ЗАМУТИЛИ ВОДУ, ЗАМУТИЛИ

Удивительно устроена наша власть. Она живет в постоянных заботах, как сделать нашу жизнь еще краше и богаче. Но на деле получается совсем другое. К чему бы она ни приложила свои «заботливые» руки – взять хотя бы монетизацию льгот, обеспечение инвалидов льготными лекарствами, наведение порядка на алкогольном и других «базарах», распродажу земель сельхозназначения или «зачистку» леса, – все у нее выходит по-черномырдински – «Хотели как лучше, а получилось...»

Вот и очередное проявление заботы о нас, грешных. Власть обеспокоили тревожные подсчеты ученых, что более 80 млн. граждан России проживают в зонах предельного загрязнения, а около 50 млн. пьют воду, минерализованную всей таблицей Менделеева. А тут еще «непослушные» граждане понастроили себе коттеджи и дворцы на берегах рек, озер, водохранилищ и «мутят» воду. А призвать их к порядку власти недоставало законных полномочий и Водного кодекса. Правда, этих «непослушных» дядей, как бы мимоходом, оправдывает зам. председателя комитета ГД по природным ресурсам и природопользованию Д. Шадаев: «Люди хотят селиться по берегам рек. Значит, надо не запрещать, а ограничивать застройку, определяя ее границы. Запрет на такое строительство дач на берегах водоемов приведет лишь к увеличению размеров взяток». Как говаривали в застойные времена – «есть мнение». И в чью пользу? Можно угадать с одной попытки.
Правительство РФ, озабоченное тем, что россияне пьют грязную воду, разработало концепцию, согласно которой только частник и арендатор способны напоить людей чистой водицей и по уму ею распорядиться. Ну, к примеру, как фермер, получив землю, накормил нас. В сознании россиян еще теплилась вера, что Дума в преддверии грядущих выборов на продажу водных объектов не пойдет. Но ожидания не оправдались. Дума сказала свое слово в принятом 12.04.06 г. Водном кодексе. Знакомство с одним из важнейших законов по природопользованию начнем с рассмотрения некоторых статей, которые, на мой взгляд, могут представлять интерес для охотников и рыбаков.
Статья 2. «Водное законодательство». Пункт 6 гласит «На основании и во исполнение настоящего Кодекса, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов субъектов Российской Федерации органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в пределах своих полномочий могут издавать нормативные правовые акты, регулирующие водные отношения». Пункт 7 этой статьи также «застолбил», что «органы местного самоуправления в пределах своих полномочий могут издавать нормативные правовые акты, регулирующие водные отношения». Так что у воды, как и у леса, теперь три хозяина.
Не может не вызвать интереса статья 3. «Основные принципы водного законодательства». В ней, на мой взгляд, одним из главных принципов является «участие граждан, общественных объединений в решении вопросов, касающихся прав на водные объекты, ...» Такая трактовка наших прав (надеюсь, и общественных охотничьих объединений) вселяет уверенность, что охоту и охотничье хозяйство страны думцы не обошли вниманием. Данная статья гарантирует равный доступ физических и юридических лиц к приобретению права пользования водными объектами.
Но вот взгляд споткнулся о пункт 8 настоящей статьи, где гарантируется «равный доступ физических, юридических лиц к приобретению в собственность водных объектов...» Да-а. Оказывается депутаты все-таки за продажу водных объектов. Сразу закралась тревога. А вдруг какой-нибудь «богатенький Буратино» прикупит мое любимое болото, где не один десяток лет охотился на уток? А 14-й принцип совсем меня как охотника и рыболова «добил» – «платность использования водных объектов. Пользование водными объектами осуществляется за плату...» В сознании как-то не укладывается этот принцип – «за воду надо платить». А придется. За воду для тушения заживо горящих стариков в Краснодарском крае потребовали плату. И как бы ни клялись народные избранники, что, нажимая на кнопки, они думали о народе, никогда не поверю!
Душа сопротивлялась. Не хотела верить, что такое возможно. В сознании блуждала надежда: может быть, разговор ведется о водных объектах ого-го каких! И написанное не касается моего болота? Читаю статью 5 «Поверхностные водные объекты и подземные водные объекты». Пункт 2. К поверхностным водным объектам относятся: моря или их отдельные части (проливы, заливы, в том числе бухты, лиманы и др.); водотоки (реки, ручьи, каналы); водоемы (озера, пруды, обводненные карьеры, водохранилища); болота; природные выходы подземных вод (родники, гейзеры); ледники, снежники. Оказывается болото – водный объект. Значит, его можно продать или купить.
Статья 6. «Водные объекты общего пользования». Поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются объектами общего пользования. Каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд». Слава Богу! Еще осталось понятие водные объекты общего пользования.
Все это, конечно, хорошо. Но в жизни на эти права смело покушаются «новые русские». Вот пример. Деревня Чиверево Мытищинского района расположена на берегу Клязьминского водохранилища. Красивейший лес, рядом зона отдыха с поэтичным названием «Бухта радости», и до Москвы рукой подать. Излюбленным местом отдыха всей деревни был пляж. Но нашлись «шустрые» граждане. Взяли в аренду участок земли на берегу водохранилища, где были деревенский пляж и лодочная станция, обнесли забором и возвели на месте пляжа... причал. Построили гриль-домик и баню, а со стороны воды поставили калитку и огромный круглый знак: якорь перечеркнутый красной полосой (причал запрещен), чтобы на территорию никто не мог проникнуть. И все это при попустительстве власти.
Мне вспомнился вопрос одного уважаемого издания руководителю Федерального агентства водных ресурсов Р. Хамитову: «Объясните, почему природоохранные ведомства воюют только с бедными? «АИФ» много раз печатал фотографии дворцов, построенных на берегах. Минприроды все грозится снести. А как до дела доходит – сносят какую-нибудь деревянную хибарку простого дачника – и дело с концом!» Ответ Р. Хамитова поверг меня в уныние. В нем сквозила откровенная беспомощность нашей власти. Судите сами. Чиновник не нашел другого объяснения как: «К сожалению, на территорию дворцов природоохранные органы просто не пускают. Там ведь собаки, вооруженная охрана. Что с ними делать? Штурмом брать?»
Я заглянул в статью 65 «Водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы». Пункт 4 этой статьи определяет – ширина водоохранной зоны рек или ручьев (от их истока) протяженностью: до 10 км – в размере 50 м; от 10 до 50 км – в размере до 100 м; от 50 км и более – в размере до 200 м, озера и водохранилища в размере – 50 м, а моря до 500 м. Далее эта статья гласит: «В границах водоохранных зон допускаются проектирование, размещение, строительство, реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация хозяйственных и иных объектов при условии оборудования таких объектов сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения и истощения вод...». Теперь у природоохранных органов работы поубавится. Дворец стоит на берегу в соответствии с требованиями Водного кодекса. И ежу понятно, для кого депутаты записали этот пункт.
Читатель может спросить, а для охоты и охотничьего хозяйства России нашлось ли место в Кодексе? Нашлось. Аж целая статья 51 «Использование водных объектов для целей рыболовства и охоты».
1. Для целей рыболовства в соответствии с законодательством о водных биологических ресурсах осуществляется использование водных объектов рыбохозяйственного назначения.
2. Водные объекты или их части, являющиеся средой обитания объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, могут использоваться для целей охоты и ведения охотничьего хозяйства.
3. Использование водных объектов для целей охоты и ведения охотничьего хозяйства осуществляется в соответствии с водным законодательством и законодательством о животном мире».
Вот и вся статья. В нее вместилось все: и любительское рыболовство, и любительская охота и «ведение охотничьего хозяйства». Честно признаюсь, я так и не понял, для ведения какого «охотничьего хозяйства»: частного или общественного, например, системы Росохотрыболовсоюза. Неужели эти два коротких пунктика вобрали в себя все проблемы охотничьей отрасли такой огромной страны, как Россия?
Знакомство с Водным кодексом вызывает двоякое чувство. С одной стороны, вроде бы провозглашено бесплатное общедоступное пользование водными объектами, находящимися в государственной или муниципальной собственности, при выходе на берега этих водоемов с удочкой или ружьем не требуется заключение договора на водопользование. Это хорошо. Но с другой стороны, где это мы видели в европейской части России такие водные объекты, которые бы не находились в собственности отдельных граждан или в аренде у физических или юридических лиц?
Когда смотришь по телевизору, как депутаты не щадя живота своего и глоток бьются за «народное» счастье, аж дух захватывает. А на деле все получается наоборот. Что-то не припомню ни одного принятого Думой закона, который бы объединял народ. Все они стоят на страже интересов чиновников и олигархов. Какие надежды возлагали на Лесной кодекс, а что в итоге получили? Теперь вот Водный кодекс...
Введение платы за пользование лесными и водными угодьями ставит общественные охотничьи объединения на грань краха и вынуждает их повышать членские взносы, что многим охотникам окажется не по карману. Они будут выходить из обществ и пополнять ряды браконьеров. И продолжится движение нашей жизни по замкнутому кругу – одни будут браконьерить и воровать, другие их ловить и брать взятки.

Виктор ГУРОВ,
охотовед

5 июня 2007 в 13:34






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑