Рыцарь камского образа

Василий Васильевич Каменский (1884–1961) – самобытный русский советский поэт первой половины 20 века. М. Горький охарактеризовал его как «своеобразнейшего писателя». И это, пожалуй, наиболее емкое определение творчества поэта. Критики советской эпохи называли В. Каменского – поэтом «буйной удали, молодого задора, всепобеждающего оптимизма».


С начала своей литературной деятельности в 1908 г. и до 1917 г. он – видный представитель футуристического направления в поэзии Серебряного века. Советскую эпоху поэт принял с бурным энтузиазмом, став на остальном протяжении своей творческой жизни ее певцом, пропагандистом и непререкаемым сторонником. Народная крестьянская ненависть к «господам» получила в стихах В.Каменского некую фанатическую окрашенность.

Поэт великолепно исполнял свои стихи. Его актерскому мастерству в немалой степени способствовало общение с В.Э.Мейерхольдом в 1903 году. Публичные выступления со стихами и многочисленные гастроли на этом поприще сделали В.Каменского настоящим эстрадником, а его стихи – весьма популярными.

В.Каменский писал: «Я развивал мысль о том, что мы – первые поэты в мире, которые не ограничиваются печатанием стихов для книжных магазинов, а несут свое новое искусство в массы, на улицу, на площадь, на эстрады, желая широко демократизовать свое мастерство и тем украсить, орадостить, окрылить самую жизнь».

Во многом В.Каменский был подвержен литературной моде – свойственной тому периоду. Он придает первостепенное значение новаторским тенденциям в области формы стиха, необычно, геометрически выстраивая строфы и даже подавая их в виде некоего ребуса: буквы заключались в квадраты и из них следовало составлять слова.

Поэт активно использует им же придуманные слова, далеко не всегда благозвучные и легко произносимые – чурли, журчей, журчея, чурля», «солнцень в солнцень», «дни разгульно-лейные», «песнебоец стиха», «звенидень», «летайность», «аэротишь», «дымьюсинь» и т.п. В стихах также во множестве присутствуют звукоподражательные междометия: «тайра-тайра-тарамм», «циа-цинц-цвилью-ций», «цвилью-ций-ций-тюрль-ю» (песня птиц), «инна-инай-и-на» (ритм работы на паруснике), «клеп-клеп», «чай-чай, помогает. Кррр…», «чок-й-чок» (соловей), «згара-амба, шар-шор-шур-шир. Чин-драх-там-дззз. Вгам-бара-лязг-взмай» (стихотворение «Жонглер»). Нередко работа над стихом приобретала у Каменского вид «головольного эксперимента» – понятно, что при визуальном восприятии глаза «спотыкаются» от подобных звукосочетаний, однако при чтении вслух автор достигал их высокой выразительности.

Современник, бывший свидетелем выступления поэта, писал, что Каменский «читал великолепно, то выделяя голосом каждый звук, то переходя на распев, то на молодецкий выкрик, завершая чтение разбойным свистом. От него так и веяло весельем, здоровым, жизнерадостностью». Сам В. Каменский писал о себе: «Он умел так прочесть стихи, что строки, казавшиеся невыразительными, шаблонными, как бы приобретали новое звучание, новый смысл».

Но Каменский автор не только стихотворных экспериментов, вычурных, экстравагантных стихов, «заумных» строф и нарочитого примитивизма стиха. Поэт писал и другие стихи – искренние, чистые, наполненные глубоким чувством природы и единения с ней. Он вспоминал: «Все детство прошло в доме на камской пристани среди пароходов, барж, плотов, лодок, крючников, матросов, водоливов, капитанов… Учился лениво, ибо занимался птицеловством, рыбатством, голубями, собаками, лыжами, чтением, драками с окружавшими «головотяпами-воришками... Пять раз тонул в Каме, и за это ее любил.» Поэт писал:

Охота – жизнь моя вахлацкая,

В перьях, в чешуе рука.

Подруга – лодочка рыбацкая,

А Кама – мать моя река».

(Охотник, 1926)

Из отрывка видно, что Каменский любил рыбалку, отдавая дань своему увлечению в любую свободную минуту. Вплоть до начала 1930-х годов он проводил весну и лето на Каменке в Перми, где у него был небольшой хутор, собственное хозяйство, за что поэта называли «середняком». В родных местах он рыбачил, охотился, просто бродил, впитывая картины природы, мощный дух ее возрождения. Полученные впечатления не могли не отразиться в стихах:

Звенит вода хрустальная,

Журчальная вода

Моя ль река кристальная

Устанет мчать года.

(Соловей, 1916)

Василий Каменский в этот период – поэт очень востребованный. Он ездит по стране с гастролями, читает свои стихи, выступал с лекциями, собирал внушительную аудиторию. Каменскому нравились эти беспрерывные поездки – он любил бродяжническую жизнь. Но с наступлением весны его снова тянуло в Пермь, на Каменку – ловить рыбу, охотиться, скитаться по долам, писать стихи, играть на гармонике. Рыбалка, общение с любимой рекой доставляла ему неизъяснимое удовольствие и удовлетворение:

И ты расти моя карьера.

Я не устал еще чудачить,

А кончу тем, что для примера

Я от людей уйду рыбачить.

И где-нибудь в шатре на Каме

Я буду сам варить картошку

И, засыпал с рыбаками,

Вертеть махорочную ножку.

(Моя карьера, 1946)

Поэт хорошо знал рыбацкий скитальческий быт. Много раз приходилось ему ночевать у реки, у костра, вести долгие, протяжные разговоры, варить уху…

На берегах костры дымятся –

Рыбацкий то зовет приют.

Сердце хочет вдруг подняться,

Найти душе святой уют.

Ведь все равно, сколь ни проси я,

Судьба случайностям верна.

Кругом мой дом – моя Россия –

Моя стихийная страна.

(На Камском пароходе, 1917)

Любовь к природе неразрывна в душе поэта с любовью к Родине. Этим чувством проникнуты многие его стихи. Но проникновенное ощущение природы не отстраняло его от страстной увлеченности потоком жизни, поисками достижения радости и наполненности бытия. Два этих чувства дополняли и обогащали друг друга.

Главный поэтический герой стихов В.Каменского – он сам, открытый людям, жизни, окружающему миру, восприимчивый, детски наивный, дикарь, «живущий среди природы, чутко улавливающий шорохи и запахи лесов, полей и рек». (Н. Степанов)

Все бы думал,

думал,

думал.

Все бы слушал тишь.

Стал бы озером без шума

Слушать ночь, камыш.

(Каменка, 1927)

В. Каменскому претила бурная урбанизация страны. Его тянуло в мир природы. Ее он любил нежно и ненасытно, радовался общению с ней, говорил о ее целительной силе. Поэт стремился передать в стихах дыхание природы, ее подлинное звучание, ее успокоительные мотивы. Рыбалка давала ему огромный материал для наблюдений, поэтических рассуждений, учила зоркости и остроте поэтического зрения, широте творческого обзора и осмысления:

Рыбаки,

Чудаки,

Песнепьяницы.

И много таких у реки, –

Кто никогда не оглянется.

(Соловей, 1916)

В. Каменский неизменно сохранял верность Уралу, своему очагу на Каменке. В 1931 г. он передал хутор совхозу, но обостренное чувство уральской природы сопутствовало поэту всю жизнь. Оно навсегда легло в те стихи, которые стали поэтическим дневником деревенской жизни. Он включил лиричные и точные зарисовки бытия рыболова и охотника. В этом смысле В.Каменский продолжил традицию С.Г. Аксакова и его произведений «Записки об уженьи рыбы» и «Записки ружейного охотника».

Переживания страстного рыболова, удачи и невезения – поэт пишет об этом искренне, лучезарно и просто. И простота, что идет от единения с природой, заставляет радоваться читателя и разделять горячие эмоции поэта. Он неоднократно говорит – почти в исповедальной манере – о любви к Уралу и его красавице–реке Каме. Эта любовь поэта прошла проверку его жизнью, и потому вызывает такой отклик у читателя. Поэт может быть назван воистину певцом Камы и седого Урала:

Урал в снегу.

Одна лишь белость.

Лебяжьим пухом

Жизнь оделась.

Сковала льдами

Пруд, репер

Студеная зима

Пушистой ватою

Засыпала

Дорогу рыбаку.

(Зима, 1939)

Кама и Урал стали животворной силой, наполнившей все творчество этого поэта–рыцаря камского образа. Родные места, раздолье, жизнь и быт простых людей – вот истоки лучших образцов поэзии Василия Каменского. Они вобрали лесные запахи, говор воды и шуршание волны, набегающей на берег, речные быстрины и ширь, всплески рыбы и серебрящуюся ее живую чешую в лодке.

«Поэма о Каме» – это вдохновенное поэтическое откровение о суровой красоте могучей северной реки, неизбывный восторг поэта перед величественной Камой:

Мать Кама синеокая,

Как вороная сталь,

Блестит, зовет широкая

На пароходы вдаль.

И я, послушный сын реки,

Призывностью горя,

Изведал с легкой той руки

Все суши и моря.

Творчество Василия Каменского сыграло заметную роль в становлении советской поэзии 1920-х годов. Накал и взрывная внутренняя энергетика его стихов, их ритмическое разнообразие, лексическая обширность обогатили современное поэтическое искусство.


Публикацию подготовил Анатолий МАИЛКОВ 29 ноября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑