Как я стал браконьером

  Несколько последних лет в разных концах страны на сайтах в Интернете, на выставках и выводках любителями гончих собак обсуждается тема о запрете охоты с гончими в угодьях. Мотивировка владельцев, арендаторов охотничьих хозяйств одна – гончие собаки разгоняют копытных, мешают охоте с вышек у подкормочных площадок.
     
     Методы запрета охоты тоже почти одни – собирают узким кругом правление общества или хозяйства и выносят постановление, что в таких-то обходах охоту с гончими запретить или просто в связи с перегруженностью угодий охотников с гончими в лес не пускать. Таким образом просто уничтожается русская национальная охота с гончими собаками. Я опускаю элементарные юридические аспекты вопроса, что охотничьи угодья пока еще не все принадлежат частным лицам, правила охоты в регионах не отменили и право на охоту, что у ленивого охотника на вышке, что у гончатника – одно и то же.
     Так почему такой приоритет охоте на вышках? Как всегда ответ прост – деньги. Сколько стоит в сельской местности срубить и установить лабаз, да купить мешок гнилой картошки – копейки, а выстрел по кабану уже стоит сотни долларов, при этом неучтенных, ну как их ночью в лесу посчитаешь? А за доллары уже плевать на национальные традиции, на пять веков истории охоты с гончими собаками, на все законы. Сейчас вокруг такой, с позволения сказать, охоты сплотился свой круг егерей, охотоведов, даже инспекторов охотнадзора, которые ставят свои вышки, обеспечивают подкормку копытных, имеют клиентов и свой навар. И другой охоты они не знают. Один из таких шатурских охотинспекторов, встретив меня в лесу с гончими, спросил, что, мол, опять весь лес звенеть будет от голосов собак? Только не подумайте, что он об этом спрашивал с восторгом, наоборот, с нескрываемой злобой.
     Для такой охотничьей администрации все охотники и особенно гончатники – это враги, мешающие им зарабатывать свой кусок. В Шатурском районе год назад дошло до того, что отобрали ружья даже у работников Совета Федерации России, которые охотились со мной и с моими гончими (это при наличии путевок и остальных документов). Потом, конечно, разобрались, и ружья вернули, но впечатление от охоты было испорчено. Раньше в этих же угодьях систематически проводили охоты на копытных, и егеря, и гончатники всегда находили общий язык, потому что они были в равных условиях. Если егерь говорил, что в таком-то лесу утром будет загон по копытным, то гончатники шли в этот лес во второй половине дня. У всех были одинаковые права на охоту.
     Все разговоры о том, что гончие беспокоят копытного зверя, надуманы. Уазик, все время находящийся в угодьях, доставляет зверю намного больше беспокойства своим ревом и гарью. Интересна позиция охотничьего руководства, например, Московского областного общества охотников. На мои звонки о безобразиях, творящихся в угодьях в отношении охоты с гончими, ответ приблизительно такой: вас прижали, вот вы и звоните. И это позиция руководителя (якобы гончатника), что же ожидать от простого охотоведа или егеря. Кстати, о егерях, среди них есть настоящие охотники, которые не меньше гончатников возмущены таким положением дел в угодьях, но люди они подневольные, что с них спрашивать?
     Московская областная охотничья инспекция (не помню, как она сейчас правильно называется) с год назад проверяла Шатурское общество охотников, и вставал вопрос о том, чтобы приостановить действие лицензии, даже Шатурский глава района выступал по местному телевидению, успокаивал охотников, а они были рады, что хоть кто-то пытается навести порядок в угодьях. Однако лицензию вернули, а охотоведа Шатурского района, основного (хотел написать браконьера) организатора охот с вышек, поставили федеральным охотинспектором, теперь Шатурский район под «надежным» контролем. Воистину – пустили козла в огород.
     Настоящие гончатники – это особый, исключительный круг охотников. Ведь если построить охотников по уровню охотничьего опыта, знаний повадок животных, умения работать с собаками, по охотничьей страсти и многим другим критериям охотничьего искусства, то на самом верху иерархической лестницы будут стоять именно охотники-гончатники. Я знаю, о чем говорю, много охотился с собаками, сам держал и легавых, и норных, и борзых, и лаек.
     Охотники-гончатники не стреляют копытных зверей – кабанов, лосей, косуль. Гончатники знают, что в отличие от зайцев и лис, которые под гончими ходят кругами, копытные из-под гона уходят по прямой на десятки километров, и далеко не каждая гончая вернется к хозяину. Представьте разочарование охотника, который, выйдя на зайцев, буквально через несколько минут слышит уходящую со слуха собаку, работающую по копытному зверю. Охота в этот день уже не получится, даже если уставшая собака вернется. Гончатник, дорожащий собакой, вложивший много сил и времени в нагонку, не позволит себе такую роскошь, как охотиться на копытных. Существуют специальные способы приездки гончих, чтобы не допускать гона по кабанам и другим копытным. Опытные охотники прекрасно знают эти очень простые и действенные методы.
     К сожалению, неопытные и не вполне грамотные работники охотничьих хозяйств пытаются свалить свои неудачи по организации загонных и других охот на копытных на охотников с гончими собаками.
     Дикие животные прекрасно понимают, кого гонят собаки, и в большинстве своем не обращают внимания на гончих, точно так же, как и на лай дворовых собак в деревне. Однажды я видел, как на широкой просеке стая гончих разыскивала скинувшегося зайца буквально между ног у стоящего лося, который с интересом рассматривал собак, или как стая гончих на втором кругу при работе по зайцу вывела косого прямо на лежку семьи кабанов, а потом гончие еще долго разыскивали хитреца, не обращая внимания на грозный кабаний рык. Примеров мышкующих лисиц и спокойно жирующих зайцев, когда буквально рядом гоняют собаки, тоже предостаточно.
     Если в лесу встретите поваленные осинки, устроенные заячьи солонцы, значит, здесь охотится гончатник, который следит, чтобы в лесу были самые благоприятные условия для размножения зайцев. Охотник-гончатник не допустит варварских, браконьерских методов охоты – установку петель и других подобных устройств. Для охотника-гончатника иногда намного важнее, как работают собаки, какие голоса у них, чем добытый зверь. Многие не понимают, как можно идти на охоту послушать собак, а не добыть зверя, понять это могут только настоящие охотники-гончатники.
     Ну а я теперь уже несколько лет не вызываю гончих охотничьим рогом, быстрее на рог «подвалит» охотинспектор на уазике, чем гончие. Все время нахожусь под гоном, боюсь за собак. Что можно ожидать от таких охотоведов и инспекторов? Первый раз за 25 лет охоты охочусь без путевки, потому что ее отобрал федеральный шатурский охотинспектор или охотовед (должность так и не узнал) за то, что мои гончие полдня гоняли зайца не в том болоте. Браконьер! Охочусь с ружьем с поломанной шейкой, которое хотел отобрать тот же инспектор и сломал.
     А в это время в Росохотрыболовсоюзе оформляются документы на присвоение мне звания «Почетный охотник».

С.М. ДУХАНИН, эксперт по испытаниям и породам гончих, председатель секции русских пегих гончих МООиР, издатель и автор трех книг, многих статей о гончих, доезжачий Игуменской стаи гончих 17 января 2007 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑