СТЕРЛЯДЬ ИЗ БАШКИРИИ

Разговор об этой поездке состоялся еще два с лишним года назад. Мой давнишний и верный друг Юрий Теплов настоятельно уговаривал меня приехать к нему в Башкирию, порыбачить на его любимой реке Уфимке.
— Приезжай, не пожалеешь, – говорил он. – Лещи тут до трех килограммов, плотвы навалом. Да и стерлядь можно поймать.

Слова про стерлядь я пропустил мимо ушей, помня о рыбацкой привычке несколько приукрашивать ситуацию. Подумал про себя: лишь бы подлещик с плотвой поклевывали, не до стерляди уж… На другой динь купил билет до Уфы, связался по телефону с Юрием. А еще через день он встретил меня в столице Башкирии.
При себе у меня были три удочки – две пятиметровки с катушками и кольцами, а одна – «глухая» шестиметровая «Волжанка». Из Уфы на пригородной электричке за полчаса доехали до станции «Шахта», а отсюда – два километра до дачного поселка «Дружба», где находится «фазенда» Юрия. А всего в сотне метров протекает та самая Уфимка с крупными лещами и прочей разной рыбой вместе со стерлядью.
Сказать, что мой друг – заядлый рыболов, значит, ничего не сказать. И вот к такому рыбаку я 9 июня приехал в гости. Как и положено, отметили встречу, поговорили. А уже с рассветом на рыбалку. Река Уфимка превзошла все мои ожидания. Ее уменьшительно-ласковое название создавало в моем представлении реку, сравнимую с подмосковной Пахрой или Истрой. Это представление оказалось неверным. Я увидел реку,. которая по мощи водного потока явно превосходит Оку в районе Серпухова или Каширы. Не случайно и на карте она обозначена как «Уфа», а не «Уфимка». но все местные жители, в том числе и Юрий, любовно называют ее не иначе как Уфимка.
По совету Юрия посадил на крючок двух опарышей (их он разводит сам), закинул удочку. И все внимание – на поплавок. Чем порадует башкирская река? Поплавок медленно поплыл по течению, иногда чуть притапливаясь. Это означало, что грузило касалось неровностей дна. Чем дальше заброс, тем сильнее течение и тем быстрее поплавок преодолевал допустимый участок проводки. Забросишь ближе – глубина меньше и грузило то и дело цепляется за дно, поплавок то притопится, то вынырнет. Поклевку при такой ловле заметить очень трудно. Но постепенно приспособился, выбрал оптимальный вариант со спуском лески и дальностью заброса, чтобы поплавок шел ровно, не притапливался.
А поклевок все нет и нет. И когда наконец поплавок резко нырнул, сердце сжалось в радостном предвкушении. С волнением подсек и вытащил… окунька с палец. Потом еще и еще. Понятно, что на таких полосатых «матросиков» я совсем не рассчитывал. Не за ними же я махнул за более чем полторы тысячи верст. Между тем у Юрия и его приятеля Амира донки с колокольчиками тоже «молчали». Такая же картина была и у других местных рыбаков, расположившихся неподалеку от нас.
Поменял наживку – вместо вытекшего опорыша нацепил на крючок извивающегося червя. И когда после очередной поклевки я подсек и вытянул подлещика примерно на 300 граммов, это вызвало заметное оживление среди рыболовов. «Московский рыбок поймал», – донеслось до слуха. Я оказался чуть ли не героем дня. К сожалению, этим единственным подлещиком и несколькими окуньками утренняя рыбалка ограничилась. Клев совсем прекратился. Около одиннадцати часов смотали удочки.
Невольно задумался: а стоило ли ради такой рыбалки переться в такую даль? Словно угадав мои мысли, Юрий сказал:
– Не спеши с выводами. Видишь, какая сегодня погода? Настоящая рыбалка еще впереди.
Погода действительно была неважнецкой. Дул северный порывистый ветер, по небу плыли темные тучи. Временами накрапывал дождь. Было не по-летнему холодно. Обстановка скорее напоминала октябрьскую, а не июньскую.
Следующий день оказался словно копией предыдущего: опять у меня в улове один подлящик и несколько окуньков. У Юрия с его донками – ни поклевки. Решили поменять место. Ближе к вечеру прошлись по берегу примерно на два километра вниз по течению, подыскивая место для завтрашней ловли. На одном участке от берега уходил в воду заметный мыс, ниже которого начинался своеобразный залив с тихим обратным течением у берега. Место заманчивое. За струей обратного прибрежного течения наблюдалась плавная круговерть.
А погода между тем явно менялась к лучшему. Ветер стих, стало проглядывать солнце, заметно потеплело. Все шло к тому, что завтра погода должна нас порадовать. И точно: утро выдалось тихое, безветренное, небо чистое. К рассвету мы с Юрием и его другом Георгием были на облюбованном месте. Юрий с Георгием забросили свои донки, а я по привычке взялся за удочку с катушкой. Забрасывал крючок с насадкой на 25–30 метров, поплавок принимал вертикальное положение и начинал «свободное» плавание. То медленно описывал круги в центре круговерти, то выходил с «орбиты» и устремлялся по течению.
Поклевки не заставили себя долго ждать. Поплавок сначала дрогнул, затем притопился. Подсек, вытащил плотвицу. Затем вторую. Ну, думаю, наконец-то началось! В подтверждение этой мысли вдруг услышал истошный голос Юрия:
– Подса-а-ак!
Стоявший неподалеку от него Георгий подбежал к Юрия с подсачеком и после нескольких попыток поддел какую-то крупную рыбу. Я тоже подошел, посмотрел на добычу. Это оказался лещ более чем на полтора килограмма. За свою многолетнюю рыболовную практику я вылавливал и повидал немало лещей, но этот все же отличался особой упитанностью, весь был словно литой.
А вскоре Юрий вновь позвал на помощь с подсачеком. На этот раз ближе к нему оказался я. Спиннинговое удилище, оснащенное под донку, круто изгибалось под мощными рывками подсеченной рыбы. “Опять лещ”, – подумал я. Зашел в воду, насколько позволяли болотные сапоги, заранее опустил в воду сетку подсачека и застыл в напряженном ожидании. И тут Юрий негромко, но с волнением словно выдохнул из себя:
– Стерлядь!
Рыбу я пока не видел, Юрий узнал ее скорее по поведению на крючке. А когда подвел ближе к берегу, сквозь прозрачную воду я увидел извивающееся продолговатое существо, похожее на маленького крокодильчика. Улучив момент, резким встречным движением подсачека поддел рыбину и быстро поднял на берег. Стерлядь оказалась не особо крупной, примерно на полтора килограмма, но сам факт поимки этой редкой и благородной рыбы вызвал у всех нас особое воодушевление, повысил интерес к рыбалке. А я невольно поймал себя на мысли: зря, выходит, не придал значения словам Юрия Дмитриевича, когда он говорил мне о возможности поймать здесь эту редкую рыбу.
…Десять незабываемых дней гостил я у своего друга. И каждый рассвет встречали с ним на берегу Уфимки. Не могу сказать, что река каждый раз баловала нас богатыми уловами. В удачные дни снимали с крючков увесистых лещей, подлещиков, подъездов, плотвиц. Однако случались и досадные «обломы», когда садок оставался почти пустой. Но ведь для истинного рыболова-любителя, в отличие от хапуги-браконьера, важна не рыба сама по себе, а процесс.
А ту стерлядь Юрий заморозил в холодильнике и на прощание отдал мне, несмотря на возражения.
– Это гостинец от меня твоей Рае, – сказал он. – И передай ей мое спасибо за то, что отпустила тебя сюда.
Так стерлядь из далекой Башкирии совершила путешествие до Москвы. Жена была искренне тронута таким гостинцем.

Кузьма ПАШКИН
Фото Анатолия МАИЛКОВА

3 июля 2007 в 13:58






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑