Любительская охота вчера и сегодня

  Охота..! Толковые словари и справочники охотой называют добывание диких зверей, птиц и крупных рыб (сегодня в продолжении еще дописано: находящихся в условиях естественной свободы). Что скрывается за этим сухим академическим определением, понять может только охотник.
     
     Тонкий знаток охоты и рыбной ловли С.Т. Аксаков говорил: «Кто заставляет в осенний дождь и слякоть таскаться с ружьем (иногда очень немолодого человека) по лесным чащам и оврагам, чтобы застрелить какого-либо побелевшего зайца? Охота.
     Кто поднимает с теплого ночлега этого хворого старика и заставляет его на утренней заре, в тумане и сырости сидеть на мокром берегу реки, чтобы поймать какого-либо язя или голавля? Охота. Кто заставляет этого молодого человека, отлагая только на время неизбежную работу или пользуясь полуденным отдыхом, в палящий жар, искусанного в кровь летним оводом, таскающего на себе застреленных уток и все охотничьи припасы, бродить по топкому болоту, уставая до обморока? Охота, без сомнения, одна охота. Вы произносите это волшебное слово, и все становится понятно».
     В «Записках охотника» И.С. Тургенева находим, что охотничья страсть... «свойственна русскому человеку; дайте мужику ружье, хоть веревками связанное, да горсточку пороху, и пойдет он бродить в одних лаптишках по болотам да по лесам, с утра до вечера». Это волшебное слово волнует сегодня и нас, российских охотников. Традиции русской охоты, ее историческое прошлое, разнообразие русских охот на необъятных просторах нашего Отечества, – придают ей особое поэтическое звучание.
     Охота, охота! Сколько пытливых умов стремились постичь ее суть! И обратите внимание, уважаемые читатели, не всем удавалось ответить на этот вопрос. Этим же вопросом я задавался еще в отроческие годы, задаю его и сегодня, а ответить не могу и до сих пор. Поэтому безоговорочно соглашаюсь с поэтом и охотником Евгением Евтушенко, сказавшим:
     Охота – это вовсе не охота,
     И что – я сам не знаю. Это что-то,
     Чего не можем сами мы постичь,
     И сколько бы мы книжек не вкусили...
     Влечение к охоте не может быть объяснено только меркантильными интересами. Как правило, для городского охотника занятие охотой убыточно. Добытый чирок или вислоногий коростель не оправдывают затрат на оружие и боеприпасы, на машину и бензин, на содержание четвероногого друга. А членские взносы, путевки, лицензии. Не зря в старину говорили: «Ружье да уда кормят худо», а значит, не довольство, а охота тешит человека.
     Вряд ли кто осмелится отрицать (кроме «ортодоксальных зеленых») благотворное влияние охоты на здоровье человека. Чистый воздух, вольный ветер, таинственный шепот камыша, журчание воды за кормой и мерный плеск волны о борт лодки; раскаленные и «дышащие» угли костра, язычки пламени, нехотя лижущие дрова; тихая ночь и звезды, загадочно мерцающие в бездонной глубине, и первые проблески рассвета, и выплывающее из-за горизонта дневное светило, – созерцание этой красоты ведет к психическому оздоровление и обновлению души. Так и хочется крикнуть: «Остановись, мгновение, ты прекрасно!» За многие века занятия охотой человек посвятил ей прекрасные творения искусства и литературы. Охота по праву заняла место в культуре нашего народа.
     Еще в начале 90-х годов прошлого столетия охота в нашей стране была страстью миллионов, доступной любому увлеченному человеку. Вспоминая свою работу охотоведом совета военных охотников Киевского военного округа, без труда могу подтвердить это в цифрах. Например, охота на водоплавающих охотнику обходилась: прокат лодки – 50 коп. и день охоты – 1 руб. Для обслуживания только охотников Киевского гарнизона совет имел 300 (!) весельных лодок. Ежегодно совету выделялось 110–120 голов лосей, по 500 голов кабана и косули. Лицензия на косулю стоила 10 руб., кабана – 30, лося – 50. Все заявки охотколлективов удовлетворялись. Как правило, лицензии реализовывались полностью. Проблемы были только с добычей кабана.
     Широкое распространение имела внутриколлективная работа. Охотники проводили соревнования по стендовой стрельбе и рыбалке, принимали активное участие в заготовке веточного корма, сена, ремонте лодочного парка и выезжали на охрану угодий. Регулярно работали различные секции при совете ВОО. Особенно большой популярностью пользовались занятия в секциях юных охотников и стрелков. С юными стрелками занималась чемпионка мира по стендовой стрельбе Ю. Клекова.
     Совет свою работу строил в тесном взаимодействии с командирами войсковых частей и начальниками различных воинских учреждений. Командиры и начальники выделяли своим коллективам строительные материалы для ремонта гостиниц в охотхозяйствах, кормушек и лодок. Помощь оказывалась не за хорошие глаза и лишнюю лицензию на лося, а на основании приказов министра обороны СССР и командующего войсками округа, где одним из пунктов вменялось оказывать помощь коллективам военных охотников. Как видим, этой работе придавалось государственное значение.
     Некоторые авторы, выступая на страницах охотничьих изданий, на всем серьезе утверждают, что в «совковый» период лицензии на копытных, особенно на лосей, рядовым охотникам доставались очень редко. Мол, номенклатура их разбирала и раздавала нужным людям. Лукавят уважаемые господа или по незнанию вводят читателей в заблуждение. Могу со всей ответственностью заявить, что в период своего командования войсками округа генерал Б. Громов, ныне губернатор Московской области, ни разу не выезжал на охоту и не допускал вольностей со стороны офицеров штаба. Коллективу охотников при совете ВОО выделялось не более 1 лицензии на лося и 2–3 на кабана и косулю.
     Двери совета всегда были открыты для членов общества. Охотник мог решить любой вопрос: от покупки ружья, поездки на охоту, вплоть до аренды места для лодки и автомобиля на любой базе понравившегося охотхозяйства. Иногда охотники жаловались на действия некоторых начальников охотхозяйств и егерей. Их обращения председатель совета и начальник отдела охоты и охотничьих хозяйств А. Костенко внимательно рассматривали. Худо-бедно, а рядовой охотник был защищен и свои права мог реализовать в полном объеме устава ВОО.
     Трудно писать о времени, в котором родился и вырос. Там было все: и трагические ошибки, и победы, и великие свершения. Надеюсь, уважаемый читатель не заподозрит меня в ностальгии о «совковом» периоде нашей жизни. Видит Бог! Я ни в одной строчке не покривил душой против истины. «РОГ» читают и украинские охотники. Среди них могут оказаться и люди, которые еще помнят меня. Охоту «совкового» периода забывать неэтично. И негоже ее вычеркивать или переписывать. Это наша история. С каким волнением мы читаем книги об охоте и охотниках XVIII–XIX вв. Хочется верить, что и наши потомки с душевным трепетом будут относиться к описаниям охот нашего периода, будут гордиться той охотой, которую мы им оставим.
     Но хватит о прошлом. Перевернем последнюю страницу XX-го столетия и посмотрим, как живется российскому охотнику в новом, XXI веке.
     Какие надежды! Как пьянил головы воздух, наполненный флюидами свободы и демократии! Путейцы еле успевали оттаскивать с рельсов радетелей, возжелавших положить головы за «народное» счастье. Прошли годы. Эйфория улетучилась, «как сон, как утренний туман» и беспросветная жизнь навалилась со всеми «радостями»: бедность, безработица, бандитизм и коррупция. Чиновничья рать и «новые русские» все прибрали к рукам: захватили всех животных и птиц, относящихся к объектам охоты, лучшие угодья, изгнав оттуда рядовых охотников. Новые владельцы взвинтили цены так, что для рядовых охотников они оказались неподъемными. Например, за день охоты на утку без обслуживания надо заплатить 500 руб. Мне могут возразить: это в коммерческих хозяйствах. Да полноте, господа!
     Нормативно-правовые акты по возрождению охотничьего хозяйства страны представляют собой набор случайных разрозненных документов. Примером тому Лесной кодекс. Статью 37 «Использование гражданами лесов для осуществления любительской и спортивной охоты» и читать не хочется. Всего 2 пункта. Но не забыла Дума записать: «Ограничение использования гражданами лесов для... охоты... может устанавливаться»... А хозяин леса и арендатор найдут причины, как ограничить. Владельцев гончих и подружейных собак уже не пускают в лес. Запреты мотивируют тем, что охотники с собаками пугают животных и мешают охотиться на копытных.
     Рядовой охотник не защищен от произвола местных чиновников от охоты и владельцев охотугодий. Если попытаешься отстаивать свои конституционные права, то на местах все сделают так, что забудешь в угодья дорогу. Принятые законы не выполняются.
     Ст. 333.3 «Ставки сборов» устанавливает ставки за отдельные виды животного мира, но в ней нет ставок сборов за таких зверей, как волк, лиса, заяц; птиц – гусь, утка, вальдшнеп, рябчик, перепел, коростель, бекас, дупель и др. Президент РФ В. Путин провозгласил диктатуру закона. Тогда почему коммерсанты без зазрения совести нарушают этот закон? Сколько охотники об этом пишут, и никто из власть имущих не удосужился внятно ответить нам.
     К сожалению, можно смело утверждать – во всех «демократических» устремлениях властей интересы рядовых охотников вынесены за скобки. Вот так обстоят дела с любительской охотой в наше время.

Виктор ГУРОВ 18 апреля 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑