Курцхаариный десант

Об отличной охоте в городе Спасске Рязанской области я много слышал от своего друга по охоте Георгия, который в тех местах провел не один сезон и хорошо знал специфику тамошней охоты. Но здесь он уже не охотился более десяти лет, и за это время много чего изменилось. Самое главное, что он стал легашатником-курцхааристом и это произошло не без помощи моей горячо любимой Норочки.


Ровно полтора года назад она принесла восемь замечательных щенков, два из которых, к моей большой радости, остались у моих друзей Георгия и Александра. За неделю до открытия охоты на водоплавающую дичь мы с Георгием предприняли вылазку в угодья, где планировалась большая охота. К великому сожалению, охота с легавыми в этих местах открывается только в нескольких местах, поэтому поездить и проверить угодья на наличие дичи фактически не удалось. Почти половина дня ушла на дорогу и объезд местности, и несколько часов составляла сама охота. Место охоты представляло из себя огромное поле, заросшее всевозможными колючими сорняками, местами образующими труднопроходимые заросли. Уже через 3 часа работы по такому полю стало ясно, что условия крайне сложные как для собак, так и для их владельцев. Дичи, а она была представлена в основном перепелом, оказалось довольно много. Работы следовали одна за другой. Не могу сказать, что они приносили много радости. В основном, собаки работали «накоротке», то есть от места, где стала собака на стойку до места взлета птицы расстояние чаще всего не превышало трех-пяти метров. Несмотря на близость взлетающих птиц, результативных выстрелов было заметно меньше, чем обычно. Может сказалась усталость, а может быть все дело было в патронах. В эту поездку я специально взял старые бумажные патроны восьмого номера, на которых стоял год выпуска 1982. Удивительно, что из двадцати четырех патронов этой партии ни один не дал осечки, но резкостью боя они явно проигрывали. Хочу сказать, если уж речь зашла о патронах, что в этом году мне довелось испытать несколько марок патронов-дисперсантов с дробью № 9, и все они показали очень приличные характеристики.

Солнце уже садилось, когда мы с Георгием мокрые от пота и изъеденные комарами, но довольные вернулись к машине. Собаки, замученные жарой, тут же бросились пить из лужи. Моя Нора, напившись, улеглась рядом с машиной, а вот ее ненасытный отпрыск Ланцелот, попытался выпить всю лужу. Упорный кобель продолжал делать все новые и новые попытки, оглашая окрестности попеременно то лакающе-булькающими, то утробными звуками. Наконец победа лужи над курцхариным рыцарем Ланцелотом была одержана, и мы, слегка перекусив, отправились в обратный 300-километровый путь по ночным дорогам Рязанской и Московской областей. Домой мы добрались около двух часов ночи. Разведка показала, что дичь в окрестностях Спасска есть в достаточном количестве, поэтому ровно через неделю, но уже в расширенном составе, вновь отправились в эти чудесные места.

Кроме персонажей, участвующих в разведке, в состав курцхаариной экспедиции входили также Александр с Лорой, однопометницей Ланцелота и Юрий с трехлетним Чейзом, также сыном моей Норы, но, так сказать, от первого брака. Выехали из Москвы рано утром в четверг и уже к десяти часам утра прибыли на место. В Спасске нас встречал Валерий, старый знакомый Георгия по охоте в этих местах. Очень долго не могли найти место для лагеря – одно озеро было красивее другого. Наконец решение принято, лагерь разбит. Здесь следует заметить, что наличие лагеря предполагает поочередное дежурство, но на этот раз нам, так сказать, «повезло». Наш друг Саша умудрился накануне выезда сломать себе ногу, но желание поехать и дать возможность активно поработать первопольной собаке было настолько сильным, что он, превозмогая постоянную боль, с загипсованной ногой отправился в это путешествие. По этой же причине он обрек себя на постоянное дежурство в лагере. Официально большую охоту на пернатых открывали только с утренней зарей в субботу, поэтому в четверг вечером мы воспользовались своей привилегией владельцев легавых собак и отправились в разрешенные для охоты угодья, где неделю назад уже были. На этот раз мне пришлось охотиться с молодой Лорой, а свою Нору оставить Саше в качестве «охранной» собаки. Мелочи в угодьях было в достатке. Даже молодая собака в течение нескольких часов нашла и подняла под выстрел не менее десяти птиц. В основном преобладал перепел, значительно реже встречался коростель. Все работы собаки были очень короткими, но уверенными и с хорошей подводкой. В этот же день нам удалось отведать традиционного на таких охотах блюда «цыплаки-краснодичники» на шампурах. Поджаренные на углях перепела и коростели, сдобренные всякими приправами, всегда представляют радость для гурманов.

Еще задолго до наступления темноты по всей округе слышалось гудение от многочисленных транспортных средств. Народ на охоту ехал как на праздник и кто на чем. Кто-то на современных «крутых» джипах, кто-то на видавших виды «москвичах» и «запорожцах», а кто-то на грузовиках и тракторах с тележками, приспособленными под временные жилища. Перед началом охоты фактически вся акватория Оки, включая озера и озерки, была поделена на участки и помечена белыми флажками охотниками на водоплавающую дичь. Наши посиделки затянулись, и спать мы легли буквально на пару часов. Еще до рассвета я проснулся от громкого голоса Александра, который вещал о том, что все мы сони и что утки уже давно летают, и что самых жирных и крупных уже давно перестреляли соседи. Лагерь фактически был поднят по тревоге. Все заняли заранее облюбованные места. Самым импозантным охотником, конечно, был Саша. В новом импортном камуфлированном костюме с загипсованной ногой, сидя на раскладном кресле в кустах, он выглядел потрясающе. Задолго до восхода солнца вся округа ожила от мощной канонады. Большая охота началась. Если сказать честно, я не отношусь к большим поклонникам такой охоты. Став легашатником, фактически не представляю себе охоты, если там нет должного места для собаки. В утиной охоте на утренней и вечерней заре роль собаки сводится только к подаче битой дичи, что чрезвычайно мало для таких многофункциональных собак, какими являются континентальные легавые. Другое дело охота на уток с собаками по мелководью, заросшему осокой или камышом. Собаки активно ищут и выгоняют на воду или поднимают на крыло затаившихся в укромных местах уток. Выстрелы производятся с расстояния от десяти до тридцати метров, битые или подраненные утки тут же находятся собаками и подаются владельцам.

Интенсивная стрельба по мечущимся с озера на озеро уткам продолжалась где-то часов до семи утра. Результаты охоты нашего «десанта» не отличались количеством, но явно брали качеством. Нам удалось добыть две кряквы, одну серую утку, одну широконоску, пару чирков и две болотные курочки. Всю сбитую дичь, за исключением одной утки, которая, видимо, просто «утонула», с помощью собак удалось собрать в целости и невредимости. После завтрака начались приготовления к дальнейшей охоте. Несмотря на ранний подъем и несколько часов утренней охоты, в каждом из нас с каждой минутой нарастало желание скорее добраться до желанных угодий, в которых с момента открытия большой охоты, можно было охотиться на всю пернатую дичь, обитающую в здешних местах.

И вот во всеоружии мы вчетвером с тремя собаками затискиваемся в Жорин джип и едем к месту охоты с легавыми. Заранее нами был облюбован луг вокруг озера, где с одной стороны паслось стадо коров, а с другой изумрудной зеленью дразнила глаз уже достаточно подросшая оттава. По опыту в таких местах обычно держится дупель, наверное, самый желанный трофей любого владельца легавой собаки. На этот раз мне пришлось взять сразу двух собак: мать и дочь. Честно говоря, для меня это стало настоящим испытанием, к которому я оказался совершенно не готовым. Уже через полчаса я «поделился» Лоркой с Юрой, который оставил своего «обезножевшего» Чейза в лагере. Как ни странно, сообразительная собака быстро поняла в чем дело и, дальнейшую охоту находилась рядом с Юрой, а мне пришлось перейти на другую сторону озера и попытать удачу там.

Уже через несколько минут поиска Нора на большей скорости с наскока встает на краю скошенного луга. По манере причуивания сразу определяю, что это дупель. При подходе к собаке метрах в десяти перед ней с характерным криком срывается дупель и, не успев далеко отлететь, падает после выстрела «девяткой». Удачное начало поднимает настроение, но, увы. Как потом оказалось, дупеля уже почти нет, сказалось слишком позднее открытие охоты в Рязанской области. За оставшиеся два дня нам всем удалось добыть всего трех дупелей. В этот день в наши ягдташи также попало несколько бекасов, коростелей и перепелок. Во время охоты в лугах на нас периодически налетали небольшие табунки, распуганных еще утром уток. Стрельба по ним была не очень результативна, так как утки все время «держали» дистанцию на пределе выстрела. Вечером, собравшись у костра для празднования дня открытия охоты, на нашем столе кроме домашних запасов также оказались и жареная на костре «мелкота» и, конечно, традиционный шулюм-ассорти из всех видов уток, обитающих в данной местности. К великому сожалению, нам не удалось в полной мере вкусить всех охотничьих деликатесов; природа, как это часто бывает, решила вмешаться в наши планы. Застолье еще продолжалось и обсуждались перспективы охоты на завтра, как неожиданно кто-то из нас обратил внимание на то, что, несмотря на вечернее время, почему-то не слышно выстрелов. И действительно, утки фактически не летали. Тут позвонили из Москвы и сообщили, что там началась сильнейшая гроза с ливневым дождем. Уже через час ветер заметно усилился и небо на горизонте приобрело характерные черты приближающегося ненастья. Теперь нам всем стало понятно, почему «вечерка» не состоялась. Все было бы ничего, если бы наш лагерь не находился в пойме реки. По дорогам здесь можно ездить, если стоит сухая погода, но после даже небольшого дождя они становятся полностью непроезжими для обычного транспорта. В срочном порядке было объявлено штормовое предупреждение, и начались поспешные сборы. За считанные минуты были разобраны и упакованы все палатки и тенты, мелкие вещи пришлось в беспорядке забрасывать в машины. Как мы ни торопились, гроза началась чуть раньше, чем было нужно. Выезжали мы из поймы, а это около пяти километров, уже под дождем. На все наши молитвы Бог смилостивился и сделал в дожде маленькую паузу, которой нам хватило, чтобы выскочить на асфальт. Домой мы смогли добраться только к десяти утра следующего дня, всю дорогу шел сильный дождь.

Так закончилось наше путешествие в один из уголков средней полосы России, каких, к счастью, еще не так мало встречается. Как потом выяснилось, уезжали мы все из Спасска с одной мыслью: опять сюда вернуться и вновь насладиться общением с этими прекрасными местами и, конечно, удачно поохотиться.


Михаил ВУСТИН 1 ноября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑