Гуси Вологодчины

  Кто из охотников не направлял свой взор в небо, услышав в вышине перекличку гусиной стаи? У кого из них не сжималось сердце при виде плывущих в поднебесье караванов этих величавых птиц? Гусь всегда был завидным трофеем для охотника.
     
     ...Благодатная земля Вологодчины. Завтра открытие весеннего сезона, которое мы решили посвятить гусиной охоте. Разведка в угодьях показала, что гусь есть. Нельзя сказать, чтобы его было очень много, пик валового пролета уже прошел, но гусиные табунки еще продолжали двигаться на север – конечному пункту своего следования.
     Утром быстрый подъем, для ускорения пробуждения выпиваем по кружке крепкого чая, загружаемся в «Ниву» и выдвигаемся к месту предстоящей охоты. Нас четверо – Фоминых Александр, Минюков Николай, я и наш капитан, старожил здешних мест, Боголюбский Александр.
     Прибыв на место, выгружаемся из машины, расчехляем ружья, собираем их, берем с собой средства маскировки и направляемся на облюбованное поле. Я, Александр и Николай расположились на удалении друг от друга возле канавы, тянущейся вдоль поля, а Боголюбский идет на пашню, ложится на приготовленную там заранее подстилку из соломы, предусмотрительно накрыв себя сверху маскировочной сетью.
     На востоке обозначилась розовая полоска, приближался рассвет. Земля и трава были покрыты инеем, а на лужах появилась тонкая корочка льда. Скоро над полем должны полететь гуси, появление которых мы ждали с огромным нетерпением. Край пашни был весь испещрен гусиными следами, а помет на ней свидетельствовал о том, что гуси постоянно прилетали сюда на кормежку.
     Почти со всех сторон доносится тетеревиное бормотание. Где-то за спиной прожвякал селезень, в вышине пролетела гусиная стая, держа курс строго на север.
     Но вот слева донеслась гусиная перекличка, всматриваюсь в ту сторону, но ничего не вижу. А гоготание все отчетливее и отчетливее. Наконец-то замечаю стайку, голов в тридцать, которая со стороны леса заходит на середину поля. Покружив над пашней, они благополучно приземляются на нее. Вскоре еще несколько небольших табунков опускаются там же. Издали замечаю, как небольшая гусиная вереница направляется на Боголюбского. Звучит быстрый дуплет, и потревоженная стайка взмывает вверх. Выстрелы вспугнули и сидевших на поле гусей.
     Из засидки наблюдаю за гусями, по которым стрелял Саша. При подлете табунка к краю поля замечаю, как один гусь отвесно валится вниз. Гоготание сзади заставляет меня оглянуться. На предельной для выстрела высоте налетают шесть гусей. Стреляю по ним из своего МЦ 21 два раза, но безуспешно. Гуси, не меняя направления полета, удаляются.
     Вскоре лет закончился. Первым возвращается Саша. Предлагаю ему пойти вместе со мной и поискать упавшего гуся, но при этом не говорю, кем он сбит. Идем по пашне, и Александр натыкается на уже успевшего застыть белолобого. Поднимает его, придает ему трофейный вид и со словами «с полем» вручает его мне. Ну, все, пора открывать правду.
     – Спасибо, Саня, только «с полем» не меня, а тебя поздравить надо, ведь это ты его сбил, а, следовательно, он – твой! – говорю ему и возвращаю трофей.
     С гусем подходим к ребятам, которые уже подошли на место сбора. Рассматривая трофей, приходим к выводу, что и один гусь заслуживает самого достойного уважения. Затем направляемся в деревню, чтобы на месте приготовить вкусный обед, поспать немного, да надлежащим образом подготовиться к вечерней охоте.
     Ребята предлагают ехать на вечернюю зарю в моховое болото. В прошлые разы оно не один раз одаривало их богатыми трофеями.
     Прибыв на место, ставим машину на лесной опушке, а сами уходим вглубь болота. Подойдя к месту, где раньше у ребят были скрадки, останавливаемся. Решаем, что на этом месте остаются я и Саша Боголюбский, а Николай с другим Александром уходят дальше, там тоже неплохие места.
     Становлюсь под двумя сосенками, а Саша уходит в сторону и тоже укрывается в куртинке сосен. Ждем. Солнце медленно скрывается за верхушками дальнего леса, потянуло прохладой. Метеором проносится мимо пара чирков. Где-то впереди чуфыкнул тетерев, и, как бы в ответ на его вызов, из глубины болота прокричали журавли. В памяти всплывают строки из стихотворения «На тяге» А.К. Толстого: «... вот донеслась еще из дальнего болота – весенних журавлей ликующая нота».
     В вышине «заблеял» бекас.
     Начало смеркаться. Вдруг из-за спины, над соснами, бесшумно выплыли две тени. Не успеваю даже сообразить, что это такое. «Го-гок, го-гок» – раздается впереди. Да это же гуси-разведчики! Совершив облет над болотом, пара удаляется туда, откуда прилетела. Теперь надо ждать! Минут через десять за спиной услышал гусиную перекличку, которая нарастала с каждой секундой. Вот уже слышно, как они машут крыльями. Не оборачиваясь, поднимаю голову вверх и в это время, прямо над собой, вижу проплывающую вереницу гусей, до которых не более тридцати метров. Вскидываю МЦ, пропускаю их вперед, и три последовательных выстрела нарушают тишину весенних сумерек. После третьего выстрела один гусь «тряпкой» летит вниз, поднимая фонтан брызг при ударе о мох, пропитанный водой. До сих пор не могу понять, почему я зарядил МЦ только тремя патронами!
     Делаю несколько шагов по направлению к сбитому гусю, но сзади снова слышу нарастающее гоготание. Быстро выдергиваю из патронташа патроны. Один – в патронник, и затвор уходит вперед. Успеваю дослать в магазин патрон, а они уже от меня метрах в тридцати. После двух выстрелов гусь камнем валится прямо в лужу. Справа гремит дуплет, после которого слышится смачный удар о мох упавшей птицы. Быстро заряжаю ружье пятью патронами, но гусей больше нет. Подходят ребята. Николай держит за шею здорового гусака.
     Четыре белолобых гуся – таков был итог первого дня весенней охоты на благодатной земле Вологодчины.

Виктор ЛУКАШОВ 18 апреля 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑