Чечня охотничья

Чечня возвращается к мирной жизни, огромную помощь в этом оказывают солдаты правопорядка военных комендатур внутренних войск МВД РФ, сформированных в ЧР на постоянной основе с 2003 года. А значит и местные жители могут заниматься своими обычными занятиями, в числе которых не последнее место занимает и любительская охота.


Сегодня мы беседуем с Владимиром Ивановичем ШАМШИНЫМ, охотником, участником и ветераном боевых действий в Чечне, майором, поэтом, членом Союза журналистов России ( а под псевдонимом «Грозненский» его знают многие жители Чечни), участником фестивалей авторской песни. Кстати сказать, он является дипломантом конкурса авторской песни «Русский характер». В.И. Шамшин – участник литературных и поэтических мероприятий, посвященных великим русским поэтам и писателям С. Есенину, Ф. Тютчеву и А. Толстому и т.д. А за свое поэтическое творчество поправу он носит звание «Лауреата третьего всероссийского фестифаля молодежи». Его голос наши читатели могли слышать на радио «Маяк» и «Голос России». Он выпустил сольный альбом своих песен «С любовью Русь к тебе», а поэтический сборник «Северный Кавказ» вышел в свет, когда Владимир находился в служебной командировке. Хочется добавить, его стихи читаются с интересом, а сборники стихов переданы в дар некоторым литературным музеям России.

«РОГ»: Владимир Иванович, вы, потомственный охотник. Наших читателей прежде всего интересует, как обстоят сейчас охотничьи дела в Чечне.

В.И. Шамшин: Я был на Северном Кавказе еще в 1995 году, и мне хочется сказать о неповторимой красоте природы республики, сочетающейся с рельефом местности. Приятно, что такая красота есть в одном из субъектов России. Жаль, что все это омрачили бандиты своими разбоями. Сейчас обстановка в Чечне с каждым днем становится лучше, люди нормализуют свою жизнь. Можно с уверенностью сказать, что наряду с социально-культурными и бытовыми сферами возрождается и любительская охота. Возрождаются охотничьи общества, налаживается биотехния, подкормка животных.

«РОГ»: На первых порах, очевидно, охотиться мирному населению нелегко.

В.Ш.: Конечно. Во-первых, опасно. Где-то может быть схрон боевиков или неуничтоженное взврывное устройство. Гражданское население сейчас занимается обустройством частного сектора. Во-вторых, каждый выстрел, будь то по зверю или птице, воспринимается людьми неоднозначно.

«РОГ»: Какие основные объекты охоты в Чечне?

В.Ш.: Мирное население имеет давние охотничьи традиции. В основном это охота на зверя. В угодьях есть медведь, кабан, рысь, косуля, куница. Очень много зайца. Непоправимый ущерб посевам в Чечне наносит кабан, причем даже на территории частного домовладения.

«РОГ»: Есть ли в Грозном охотничий магазин и легко ли купить ружье и боеприпасы?

В.Ш.: Есть специализированный охотничий магазин, продаются и ружья и боеприпасы. Но, еще раз повторяю – все это на стадии восстановления. Сейчас каждый выстрел в угодьях, особенно в окрестностях Грозного, воспринимается населением тревожно.

«РОГ»: Где вы служили?

В.Ш.: На Северном Кавказе и других городах России. Но где бы я не был, всегда хотелось побывать на охоте.

«РОГ»: Горные бараны в почете?

В.Ш.: На них охотятся в горных районах Чечни, главным образом в Панкиссии. Там же довольно много и кекликов.

«РОГ»: Охотятся ли в Чечне на пернатую дичь?

В.Ш.: Да, хотя эта охота сейчас не так популярна, как до войны. Основной объект охоты – фазан, северокавказский подвид. По долине Терека осенью идет пролет утки и гуся. Охотятся там, где более безопасно для мирного населения.

«РОГ»: Есть ли у вас в Чечне гарнизонный коллектив военных охотников?

В.Ш.: Вы знаете, ведь в каждой из частей есть охотники и любители рыбной ловли. Они состоят членами обществ по месту жительства, и в период прохождения службы их охотничий стаж не прерывается. Есть гражданское общество охотников с республиканским центром в Грозном.

«РОГ»: Вам лично удается поохотиться?

В.Ш.: Порой хочется, наверное это генетически. Но как я уже говорил, сейчас в Чечне каждый выстрел что-нибудь да значит. Тем, кто служит в Чечне, хочется, чтобы мирная жизнь проходила без единого выстрела, будь то среди населения или в охотничьих угодьях.

«РОГ»: Какова в Чечне зима?

В.Ш.: Зима мягкая, но непривыкшему русскому человеку переносится плохо. Высокая влажность, туман, промозгло.

«РОГ»: Велик ли ваш охотничий стаж?

В.Ш.: Я родился и вырос в Брянской области. Охотник с детства. Охотниками были мой отец, дед и прадед. Моим учителем и наставником в охоте был Георгий Прудников, председатель Фокинского РООиР Брянской области, по велению судьбы членом которого являюсь в данный момент и я. Мои предки держали русских гончих, но сам я лайчатник, всегда держал лаек для зверовых охот.

«РОГ»: Владимир Иванович, как помогла вам охота в службных командировках?

В.Ш.: Охота закаляет человека, позволяет ему быть с природой на «ты». Вот попал однажды с ребятами в горах в трудную погодную обстановку. Дождь стеной, сыро, холодно. Говорю своим подчиненным: «Ребята, давайте быстро разведем костер, обсушимся, приготовим пищу». Удивляются: в такую погоду и костер? Но я показывал, как это делают охотники. Бывало, что не из чего было приготовить еду. Я ободрял ребят: «Вот, говорю, летают дикие голуби. Сейчас будет у нас шулюм». Они недоумевают. Стреляю одиночными и добываю несколько голубей. Суп из них придает силы и настроение, а за охотничьим столом как на охоте и разговоры спорятся.

«РОГ»: Есть ли среди призывников охотники?

В.Ш.: Увы, их мало. Такие ребята сразу чувствуются. Это те, которых отец или дед сызмальства приучали к охоте. У нас же в 18 лет (призывной срок) только можно получить охотничий билет и ружье, но в этом возрасте уже нужно идти в армию. Охотником надо становиться до армии. Сейчас же молодежь больше интересует музыка, танцы, но никак не охота.

«РОГ»: Помогала ли вам охотничья наблюдательность в служебных командировках?

В.Ш.: Охотничья сноровка и закалка конечно помогает бойцу. И дело не только в выработке навыков стрельбы. У нас одна из главных проблем на войне – злополучные самодельные взрывные устройства. Много мест заминировано. Охотничья сноровка помогает быть бдительным. Охотник всегда более выносливый и предрасположен к непредвиденным ситуациям. Мы специально делали различные приспособления, чтобы заметить приближение бандитов. В Чечне, особенно в горах, ночи очень темные, разглядеть нарушителей трудно, но мы их определяли.

«РОГ»: Но «нарушителем» может быть и дикое животное.

В.Ш.: Как-то в Веденском ущелье к нам каждую ночь повадился ходить невидимый нарушитель. Мы прибегли к одной из охотничьей хитрости и определили, что это – кабан-секач. Многому может научить и определение следов. По следам можно определить, где можно проходить без риска подорваться на мине. Как правило, на свежих постоянных тропах зверей, мин нет.

«РОГ»: Наблюдательность помогает и в дозоре?

В.Ш.: Как-то в сумерках, благодаря беспокоящимся сорокам и сойкам мы обнаружили целую группу бандитов, которых удалось обезвредить.

«РОГ»: Владимир Иванович, редакция «РОГ» желает Вам успехов в вашей работе, и надеется, что об интересных охотах Вы еще расскажете нашим читателям.

Беседу вел Сергей ФОКИН 22 ноября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑