Неуловимые витютни

В первый день осени мы с постоянным попутчиком по голубиным охотам Александром Саукиным, теперь уже опытным голубятником, отправляемся в давно знакомые угодья. Здесь нас, как всегда, ожидает сюрприз.


Если в былые годы нерадивые колхозники радовали нас не скошенными до снега полосами кормовых полей, то в этом году, то ли руководство сменилось, то ли поля передали кому-то другому, но вико – овсяная смесь, которую так любят посещать голубиные стаи, была сведена аж в середине августа. Нет, по большому счету, это очень грамотно, своевременно скошенные овес, горох и вика, как раз пойдут на зеленую массу для корма скота. Скоту хорошо, колхозу тоже, зато нам это, как нож к горлу. Пропитания на убранных полях для витютней осталось мало, того и гляди уйдут искать более хлебосольные сельхозугодья. Надо торопиться, и в первый же день после приезда мы, вооружившись биноклями, выходим на разведку. Почему не взяли с собой ружья? Сейчас поясню. Готовясь к серьезной, многодневной охоте на витютней, но пока не зная точного места голубиной присады, мест кормежки и дневного отдыха, очень просто суматошной стрельбой по внезапно обнаруженным голубям прогнать из угодий всю обитающую в данном районе стаю. Точно так же, как можно разогнать тетеревиный или глухариный тока и гусиный базар. А в нашем случае, при скудности кормового стола, нужно быть особенно аккуратными. Удержаться же от выстрела, держа в руках ружья, довольно трудно, поэтому их и не взяли с собой в разведку.

Время вылета голубей на «ужин» известно по прошлым охотам, примерные места сбора на опушках – тоже, и около пяти часов вечера мы на наблюдательной позиции. С нашего НП, находящегося на довольно высоком бугре, хорошо просматриваются все три кормовых поля. В любом случае мы будем знать уже сегодня, на какое из них вылетают вяхири и есть ли они вообще в наличии.

На этот раз нам повезло. Не прошло и десяти минут, как над теми же самыми деревьями, что и в прошлом году, взвилась стая голубей численностью около сотни голов. Сделав небольшой круг, она снова опустилась на лес. Ну, эти штучки нам давно известны. Сначала витютни, подлетая с разных сторон, скапливаются на месте присады, затем делают несколько облетов, провоцируя возможного врага (охотников – на выстрел, хищных птиц – на атаку), и только после этого слетают кормиться на облюбованное поле. (Как правило, на то, где их не потревожили вчера.) Сегодняшняя стая повторила все маневры прошлогодней и села кормиться на самое выгодное в плане охоты для нас поле. Все ясно. Охота предстояла предсказуемая, а, следовательно, легкая и добычливая.

На следующее утро, едва забрезжил рассвет, мы уже тронулись в путь. Александр захватил с собой пластиковые чучела. Четыре штуки, имеющиеся у нас, конечно же, не соблазнят большую стаю, но зато создадут иллюзию безопасности, и витютни не станут набирать высоту над подозрительными местами или облетать их.

В принципе, так рано выходить нужды не было – голуби в начале сентября начинают подлетать к месту сбора около шести часов утра. Примерно к восьми они сбиваются в стаю и слетают на землю. Все-таки на своей первой охоте в этом году решили перестраховаться и заняли позиции пораньше. Пользуясь запасом времени обустроили скрадки, расположив их вплотную к лесу. Таким образом, голубиная «стрелка» оказалась у нас за спиной, а кормовое поле впереди. Одна очень важная деталь. Основное кормовое поле отделялось от присады и наших скрадков полоской леса. Следовательно, кормящиеся на поле голуби, не могли видеть результат стрельбы из скрадков. На этом и строился весь расчет. Мы пропускаем стаю через себя к кормушке без выстрелов, а открываем стрельбу только по насытившимся и возвращающимся к месту дневки или водопоя вяхирям. Поскольку птицы отваливаются от стола не все сразу, а по мере насыщения, предстояла стрельба по одиночкам и небольшим табункам. Основная же стая, не подозревая подвоха, продолжает кормиться.

Итак, все предвещало удачу. Через полтора часа шум крыльев за спиной возвестил о готовности передового отряда покинуть деревья. А вот и тройка разведчиков, просвистев над головой, уходит за лесополосу, в сторону кормового поля. Десятиминутная пауза, и около сотни вяхирей закрывают полнеба, облака и солнце. Буквально вжимаюсь в куст, прикрытый с фронта скрадком. Не видя, знаю, что Саша делает то же самое. Дать сейчас заметить себя витютням, значит испортить всю охоту. Наконец скрываются последние птицы, и можно встать и размяться. Какое-то время в запасе есть, пока не появятся первые насытившиеся. Но на охоте нужно быть готовым к любым неожиданностям. Стаю может спугнуть случайный грибник, хищник или бродячая собака. В этом случае стрелять нужно обязательно. Голуби голодные, стая разобьется, начнет метаться и охота состоится.

Но вот, наконец, первый одиночка вываливает из-за леса и наскакивает на выстрел напарника. Через минуту второй выходит прямо на меня. Хорошо. Парочка витютней добавлена к чучелам, начало положено и вот-вот появятся следующие. Но проходит полчаса, час, а небо остается безжизненно пустым. Звоню Саше, мы сходимся и идем выяснять, что же произошло. А что произошло – совершенно не понятно. Ясно одно – голуби исчезли в неизвестном направлении, на поле кормятся только два десятка сизарей. Витютней нет и в помине.

Вечером сажаю Сашу прямо на кормовое поле, а сам занимаю позицию в лесополосе. Таким образом мы не только перекрываем два из трех кормовых полей, но и имеем возможность наблюдать за всеми перемещениями стаи и контролировать их прилет и отлет. В любом случае мы будем знать, куда же они подевались утром.

Итак, скрадки заняты, бинокли наготове и остается ждать время прилета первых птиц.

В назначенный срок появляется головной дозор, а через полтора часа вся компания в сборе и готова слететь на завтрак. Она действительно слетает, но только не на те поля, на которых расположились мы, а на третье, не занятое. Просто мистика какая-то. Замаскирован я хорошо, а Сашу они вообще не могли увидеть за лесом. Но факт остается фактом – нас надули. Ждать больше не имеет смысла, и возмущенные вопиющей несправедливостью, строя планы на завтрашнее утро, отправляемся домой. А план на завтра может быть только один. Поскольку голуби покормились вечером без помех, то и вернуться они должны на старое место, где их будут ждать кровожадные охотники, пылающие жаждой мести.

Куст, в котором я устроил засидку в прошлом году, – на месте, и мы, чуть подновив позицию, устраиваемся в нем вдвоем. Обычная утренняя картина повторяется с точностью до мелочей. Витютни сбиваются в кучу, делают пробный облет, высылают разведку, разбиваются на две группы и слетают кормиться, но только не туда, где мы их ждем, а на те два поля, где устраивалась засада вчера. К нам же не прилетел ни один. Форменное издевательство. Ничего не остается, как с позором плестись восвояси. С нашего наблюдательного пункта все равно не видно, куда они уйдут.

Вечером, уже не такие уверенные в себе, занимаем скрадки на местах утренней кормежки голубей.

На этот раз стая транзитом в стороне от наших засидок уходит через дорогу на новое место, которое мы вообще не брали в расчет. Попытка на следующей охоте встать на дороге и отсечь их от новой кормушки провалилась в самом начале. Как будто зная, что мы готовимся их перехватить, витютни вообще никуда не полетели, а опустились кормиться на ближайшую стерню. Мы с Сашей уже с подозрением стали поглядывать друг на друга. Кто же из нас «продался» и сливает информацию голубям? Но шутки шутками, а охота-то не складывается. Витютни остаются по-прежнему неуловимыми.

Еще дважды вяхири садились кормиться на единственное из трех не занятое нами поле, и мне все это надоело. Обычно мы принципиально не трогаем голубей на месте присады, чтобы не отвадить их от угодий. Ведь если они поменяют место сбора, его еще нужно будет найти, а это потерянное время и риск совсем потерять стаю. Но тут дело пошло на принцип, и в ближайшее утро мы заняли позиции возле присады, решив начать стрелять по стае при первом же удобном случае. Но одно дело решить, другое исполнить. Когда вяхири посыпались из-за деревьев прямо на голову, я долго не мог выбрать верную цель, а в угон стрелять было уже далековато. Саша, очевидно, столкнувшись с теми же трудностями, ждал моих выстрелов, чтобы присоединиться потом. В результате мы опять выпустили стаю за лесополосу. На нашу удачу четверка витютней оторвалась и, совершая облет, наскочила на верный выстрел. Двумя выстрелами я ополовинил ее. Что тут началось. Обеспокоенные голуби, не понимая откуда исходит опасность, разбились на мелкие группы и заметались по разным направлениям. Вот тут началась настоящая охота. Одиночки, пары и небольшие табунки наворачивали с разных направлений, и я едва успевал забрасывать патроны в магазин Браунинга. С правого фланга слышалась частая пальба напарника. Через несколько минут лет прекратился, но с десяток голубей все же остались лежать на стерне передо мной. Пора сворачиваться и пойти посмотреть, как дела у товарища.

К сожалению, зарядивший на следующий день дождь не позволил проверить, как повлияла наша пальба на дислокацию голубиной стаи. Пора домой в Москву. Но самое главное, впереди пролет вяхирей и частично клинтухов. Есть надежда, что они остановятся на наших полях. Так что мы еще встретимся в этом году с неуловимыми витютнями.


Сергей ЛОСЕВ 11 октября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑