Ольхонские хариусы

Давно мечтал побывать на Байкале. И вот сбылось. Я ни где-нибудь, а на Ольхоне, самом большом байкальском острове и бурятской святыне. Слева от идущей по острову дороги так называемое Малое море. Здесь красиво, но берег плотно обжит туристами и отдыхающими из Иркутска. Тут слишком людно,  и потому мне не очень интересно.

А вот справа, за лесами и тянущимся вдоль всего острова горным хребтом, Большой Байкал. Там, судя по карте, и рядом с берегом глубины за полтора километра. Самое глубокое место самого глубокого озера в мире.

Разговорив подвозивших меня до паромной переправы на остров бурятов, узнал, что основной промысел их здесь, конечно же, омуль. Сейчас, в июле, они  ловят его сетями в Малом море с глубин в  двадцать метров, примерно в полукилометре от берега. То есть без лодки к омулю не попасть. Возле берега, на прогреваемом мелководье, наверное, можно ловить и окуня и щуку, но разве за ними я сюда  ехал.

Есть еще в Байкале такая рыба как хариус, и это, конечно, интереснее. Даже местные рыбаки по вкусовым качествам предпочитают его омулю. Видел, как ловят хариуса в черте Иркутска на Ангаре. Ловят с лодок, на течении, так называемой ангарской снастью. Это удочка или спиннинг, оснащенный большим поплавком и примерно метровым поводком с грузами-картечинами, да мушкой или маленькой, размером с таракана, самодельной блесенкой. Отпускают снасть, чуть придерживая, по течению.  А вот как его ловить здесь, на воде стоячей, пока не ясно.

На севере Карелии, на озерах, местные рыболовы ловят хариуса на кораблик с мушками. Сам  не раз ловил там хариусов на вращающиеся блесны. Эх, был бы хариус, а там что-нибудь придумаем...

Ночую в сосняке на протяженном песчаном пляже за поселком Хужир, а поутру, безуспешно постегав мелководье спиннингом, собираю палатку и по компасу пересекаю остров. На это уходит весь день. Зато теперь моя палатка стоит  в распадке на шикарном альпийском лугу. Вокруг никого, а рядом шумит-штормит, перекатывая гальку, Священный Байкал. И когда я засыпаю в палатке, кажется, что где-то недалеко катит по рельсам бесконечный грузовой состав.

Утром пробую ловить на донки и на поплавочную удочку. Похоже, у берега тут карниз с глубинами до трех-пяти метров, а дальше обрыв. Донную снасть с червями и кузнечиками стараюсь закинуть точно к его краю, в надежде, что и здесь рыба любит естественные бровки. На поплавочной удочке пробую разные спуски: от дна до поверхности. Но все безрезультатно. Поплавок быстро прибивает к берегу, а груза донок цепляются за крупные камни и остаются с ними навсегда. Остается ждать, когда кончится шторм, и тогда пробовать все сначала.

К полудню к моему стану выходят туристы из Братска. Они учителя средней школы, путешествующие берегом от восточной оконечности Ольхона – мыса Хобой. Восемь лет назад они были в этих местах на раскопках и рассказывают мне, что все удобные для стоянок распадки раньше были местами поселений промышлявших рыбалкой и охотой древних жителей Ольхона. А еще раньше здесь во множестве водились шерстистые носороги. Их бивни и кости им часто попадались здесь при раскопках. Отсюда они собираются тропой выходить к Хужиру.

А я собираюсь отправиться берегом дальше. Найти рыбу, половить ее, насладиться местными пейзажами и только потом выйти к паромной переправе. Узнав о моих планах, они говорят, что едва ли мне это удастся, что впереди меня ждет пара непроходимых прижимов с почти отвесно опускающимися в воду скалами. Что же, посмотрим, насколько они непроходимы.

Встаю рано, собираюсь быстро. На востоке раскаленной фрезой поднимается над стихшей водной гладью солнце. До жары собираюсь дойти до самого дальнего из видимых мне отсюда мыса. Ощущение, что на каждом шагу нога твоя ступает туда, где ты еще никогда не был, это здорово. Идти непросто. Земляным склоном, где он пологий, легче, но тропа идет по самому краю обрыва, который в любой момент может осыпаться. Галечным берегом с крупными валунами и выброшенными на берег бревнами идти труднее, но часто это единственная возможность. Здесь тоже надо быть начеку, так как местами реально рискуешь попасть под осыпь. А осыпи таковы, что сносят стоящие высоко на склоне деревья и выносят их на берег большим бревенчато-каменным завалом.

На озере плавают почти не боящиеся меня утки. В паре сотен метров от берега из воды высовываются одиночные любопытные морды байкальских нерп. Это хороший знак. Есть нерпы, есть рыба.

Ближе к полудню и наступлению жары, дойдя до красивого галечного пляжа и упершись в большой завал, скидываю рюкзак и решаю здесь задержаться. Тем более что в десятке другом метров от берега расходятся круги от явно наличествующей там рыбы. И я знаю, что это за рыба. Если замереть, спрятавшись за валуном, в прозрачной воде можно разглядеть серые тени брусковатых хищников. Это хариус, и вполне приличный.

Анализируя предыдущие ошибки и свой опыт, прихожу к выводу, что снасть должна быть верховая, не пугающая рыбу и движущаяся. Оснащаю спиннинг найденным на берегу сетевым поплавком с грузом и полутораметровым, на манер нахлыстового, поводком-подлеском. Подобным способом на реках Кольского полуострова ловят семгу спиннингом на искусственную мушку. Но здесь нет течения и волнения воды на каменистых перекатах.

Забрасываю снасть и, потихоньку подтягивая ее к берегу катушкой, сначала пробую соблазнить хариуса искусственными мушками.  Методом подбора мне наконец удается подобрать мушку, которая, что называется, работает. Это небольшая, похожая на елочную игрушку мушка из разноцветного люрекса. После нескольких резких ударов удается подсечь осторожную рыбу. Боясь потерять ее, вывожу на берег с максимально возможной осторожностью. Однако для крупного хариуса это, увы, не лучший выбор, и у самого берега отчаянно сопротивляющейся рыбе удается сорваться.

Наконец мои старания увенчались успехом. После подсечки отчаянно кручу катушку и выкатываю на берег крупного, почти килограммового хариуса. Вот это красавец. Восторгу моему нет предела. Я беру его в руки и чувствую от него леденящий холод. Ощущение – будто взял в руку брусок льда. Осторожно поместив первую добычу в сетку, воодушевленный удачей, намереваюсь развить успех. Но после пары зацепов, из которых удалось спасти счастливую мушку, все-таки цепляю ее за камень вдали от берега. Достать ее невозможно. Вода холодна настолько, что едва входишь в нее, икры ног краснеют и мышцы сводит.

Оборвав мушку, думаю, чем бы ее заменить. Прибив на себе очередного слепня, машинально бросаю его в воду и через мгновение вижу, как тот исчезает после всплеска. Озарение приходит мгновенно. Привязываю к подлеску белый норвежский крючок, на него насаживаю пойманного тут же на берегу кузнечика. По логике, эта береговая живность с ветрами и дождями так или иначе попадает в воду и знакома рыбе. Заброс, потяжка и плывущий по поверхности крючок с кузнечиком исчезает в буруне. Еще не веря в столь легкую удачу, резко подсекаю и на конце снасти чувствую упорное сопротивление. Через несколько секунд на берегу, изгибаясь, скачет второй крупный хариус. Убрав и его в сетку, бегу ловить  кузнечиков. После пары часов увлекательной рыбалки в адке уже с десяток красавцев. Это значит, вечером будет и душистая уха, и жаркое. А еще путешествие стало на порядок интереснее и более независимым от продуктов. Дрова и чистейшая вода рядом и сама жизнь моя здесь, в окружении этой красоты, похожа на сказку. Только ради этого вечера стоило сюда ехать.

Следующие два дня живу как в раю. На своем  небольшом галечном пляже я как на необитаемом острове. За спиной крутой склон и основной хребет, идущий вдоль острова. Слева и справа просматриваемый с одной стороны на километр, а с другой – на десяток километров берег. А виды... На озере штиль, а в небе солнце.

Чувствую себя Робинзоном на необитаемом острове. Можно совсем обходиться без одежды.

Великолепная и увлекательная рыбалка. Вот только рыбы мне нужно совсем немного. Ровно столько, сколько я смогу съесть и запасти на ближайшие день-два. Изощряюсь в кулинарии. Благо есть все необходимое – от подсолнечного масла, набора специй и соусов до используемой в качестве сковороды крышки котелка и шампура. Изумительна уха из голов и хвостов хариусов.  После путешествий по Кольскому и северу Карелии знаю и то, как хороши хариусы, подсоленные и запеченные на палке над углями. А если потом кусочки запеченной рыбы уложить в крышку котелка и добавив немного масла, воды и специй, потушить «на медленном огне» – это вообще нечто.

Через пару дней из-за мыса на резиновой лодке с мотором появляются и другие рыбаки. Они тоже ловят хариусов и не менее успешно. С наступлением темноты они уезжают, но наутро появляются снова. Их присутствие в зоне видимости нарушает идиллию и я решаю двигаться дальше.

А дальше начинается одно из тех непроходимых мест, о котором мне говорили туристы из Братска. Это крутая, уходящая в воду скала. Скакать по ней с рюкзаком, наверное, можно, но ежесекундно рискуя полететь вместе с ним вниз на торчащие из воды валуны. Потому каждый особенно сложный участок сначала прощупываю и прохожу налегке. И только потом, с большой осторожностью, с рюкзаком и чехлом со снастями.

Местами – ну никак. Тогда опускаюсь вниз и, опираясь на чехол с удочками как на посох, осторожно иду обжигающей ледяной водой. Все, что нельзя намочить, упаковано в самом верху рюкзака в прямоугольном пластиковом ведре с крышкой. И тем не менее, на скользких камнях в любой момент можно поскользнуться.

Тогда прощай фотоаппарат и уже отснятые кадры. Очень медленно, по стеночке и через завалы, перехожу сложный участок. Наверное, для альпинистов эти препятствия и не представляли бы никакой сложности.

Далее по каменистому берегу идти уже можно. Но когда к вечеру дохожу  до следующего распадка и заросших цветами лугов, все-таки вздыхаю с облегчением. Ставлю палатку и готовлю на ночлег. На берегу полно выбеленного волнами и высушенного солнцем плавника. Вкуснейшей и чистейшей воды тоже в достатке. В стороне валяется брошенная браконьерами подсохшая маралья шкура. И она уже не первая за время пути. Эх, сейчас бы мяска... Но не смотря на обилие дичи вокруг и пару раз доносившиеся выстрелы, мои охотничьи принадлежности остались дома. И вообще здесь вроде как национальный парк. А это значит, что на ужин опять будут хариусы.

Как ни вкусна эта рыбка, теперь такая перспектива не отзывается ни выделением слюны, ни кулинарным энтузиазмом. Следующим утром опять ловлю хариусов, загораю, привожу в порядок загрязнившуюся в пути одежду и в очередной раз, уже в следующем месте зашиваю не выдержавший перегрузок и поехавший по шву рюкзак. Для этих целей хорошо подходит прочный рыболовный шнур. Компанию мне здесь составляет периодически появляющаяся на поверхности нерпа.

Я много раз был на рыбалках и охотах в гостях у фирм, специализирующихся на их организации. Но разве их услуги можно сравнить с удовольствием, которое получаешь от самостоятельного рыболовного или охотничьего путешествия. Отсутствие программы, ощущение себя первооткрывателем и полная свобода мне гораздо дороже пусть даже самого качественного сервиса. В один из дней, когда взобрался на возвышающийся над озером хребет, от открывшихся с его вершины видов меня охватил такой восторг, что хотелось просто взлететь  и полететь как птица. Над этими скалами, над этой бездонной синевой, к едва просматриваемым на противоположном берегу вершинам.

Где следующее место, в котором я собираюсь побывать. Это старинное рыбацкое село Усть-Баргузин, полуостров Святой Нос и Чивыркуйский залив. Жаль, что я не птица и мне придется добираться туда по берегу.

Так, с рыбалками и стоянками в красивейших местах и преодолением труднопроходимых мест, через несколько дней выхожу к распадку, из которого на другой берег, к дороге между Хужиром и переправой, есть грунтовка.

Здесь большой палаточный лагерь рыболовов и просто отдыхающих. А еще через несколько часов, искупавшись по пути в родоновом озере, добираюсь и до паромной переправы. До свидания, Ольхон! Я не говорю тебе прощай. Проведенные здесь несколько дней - одни из самых интересных в моей жизни. Мы еще встретимся. 

Валерий ЛЮШКОВ 17 июля 2007 в 13:29






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑