Птичий грипп: очевидное или невероятное?

  Пришла весна. Все больше разговоров о птичьем гриппе и его опасности. Еще в январе все началось с юго-восточной Азии, потом вспышки на юге России, и вот он уже в Московской области. Какой ужас! И практически в каждом репортаже звучит одно и то же – основными переносчиками вируса являются дикие перелетные птицы.
     
     И бедные обыватели дрожат в страхе, что какая-нибудь перелетная птаха залетит к ним на подворье и погубит все поголовье любимых кур и уток.
     Думаю, этот вопрос в не меньшей степени интересует и нас, охотников. Закрытие охоты прошлой весной на перелетную птицу (повсеместно на селезней всех видов уток и в отдельных регионах на охотничьи виды гусей) не дало никаких результатов. Ни из одного региона центральной России не поступало сообщений о вспышках птичьего гриппа в период весенней охоты или заражения охотников. Чтобы убедиться в реальности угрозы, московский охотничий клуб «Сафари» при поддержке Россельхознадзора и совместно с институтом НИИ вирусологии организовал три экспедиции в разные регионы России как на юг, так и на север с целью найти переносчиков вируса среди диких птиц. Вот выдержки из отчета по результатам проведенных экспедиций:
     «...Первый этап начался 16 марта на побережье Каспийского моря с порта Оля. Отстрел птиц для изучения велся на границе Калмыкии и Дагестана. Именно на Каспии на территории Азербайджана, по сообщениям прессы, недавно была отмечена вспышка птичьего гриппа и зафиксированы случаи гибели людей. А ведь через Калмыкию, Дагестан и Астраханскую область перелетают в наши места после зимовки охотничьи (и не только) виды водоплавающих птиц. И вот на днях вернулась первая группа членов клуба – участников экспедиции. Всего, по их подсчетам, было отстреляно и обследовано более 100 птиц разных видов: гуси, утки, бакланы, чайки, в том числе и в первую очередь(!) те, которые были найдены ослабевшими и уже мертвыми. Экспресс-анализ, который был проведен прямо на корабле, вируса H5N1 ни у одной из птиц не выявил. Были обнаружены другие инфекции, но не грипп. Чтобы провести более подробный анализ и подтвердить результаты экспресс-проверки, собранные материалы и пробы доставлены в НИИ вирусологии.
     Во время второй поездки в Астрахани уже значительно потеплело, поэтому большая часть пролетного гуся откочевала к северу, а оставшиеся местные гуси уже разбились на пары и готовились сесть на гнезда. По этой причине охотники уговорили врачей, ограничить отстрел гусей. Отстреливали уток, лысух, лебедей, бакланов, чаек, и особенно много ворон. Как и в первой экспедиции, прежде всего обращали внимание на ослабевших и больных, а также подбирали всех мертвых птиц, которых удавалось обнаружить. За несколько дней, благодаря мобильности экспедиции, удалось обследовать довольно большую территорию, и в первую очередь акватории Иголкинского банка и банка Карай, те участки, где в конце прошлого года был выявлен падеж лебедей от птичьего гриппа. В результате ни в одной из выделенных проб зловещий вирус H5N1 не был обнаружен. Более того, по нашим сведениям, с начала года не было ни одного случая обнаружения вируса гриппа у диких пернатых на территории России. По мнению специалистов, это говорит о том, что дикая птица, по крайней мере, в настоящее время, не является массовым носителем опасного заболевания. А ранее переболевшие особи либо погибли, либо приобрели иммунитет.
     Исследования надо было завершить. Эпидемиологи просили проверить версию распространения вируса в местах гнездовий, то есть там, где в конце пути собиралось большинство перелетных птиц. По их просьбе клуб «САФАРИ» вновь обратился в Россельхознадзор и выразил готовность организовать такую экспедицию, теперь уже на побережье Белого моря в Архангельскую область и Ненецкий автономный округ... Надо ли говорить, что во всех пробах вирус H5N1 не был обнаружен. Не было никакого гриппа у диких водоплавающих птиц ни на зимовках, ни в местах гнездования...»
     Хорошо, что эти выводы подоспели вовремя, и часть северных районов в последний момент все-таки открыли охоту на гусей. И опять – ни одного случая заражения. Куда же делся вирус? Мы одержали победу или он «заснул» до следующей весны?
     Давайте обратимся к сообщениям СМИ в течение 2005–2006 гг.:
     «...На территории России первые сообщения о массовой гибели гусей и кур появились 21 июля 2005 года в деревне Суздалка Доволенского района (300 км к западу от г. Новосибирска). Причиной падежа домашней птицы стал вирус гриппа А, штамм H5N1. К 30 июля 2005 года массовая гибель птиц была зарегистрирована уже в 19 деревнях, в 4 районах Новосибирской области. 31 июля 2005 года информация о падеже птиц и тяжелом респираторном заболевании работника на частной гусиной ферме поступила из казахстанского Павлодара. В начале августа 2005 года распространение случаев массового падежа домашних птиц охватило несколько регионов юга Западной Сибири и Северного Казахстана. К середине августа случаи падежа птиц от вируса H5N1 распространились на запад до Челябинска. В 14 деревнях Новосибирской области в августе 2005 года было произведено стопроцентное уничтожение кур, уток и гусей, содержавшихся в приусадебных хозяйствах. Только в Новосибирской области уничтожено 87 тысяч птиц.
     К 20 августа в 6 областях и краях юга Западной Сибири от Барнаула до Челябинска, расстояние между которыми почти 1,5 тыс. км, насчитывалось 36, а к концу августа – 46 сел, в которых причиной массового падежа домашних птиц установлен вирус гриппа H5N1, в 97 селах имелись подозрения на это. Зарегистрирована гибель 11 тысяч домашних и небольшого количества диких птиц. Случаев заболевания людей, контактировавших с заболевшей живностью, не происходило.
     В начале октября на Утятской птицефабрике в Курганской области России из-за заражения H5N1 было ликвидировано 460 тысяч кур и цыплят. В период с середины октября по начало ноября очаги заболевания были выявлены в двух областях центра европейской части России: Тульской и Тамбовской. Всего в октябре 2005 года в России очаги заболевания были зарегистрированы в 51 населенном пункте. К середине ноября карантин сохранялся только в 7 деревнях РФ.
     А вот некоторые данные за прошедший год:
     «...Карантин в связи с птичьим гриппом на озере Убсу-Нур в Pеспублике Тува продлен до 3 августа, сообщил начальник управления по ветеринарному и фитосанитарному контролю Тувы Баир Дамдын. Результаты исследований, проведенныx в научном центре вирусологии «Вектор» в Новосибирске, подтвердили, что массовый падеж птицы на озере Убсу-Нур был вызван вирусом птичьего гриппа. На озере до сих пор отмечаются факты гибели молодняка птиц. За последнее время обнаружено 65 погибших птенцов, отметил Дамдын.
     В рамках карантинных мероприятий на озере запрещен доступ посторонних лиц к воде. На озере дежурит оперативная бригада, состоящая из ветеринаров, сотрудников МЧС и Роспотребнадзора. Всего за полтора месяца на озере Убсу-Нур обнаружены и уничтожены тушки более 4 тыс. водоплавающих птиц».
     (Интерфакс).
     «...На 31 июля на территории России сохраняется один неблагополучный по птичьему гриппу населенный пункт, который расположен в Томской области. Как говорится в пресс-релизе Минсельхоза со ссылкой на Россельхознадзор, новые очаги болезни не регистрируются с 5 июля. В 2006 году заболевание птиц гриппом было зарегистрировано в 93 неблагополучных населенных пунктах на территории 15 российских субъектов». (Газета.Ru)
     Значит, вспышки птичьего гриппа периодически возникали в разных районах страны в течение всего года, а во всеуслышанье говорить об опасности вируса и о его главных переносчиках – перелетных птицах начали вновь только весной. Почему?
     Мне кажется, что вывод напрашивается сам собой. Кто-то очень заинтересован, как в повсеместной вакцинации домашней птицы, так и в ЗАКРЫТИИ весенней охоты. И вряд ли этот кто-то задавался вопросом о последствиях закрытия весенней охоты. А последствия были, и довольно серьезные.
     Мы уже не говорим об огромной армии охотников, чьи планы о поездке в любимые места и отдыхе на природе были полностью разрушены, и практически все из них были поставлены перед выбором: не ходить на охоту или, несмотря на запрет, пойти, а значит добровольно встать в ряды браконьеров. И это для городских жителей, а для многих деревенских охотников охота была и остается основным средством добычи и заготовки мяса дичи. В какой ситуации оказались они?
     А какую роль закрытие весенней охоты сыграло для популяции водоплавающих птиц? Несомненно, положительную. Птица, которую никто не беспокоил во время весеннего сезона, благополучно села на яйца и вывела многочисленное потомство. Но это, если мы говорим о здоровой популяции, а ведь охоту закрывали, чтобы остановить распространение вируса. А любой человек, мало-мальски разбирающийся в биологии, понимает, что чем выше плотность популяции животных, тем выше опасность возникновения эпизоотии. А это значит, что закрытием охоты мы только «сыграли на руку» гриппу.
     Возможно, у кого-то есть свое мнение о птичьем гриппе и закрытии весенней охоты на водоплавающую птицу, но факты говорят сами за себя. Очевидно, что ее закрытие никак не повлияло на распространение вируса, а радикальные меры по ограничению отстрела не дали никаких результатов.
     Остается только надеяться, что этой весной наши руководители не будут вводить столь опрометчивые запреты и больше будут прислушиваться к мнению специалистов-охотоведов.

Алексей БЕЛЯКОВ 14 марта 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑