ни от кого не слышал, по крайней мере от тех, чьему мнению доверяю. Да и сам подумай: жизнь на землю пришла из воды. Будешь изучать биологию и узнаешь, что даже человеческий зародыш на ранней стадии развития, больше похож на ската, чем на человека.

Так что, когда у карася и сазана появились эти пилки, человека скорей всего еще не было. Не только с удочкой, а вообще человека. Как вида. А уж предположить, что природа предусмотрела будущую изощренность рыбаков, вооружив рыбу пилками – мягко говоря, не очень умно.

– Хорошо с вами. На любой вопрос можете ответить. Не то что в школе!

Вскоре мы начали сматываться. Не будучи уверен, что Андрей Антонович примет мой подарок, я схитрил, подарив зеркального карпа Олегу. Видели бы вы эти счастливейшие глаза!

По молодости своей он еще, конечно, не знал, что дарить – гораздо приятней, чем получать подарки.

Игорь БУРОВ 24 июля 2007 в 13:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑