ПОПРОБУЙТЕ ПОНЯТЬ

«Населению больно – это хорошо, значит реформы идут», – сказал недавно в программе В. Познера один деятель.

Те, кому больно – иногда срываются на крик. Лично я, прочтя откровения Н. Подсевалова, посчитал их за крик души.

У русского мужика крик этот иногда сопровождается непарламентскими выражениями. Нехорошо, но если уж не простить, то хотя бы понять можно.

В том случае, если статья О. Малова в рубрике «дискуссия» под заголовком «Показная простота – утонченное лицемерие», одновременно не означает ее окончания, смею высказать свои комментарии. Ибо мало походит на дискуссию, хоть и выраженная несколькими авторами, но единственная точка зрения.

Если у Владимира Ивлева из Челябинска не возникает вопросов ни к администрации, ни к милиции, ни к чиновникам, ни тем паче, к депутатам, то либо он очень счастливый, либо святой...

Но под статьей Ю. Константинова «Чиновник хуже браконьера» подписался бы как минимум каждый второй из нашей братии. Что касается очень тонкого наблюдения того, что читатели «РОГ» проживают в России, а там есть и общества с угодьями, которые никто не отбирает, сошлюсь на «РОГ» № 16 с публикацией О. Анохина «Кому на охотничьей Руси жить хорошо». И публикаций созвучных только по памяти назову не одну.

Думаю, что принятие Лесного и Водного кодексов, благодаря неустанно радеющим за нас депутатам, в скором времени отторгнет от охоты значительную часть наших сограждан, на радость тем, кому жить хорошо.

Теперь спорю сразу с двумя москвичами – О. Маловым и В. Мачкуриным. Не идеализируя существующую в СССР систему ведения охотничьего хозяйства, нахожу, что многое в ней применительно к дню сегодняшнему. Но реформаторам выгодно, для оправдания действий по удовлетворению аппетитов и амбиций узкого круга, довести ситуацию до абсурда. Проще перераспределить. К примеру, отнять у охотпользователя право на охрану, а затем из-за ее отсутствия обвинить в неисполнении обязательств в этой части.

О работе первичных коллективов прошлого. В целом описанное в статье происходившему в ту пору соответствует. Но не всегда и везде в основе лежало желание руководства съездить на копытных. Скорее, это была еще одна социальная льгота для работающих, за счет государства. В 1977 году секретарь нашего обкома С.И. Манякин, сам страстный охотник, обязал крупные предприятия взять приписные хозяйства. За один год в области выросли десятки остановочных пунктов и баз. За счет соцкультбыта приобрели инвентарь, предприятия оплачивали и постоянных работников. И смею вас уверить, что и отдыхали, собирали грибы и ягоды, охотились и рыбачили слесари и токари, и члены их семей. То есть работала одна из оздоровительных программ. Местных охотников, что важно, предписывалось влить в свой коллектив.

Поголовного равенства и братства, конечно же, не было. Но в первичках нередко на охоте оказывались и директор крупного номерного завода, и токарь дядя Вася. В определенных ситуациях директору от дяди Васи крепко влетало. Видит Бог, пишу о том, что было лично со мной. Мой первый после армии отпуск. К вечерке пришел пешком за 10 км, рассчитывая переночевать в копне. Пассажир, по виду начальник, из подъехавшего ГАЗ-69 после непродолжительной беседы пригласил в компанию. И «старки» выпили, и песни пели, лежа на шубах, расстеленных водителем. И славно поохотились втроем. А оказалось третий – секретарь обкома. И никакого ОМОНа и зачисток территории. Лет 30 тому назад такое было возможно.

Вспоминаю и другое. Друзья-милиционеры Володя Миненков и Толя Лобов в лейтенантских званиях «зажали» старших офицеров из команды генерала Хрулева, сына того самого Хрулева, начавших стрельбу раньше срока. Вы думаете генерал вмешался? Как бы не так. Разрулил ситуацию подъехавший секретарь райкома и поверьте, не показывал свою власть, а уговаривал.

О нуворишах в классическом и современном понимании. Пожалуй, на виду у многих имеется пример личности, которой хорошо и при «красных» и при «белых». Нужно – споет Интернационал, нужно – начнет играть в теннис. А при любом портфеле лоббирует чьи-то интересы. Будь то политика, бизнес или что другое. Просто предмет спекуляции другой, а суть та же. Не согласны? Благотворительность выезжающих на сафари в Африку, в отношении местного населения, возможно и умиляет, но находит ли понимание у нас, где даже по официальной статистке 30 миллионов, за чертой бедности. Вдумайтесь, г-н Костянский! Держал намедни в руках Меркель, купленный за 180 тыс. рублей для двенадцатилетнего мальчонки. Цена тянет на сумму, равную сумме моей пенсии за 5 лет. И нет у меня уверенности в том, что быть богатым в России не стыдно.

Неубедительным показался мне интеллектуал Малов в споре с простым мужиком Подсеваловым. Уж не ему ли понимать, что сознание за прошедшие 15 лет кардинально изменилось. Общество стремительно деградирует. На поверхности первобытные инстинкты, похоть и мерзость, тиражируемые средствами массовой информации.

Продолжается то, что социологи называют «развращением бедностью». С другой стороны, наблюдаются «развращение богатством». А безнравственность – один из истоков массового браконьерства. Среднего же класса, являющегося примером для подражания бедным и сдерживающего через демократические процедуры беспредел во всех институтах общества, как не было, так и нет.

Могу согласиться, что браконьерство сродни воровству. Воровать, значит брать чужое. Но если Бог  дал диких животных на потребу всем, почему они должны принадлежать лишь тому, у кого много денег? Денег, в значительной степени нажитых неправедным путем.  И не неведомыми транжирами. Народ знает своих героев, не всех конечно. Из любопытства стоит лишь посмотреть передачи Андрея Караулова. Не приходилось? Есть в стране и губернатор со славным криминальным прошлым. Моя бабушка, неграмотная крестьянка  говорила: «Раньше Бога боялись и людей стыдились...» То есть боялись суда как божьего, так и людского. Богу как-то до дел наших грешных недосуг. А против суда людского действует удобное: «пока суд не признает виновным...» О перспективах, если представим на мгновение, обратился мужик Подсевалов в суд. Известный адвокат Михаил Барщевский в программе Владимира Соловьева признал, что перспектив у простого человека на вынесение справедливого приговора в суде в советские времена было больше.

А уж заподозрить этого господина в симпатиях к прежнему режиму невозможно. В отличие от В. Ионтьева из Подмосковья, Подсевалов понимает, что не объединит общая страсть к охоте новоиспеченных феодала и смерда. Вот то, чего боится так дружно осуждаемый вами мужик, господа. Боится того, что не достанется ему традиционного селезня или рябчика. Как мне представляется, ответил я Олегу Малову на вопросы к деревенскому охотнику Подсевалову.

Года три назад охотовед из Кургана Ревинский писал о сафари то же самое, не стесняясь в оценках. Никто и не подумал тогда намекать на возможные судебные преследования. Что изменилось с тех пор?

Если и не прав Подсевалов, насмешкой выглядит обращение господин лишь по форме, но не по сути. Если уж В. Гуров боится того, что купит кто-то любимое болото, то каково деревенскому жителю, которого режут по живому? Жаль, что вы этого не поняли, господа. А в чем вы не согласны со мной? Хотя меня вряд ли напечатают...

Александр ЯРКОВОЙ, г. Омск

ОТ РЕДАКЦИИ

Ответ на это письмо зав. редакцией О.Л. Малова будет опубликован в следующем номере «РОГ».

17 июля 2007 в 14:06






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑