На открытии в Уломе

Весьегонское, ныне Уломское охотничье хозяйство, когда-то дальние, малопосещаемые угодья, после строительства автомобильных дорог стали доступны не только вездеходному транспорту, но и простым «Жигулям», сразу став чрезвычайно популярными не только у жителей Череповецкого района, но и у москвичей. Стало доброй традицией, а вернее просто необходимостью, встречать открытие летне-осенней охоты по перу в Уломе, в угодьях по берегам Моложского плеса Рыбинского водохранилища.


Перед поездкой неожиданно для меня встал вопрос, с каким ружьем ехать на охоту. Привычный «Франкотт» стал изредка «капризничать» с жестким капсюлем, а давнишний запас еще ГДРовского «Хубертуса» именно с таким жевело всегда отлично показывал себя на августовской утиной охоте, и не хотелось искать замену этому надежному боеприпасу. Так что в этот раз у меня с собой «настоящее» утиное ружье, пятизарядка, ЦКИБовский МЦ-21, весьма аккуратной работы, почти два десятка лет без дела пролежавший «под кроватью».

Немного о самом охотхозяйстве, в которое я впервые попал еще мальчишкой в конце 60-х годов. Часть обходов «отрезал» Дарвинский заповедник (ДГЗ), северные территории отошли местному обществу охотников, но Совету ВОО ЦО МО удалось сохранить за собой наиболее интересные угодья, а по занимаемой площади Уломское хозяйство осталось достаточно большим. Обитает здесь весь «набор» дичи, характерной для севера средней полосы России, но массовый объект охоты – это, конечно, водоплавающая дичь. Опыт ДГЗ привлечения и размножения гоголя с помощью искусственных гнездовий успешно применяется и в охотхозяйстве. Дуплянки, развешанные по берегам водохранилища, привлекают черно-белых уток, поголовье которых не только стабильно, но и весьма велико. Кряквы по сравнению с другими хозяйствами много, но тот водный режим, который держат сегодня энергетики, пагубно сказывается на поголовье речных уток. Летний подъем воды, затопляет кладки, отсюда много хлопунцов от повторной кладки. Что же касается боровой дичи, то единственно практикуемая осенняя охота по рябчику мало востребована, хотя его немало. Тетерев, который в годы интенсивного ведения сельского хозяйства травился удобрениями, стал разводиться после распада колхозов и совхозов. Охоты по выводкам не проводятся, областью разрешен только весенний отстрел петухов на токах. То же можно сказать и о глухаре. Белая куропатка не редкость на многочисленных клюквенных моховых болотах – незаслуженно «забытый» охотничий вид. Зайца много, но любители потропить косого, да и владельцы гончих здесь редкие гости, а когда охотовед, а позднее начальник хозяйства Василий Андреевич, державший дельных гончих, ушел на пенсию, заяц и лиса приезжими охотниками были практически забыты. Охоты на лося, как правило, проходят удачно. «На реву» – местные рогачи завидный трофей, а зимние загонные охоты, когда начинается миграция лосей из северных районов, «собирают» в оклады до двух десятков сохатых.

Этим летом в июне мне пришлось вести учет вальдшнепа на территории хозяйства. Вечерняя июньская тяга была достаточно приличной, но не количество пролетевших вальдшнепов производило впечатление и не множество диких голубей, а кабаны, в одиночку, маленькими стадами, семьями с полосатыми поросятами, постоянно попадавшиеся на луговинах и полянах, где велся учет лесных куликов. Удивляло также множество коростелей, перед вечерней зарей будто бы пытающихся перекричать друг друга, когда на крохотном пятачке «токовало» сразу три-четыре птицы.

Осенние охоты на овсах на кабана и медведя, когда колхозный овес был надежной основой этих охот, всегда проходили успешно. Нынче поля не сеются, но хозяйство засевает несколько лесных делянок, где установлены стационарные вышки и легкие лабазы. Посеянный овес служит подкормкой лесному зверью, а также обеспечивает гарантированные охоты на медведя и кабана до самой поздней осени.

В теперешние, трудные для всего российского охотничьего хозяйства времена, Улома сумела сохранить не только свои угодья, но и приумножить поголовье основных видов дичи. В этом заслуга не только руководства Совета ЦО МО, обеспечившего материальную поддержку хозяйству, но и в первую очередь коллектива Уломского охотхозяйства во главе с начальником Лариным Николаем Георгиевичем, наконец-то первым местным жителем, пришедшим к руководству, знающим не только охотничье дело, но и местные обычаи. Хорошо знакомый с коренным населением, он способен погасить конфликты и провести нужное мероприятие. В этом ему помогает егерьский коллектив, некоторые работники которого егеря уже в третьем поколении, воспитанные и обученные такими знатоками охотничьего дела, как бывшие старшие егеря Весьегонского хозяйства Мурцев Семен Михайлович, Михин Валентин Александрович, братья Боярсковы и другие.

Для меня открытие охоты закончилось, так и не начавшись; вечером в пятницу, собирая ружье к первой в этом сезоне заре, привычно отвел затвор, ствол в колодке, закручиваю гайку на трубке магазина, ружье собрано. Жму на спуск, проверяя работу механизма, но удара курка по бойку нет. Внутри коробки бренчит сломанная боевая пружина, «автомат» превратился в кусок гравированного металла.

Итак, на ближайшие четыре дня я и мой спаниель превратились в тандем подавальщиков уток при более удачливых охотниках. Впрочем, я особенно об этом не жалел, к стрельбе по утке в последнее время несколько охладел, больше выбирался на болото ради собаки. А здесь, особенно на вечерке, спаниелю скучать не пришлось, просьба найти сбитую утку звучала с разных сторон. Да и приятель все время «совал» свою недавно приобретенную двустволку «Фаусти Стефано», как бы прося оценить и проверить ее бой, но сбив пару кряковых, я опять «переквалифицировался» в «помощника спаниеля». Утки было достаточно, первые два дня стрельба шла «веселая», затем дичь, распознав места установки шалашей, вела себя уже более осторожно, и последующие утра понедельника и вторника стреляли значительно реже, хотя утиные стайки приходилось видеть постоянно. Вечерний лет не ослабевал все четыре дня заезда.

В целом посещение охотхозяйства не разочаровало, ряд домиков был отремонтирован, а новостройки удивляли своей добротностью. Одним словом, как в прежние, в хорошем смысле, «застойные времена». Система скидок постоянным посетителям охотбазы позволила выбраться на природу не только охотникам, но и просто любителям сбора грибов и ягод.

В заключение хочется сказать, что на страницах «РОГ» многие авторы статей поднимают ряд проблем, возникших в настоящее время в охотничьем хозяйстве России. Отчуждаются угодья в пользу людей «с кошельком», возникают закрытые для простого охотника частные хозяйства. В угоду влиятельным лицам принимаются постановления, ущемляющие, а порой лишающие рядового охотника любимого занятия. На этих негативных приметах сегодняшнего времени и стараются авторы привлечь внимание общественности и законодателей к сложившемуся положению. Порой материал носит обобщенный, собирательный характер. Очень удивило, что в статье «РОГ» № 24 от 07.06. с.г. «Что было, что есть», где и названия хозяйства не указывалось, Совет ВОО ЦО МО усмотрел критику в адрес работы коллектива Уломского охотничьего хозяйства, со всеми обычно вытекающими в полувоенных организациях оргвыводами, а не проблему местных охотников.


Юрий КОНСТАНТИНОВ 25 октября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑