Самая русская датчанка

– Какой грустный день! Бедное дитя уезжает в чужую, далекую страну! Боже, будь милостив и милосерден к ней! – с трудом сдерживая слезы, шептал Ганс Христиан Андерсен, провожая принцессу Марию-Софию-Фредерику-Дагмар. Король Кристиан IX и королева Луиза тоже были невеселы, расставаясь с любимой дочерью.


Впрочем, к понятной родительской печали примешивалось и чувство удовлетворения: ребенок не просто покидал родную Данию, а должен был вступить в брак с наследником огромной и сильной державы, в поддержке которой так нуждалось униженное Пруссией Датское королевство. Наконец торжественные проводы закончились, и погожим сентябрьским днем 1866 года датский «Шлезвиг» в сопровождении царской яхты «Штандарт» взял курс к российским берегам.

Самые разные мысли и чувства не давали покоя Дагмар. Она почти ничего не знала о России. Кое-что ей рассказал ее первый жених Никс (Николай), умерший у нее на глазах, затем Александр, после того как сделал ей предложение в Копенгагене.

Странно, но перспектива поменять конфессию и перейти из лютеранской веры в православие не очень беспокоила принцессу. Она вполне сознавала, что это – непременное условие ее предстоящего замужества. В течение нескольких месяцев перед поездкой священник православных церквей при русских миссиях в Берлине и Висбадене, богослов И.Я. Янышев (отец Иоанн) знакомил Дагмар с основами православной религии. В дорогу она захватила с собой Евангелие.

Через две недели (26 сентября) «Шлезвиг» и «Штандарт» вошли в Кронштадтскую бухту. Опасения сказочника оказались напрасными. Чужая страна, загадочная и холодная, встретила Дагмар очень тепло. Двадцать судов русской эскадры выстроились по периметру акватории бухты. Император Александр II и императрица Мария Александровна были подчеркнуто внимательны и любезны. «Никогда не смогу забыть их сердечность. Они приняли меня как свою», – вспоминала впоследствии датчанка.

Наследник излучал само счастье. На палубе «Шлезвига» он и Минни (теперь ее будут так называть) обнялись и прослезились. В Петергофе она впервые ступила на русскую землю. Несколько дней провела в Царском Селе, внимательно приглядываясь к новой обстановке, постигая особенности уклада жизни и поведения при русском дворе, величественность и богатство которого поразили принцессу.

17 сентября состоялся торжественный въезд невесты в столицу. Вместе с императрицей Марией Александровной они вошли в фамильный собор династии Романовых и приложились к образу Казанской Божией Матери. Затем проследовали к Зимнему дворцу. Александр показал Минни блистательный Санкт-Петербург, отвез в Петропавловский собор на могилу Никса, вечером – на оперу в Мариинский театр. На балах и представлении дипкорпуса Дагмар выглядела удивительно элегантной. И вот первый настоящий сюрприз – приглашение на лисью охоту на лошадях. Ее отец Кристиан IX тоже порой устраивал парадные охоты, но без участия юной Дианы. Минни пришелся по вкусу первый охотничий опыт. Это захватывающее занятие, столь популярное на Руси во все времена, по-настоящему увлечет ее.

Светские мероприятия не помешали Дагмар подготовиться к миропомазанию, прошедшему гладко 12 октября в Большой церкви Зимнего дворца. Так появилась новая благоверная Великая княгиня Мария Федоровна. В России сохранили ее первое имя – Мария, отчество было дано в честь иконы Феодоровской Божией Матери.

13 октября был обряд обручения. Теперь она стала его «полной невестой». Они вместе говели и вместе молились перед свадьбой. Накануне освятили церковь в Аничковом дворце. Долгожданный день свадьбы 28 октября навсегда останется самым радостным и счастливым в жизни Александра и Марии.

В Дании бракосочетание принцессы и наследника русского престола отметили также торжественно и шумно.

НА НОВОЙ РОДИНЕ. Династический брак, как оказалось, тоже может быть счастливым. Неуклюжий гигант, не любивший танцевать, души не чаял в маленькой живой куколке, обожавшей балы. Взаимная нежность, несомненная любовь и верность двух сердец, то есть качества, которыми род Романовых не мог особенно похвастаться, здесь проявились сполна.

Природа приветствует сочетание противоположностей. Но у этой пары было и много общего. Во-первых, какой чудный инструментальный дуэт: он играет на корнет-а-пистоне, она – на фортепьяно. По мере овладения русским языком ее увлечение романами Жорж Санд, считавшимися в высшем свете почти вульгарными, сменяет интерес, разделяемый супругом, к творчеству Федора Михайловича Достоевского. Они приглашают писателя-пророка в гости и мило с ним беседуют. Почти одновременно у обоих возникает увлечение собирательством. Александру не нравилось лишь одно: Минни любила купаться в море совершенно обнаженной. Муж очень боялся, что кто-нибудь из посторонних увидит это «безобразие». Дагмар хорошо рисовала и брала уроки у художников Кюндингера, Премацци и Боголюбова.

Через год после свадьбы супруги впервые посетили Москву, где их тепло и торжественно встретили. В августе в Россию пожаловала датская королевская чета. Царь и цесаревич организовали для Кристиана IX охоту на волков.

За 14 лет у Александра Александровича и Марии Федоровны родились шестеро детей, которым они старались привить веру в Бога и любовь ко всему русскому.

После злодейского убийства Александра II 1 марта 1881 года семья перебралась в Гатчину. 15 мая 1883 года в Первопрестольной состоялась коронация Александра III. Деликатная Мария Федоровна в политику не вмешивалась. Занималась благотворительностью и была шефом нескольких гвардейских полков, в том числе Кавалергардского и Кирасирского. В обществе она была очень популярна. Ей посвящали стихи. П.И. Чайковский написал 12 романсов, посвященных императрице, многие из них на слова великого князя Константина Константиновича (КР). В честь Марии Федоровны были названы пик на Памире и город Новомариинск.

Сама Мария Федоровна искренне полюбила Россию и русский народ. «Можно гордиться от сознания того, что принадлежишь к такому великому и прекрасному народу!» – признавалась императрица в одном из писем сыну Георгию.

У охоты женское лицо. Хорошо известно, каким «достоверным» охотником был император Александр II, с детства приучивший сыновей к своему любимому увлечению. Уже в отроческие годы Александр Александрович участвовал в том числе и в медвежьих охотах. Женившись на Дагмар, он не упускал случая поохотиться на крупного зверя. В одном из распоряжений великого князя Владимира Александровича начальнику Императорской охоты Г.А. Черткову говорилось, что «Их Величества (Александр III и Мария Федоровна) намереваются ехать на медвежью охоту на будущей неделе...». Через две недели уже сам Александр III сообщал Черткову, что «охоту на медведя можно будет устроить в четверг 18 марта...». По-видимому, речь идет об охотах 1883 года близ Гатчины, с 1858 года ставшей по существу «охотничьей столицей» России.

Охотничья страсть мужа увлекла, как видно, и Марию Федоровну. Если позволяло физическое состояние, она с удовольствием сопровождала Александра даже в такие отдаленные места, как Спала и Скорневицы, где для императора и императрицы устраивались различные охоты осенью 1884, 1890, 1892 годов. Вдвоем порой охотились и в крымских горах, недалеко от Ливадии. Главной дичью спальских охот был олень. Для Марии Федоровны, столь уверенно и грациозно державшейся в седле, организовывали оленьи охоты верхом, с гончими, на французский лад – «chasse a courre». Художник М. Зичи аккуратно их зарисовывал.

Со временем Мария Федоровна стала настоящей охотницей. Она не только могла, затаив дыхание, часами «сидеть на номере», но и сама стреляла. И к маркам ружей императрица была неравнодушна. 9 мая 1887 года вместе с супругом они посетили Тульский оружейный завод, где им преподнесли по винтовке системы «Бердана-2» (мастера Степанова).

Мария Федоровна устраивала и самостоятельные охотничьи выезды: «В 7 часов Мамa отправилась на собственную охоту», – записал наследник (ее сын Николай) 11 сентября 1890 года.

Охота отразилась на тематике картин, которые императорская чета активно собирала. К 1894 году в ее коллекции насчитывалось около 800 полотен. Среди них немало работ с охотничьими сюжетами знаменитых мастеров кисти: Н. Сверчкова, А. Швабе, Р. Френца и, конечно, М. Зичи.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ. Даже в самой счастливой жизни не бывает все гладко. На долю Александра III и Марии Федоровны выпали нелегкие испытания: оба пережили неожиданную смерть Никса, Александра II в результате покушения, в годовалом возрасте умер их второй сын Александр. Тяжелейшим ударом для Минни стала смерть сына Георгия, катастрофа царского поезда в Борках и потеря супруга. Затем ей пришлось заинтересоваться политикой; она понимала, что наследник не готов еще к роли государя. Граф С.Ю. Витте без труда разглядел у императрицы дипломатические способности. Еще большего размаха достигла ее благотворительная деятельность. Во время русско-турецкой, русско-японской и Первой мировой войн Мария Федоровна неизменно возглавляла Общество Российского Красного Креста.

В 1916 году вдовствующая императрица переехала в Киев, там узнала об отречении Николая II. В марте 1918 года переехала в Крым, где едва не погибла. Марию Федоровну «спас» Троцкий, назвав ее «никому не нужной старой реакционеркой». От услуг немцев, занявших Крым по Брестскому миру, Мария Федоровна гордо отказалась, всю жизнь питая к ним неприязнь. Она не хотела покидать Россию, не веря в смерть сыновей и внуков, расстрелянных большевиками. Повлияла старшая сестра Александра, вдовствующая королева Англии, приславшая за ней дредноут «Мальборо». В момент отплытия «Мальборо» мимо проходил русский военный корабль. Выстроившиеся на палубе офицеры отдали честь императрице и запели «Боже, царя храни». Мария Федоровна не могла сдержать слез. Она покидала страну, более чем за 50 лет ставшую для нее родной!

ВМЕСТО ЭПИЛОГА. В Дании Мария Федоровна поселилась у племянника, короля Кристиана Х, снабдившего ее весьма скромным денежным пособием, которого не хватало ни на себя, ни на помощь русским эмигрантам. Положение бедной родственницы угнетало эту гордую щедрую женщину. Приходилось мириться. Категорически отказывалась смириться с мыслью о смерти своих детей и внуков. И молилась за них в церкви святого Александра Невского. Странное дело, но советские власти затеяли суд, чтобы отобрать у нее этот храм. Как будто для разорения было мало своих церквей в России?! И они выиграли дело на суде первой инстанции. Но несгибаемая воля хрупкого создания все-таки победила. Окончательно суд принял решение в ее пользу. Императрица умерла 13 октября 1928 года. Ее не успели похоронить, как шкатулку с коронационными драгоценностями английский король Георг потребовал переправить в Лондон.

Марию Федоровну похоронили в Роскилльском соборе, усыпальнице датских королей. При жизни она не раз заявляла, что хотела бы быть погребенной рядом с мужем.

Летом этого года мне довелось несколько часов провести в Копенгагене. Выкроив время, я отыскал церковь святого Александра Невского. Ее золотые купола выделяются на фоне окружающей будничной архитектуры. Все больше русских православных людей стараются прийти сюда. Было известно уже о договоренностях относительно перенесения праха императрицы в царскую усыпальницу Петропавловского собора в Санкт-Петербурге, намеченного на 26 сентября – день, когда принцесса Дагмар впервые ступила на русскую землю 140 лет назад.

Отрадно, что в назначенный срок это свершилось. Александр III и Мария Федоровна вновь вместе и, надеюсь, навсегда!


Валерий ПАНКРАТОВ 20 декабря 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑