Уверенно глядя в будущее

Интервью с Риммой Константиновной Цыгановой, председателем республиканского Союза обществ охотников и рыболовов Удмуртии.

ТАК УЖ ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИЛОСЬ, ЧТО МУЖЧИНЫ ПРИСВОИЛИ СЕБЕ ПРАВО ЗАНИМАТЬСЯ ОХОТОЙ И РУКОВОДИТЬ, ПРЕДОСТАВИВ ЖЕНЩИНАМ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОЯВЛЯТЬ СВОИ ТАЛАНТЫ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО У ДОМАШНЕГО ОЧАГА. ТЕМ ПРИЯТНЕЕ БЫВАЮТ ИСКЛЮЧЕНИЯ, КОГДА ВИДИШЬ ЖЕНЩИНУ НА ОХОТЕ ИЛИ В РУКОВОДЯЩЕМ КРЕСЛЕ, СПРАВЛЯЮЩУЮСЯ СО СВОИМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ НЕ ТОЛЬКО НЕ ХУЖЕ МУЖЧИН, НО И ПОРОЙ ЗНАЧИТЕЛЬНО ЛУЧШЕ.


А почему, собственно говоря, женщина должна хуже справляться с возложенными на нее обязанностями? Кстати, знаете ли вы, что Удмуртским союзом обществ охотников и рыболовов руководит – и прекрасно руководит – женщина? И порядок в Союзе наведен такой, какой бывает у образцовой хозяйки в доме. Знакомьтесь – председатель республиканского Союза обществ охотников и рыболовов Удмуртии Римма Константиновна Цыганова.


«РОГ»: Римма Константиновна, я попрошу вас представить нашим читателям Союз обществ охотников Удмуртии.

Римма Цыганова: Удмуртскому республиканскому союзу обществ охотников и рыболовов уже более 60 лет. В 1941 году по решению Совета Народных Комиссаров было создано Оргбюро охотников и рыболовов Удмуртии. От этой даты мы и ведем свою историю.

На сегодняшний день Союз насчитывает тринадцать тысяч охотников. За Союзом закреплено два миллиона га, фактически половина Удмуртии. На закрепленной за нами территории расположено 21 охотничье хозяйство.

«РОГ»: Какие основные направления работы Союза?

Р.Ц.: Основной принцип нашей работы заключается в следующем: охота на массовые виды дичи должна быть доступна, т.е. быть недорогой и объект охоты должен быть в наличии, а охота на лимитированные виды должна проводиться исключительно с обслуживанием.

Удмуртия является родоначальником охотничьего биатлона. Республиканские соревнования по охотничьему биатлону проводятся вот уже двадцать лет. Более того, мы уже два раза проводили чемпионат Ассоциации «Росохотрыболовсоюз».

Что касается стендовой стрельбы, то в Ижевске, как, наверное, и во всей стране, все большую популярность получает такая разновидность, как спортинг. Хочу отметить, что публикуемые в журнале «Охота и рыбалка» статьи по спортингу являются для нас прекрасным подспорьем.

Одним из важнейших направлений в работе является охотничье собаководство, развитию которого уделяется огромное внимание. Союз обществ охотников построил очень хорошую испытательную станцию. На нескольких гектарах земли расположены П-образная нора, есть вольер для барсука. На испытательной станции есть медведи, с полдюжины кабанов, лисы, волки.

Нам очень повезло с людьми, которые там работают. Буквально за четыре года мы сумели восстановить работу этой станции. Я не уверена, что мы смогли бы достичь таких высоких результатов, если бы там работали другие люди.

«РОГ»: Сейчас практически повсеместно в России происходит процесс перезакрепления угодий. Коснулся ли он Удмуртии?

Р.Ц.: У нас есть проблемы с закреплением охотничьих угодий. Если бы республиканские чиновники относились к нашей организации – самой старой и самой массовой общественной организации в республике, с пониманием и большим уважением, учитывали бы интересы рядовых охотников и принимали во внимание ту деятельность, которая проведена, то Общество в таком случае только выиграло бы. У нас есть проблемы, которые приходится, к сожалению, решать через суд. В 2005 году мы были вынуждены судиться с нашим охотуправлением, понуждая его через суд выдать нам долгосрочные лицензии на пять охотничьих хозяйств. Мы этот суд выиграли.

Еще по одному хозяйству, расположенному вблизи Ижевска, мы находимся в довольно непростых отношениях с нашим республиканским руководством. Понятно, что судиться с правительством не самый лучший вариант, поэтому придется заняться убеждением чиновников в нашей правоте.

«РОГ»: В Удмуртии есть угодья, находящиеся в частной собственности?

Р.Ц.: Я не знаю ни одного хозяйства на территории республики, которое принадлежало бы какому-то одному частному лицу, но если принимать во внимание факт, что почти во всех организациях существует частная форма собственности и что за некоторыми такими организациями закреплены угодья, то можно сказать, что частные охотничьи угодья на территории республики есть. Так, одна нефтяная компания, действующая на территории Удмуртии, получила угодья площадью 25 тыс. га. Эта территория была отрезана от пригородного охотничьего хозяйства, ранее принадлежавшего городскому обществу охотников Ижевска. Я не могу сказать, что наметилась явно выраженная тенденция, но то, что процесс возникновения частных охотничьих угодий в республике пошел, это совершенно верно.

В соседней Пермской области в частном владении находятся более половины охотничьих угодий, у нас такого, к счастью, пока нет. Однако абсолютно ясно, что будет дальше, так как сдерживать развитие этого процесса практически невозможно.

Процесс перезакрепления угодий приобретает все большую остроту и для республиканского Союза. Как я вижу свои задачи в свете этой проблемы? Практически все наши хозяйства имеют долгосрочные лицензии на свою деятельность. Основная задача – это выполнять договорные обязательства, не нарушать законодательство, чтобы сохранить действие выданных нам лицензий в течение всего срока, т.е. двадцати пяти лет. Проблема же заключается в том, что несколько обществ охотников в республике не имеют этих лицензий и ведут хозяйство фактически «на птичьих правах». Нам необходимо как-то решать этот вопрос. Возможно, если не сумеем договориться и убедить наших чиновников, придется обращаться в суд.

«РОГ»: На крупных предприятиях Удмуртии, таких как Ижевский машиностроительный или Ижевский механический заводы, существуют свои охотничьи коллективы с давними традициями, за которыми наверняка закреплены угодья. Эти коллективы входят в состав Удмуртского республиканского союза или существуют сами по себе?

Р.Ц.: Действительно, в республике есть несколько крупных предприятий (в основном они находятся в Ижевске), которые имеют свои охотничьи хозяйства. Охотничьи коллективы этих предприятий входят в состав республиканского Союза на правах районных организаций.

Я бы хотела обратить внимание на то обстоятельство, что республиканский Союз обществ охотников и рыболовов имеет организационную структуру, которая почти не встречается в Российской Федерации. Удмуртский республиканский союз обществ охотников является объединением юридических лиц. Получается, что Союз – это не единая республиканская общественная организация, а структура, построенная снизу вверх.

Шестнадцать общественных объединений охотников и рыболовов приобрели статус юридических лиц. И вот, двадцать одно юридическое лицо десять лет тому назад учредило Республиканский союз для решения общих проблем и задач. И именно под эту структуру были утверждены устав и учредительный договор. Я считаю, что такой подход изначально создавал много проблем и сложностей. Получилось так, что все наше имущество фактически оказалось разделенным или распределенным среди этих юридических лиц. И в сегодняшних условиях это становится большим тормозом. Если какое-то общество охотников в одном из районов республики начинает испытывать трудности, то помочь ему бывает достаточно сложно, так как неизбежно возникают отношения между двумя юридическими лицами. Если бы Союз представлял собой единую структуру, то возможность для взаимовыручки, в том числе и финансовой, у нас была бы гораздо большей.

Мы пытаемся найти пути выхода из создавшегося положения, активно обсуждаем эту проблему, но нахождению путей выхода из этой ситуации мешает полюбившаяся очень многим самостийность. Все понимают, какую угрозу несет сохранение статус-кво, но в то же время никто не хочет идти на уступки, никто не хочет становиться подразделением единой республиканской организации. И тон в этом противостоянии задают благополучные в финансовом отношении общества охотников, игнорирующие положение других обществ, которые не могут похвастаться таким финансовым благополучием.

«РОГ»: Какие охоты пользуются наибольшей популярностью в Удмуртии? Удмуртия – это уже Предуралье, считают ли удмуртские охотники достойным себя охотиться весной, скажем, на вальдшнепа на тяге?

Р.Ц.: Республика славится крепкими охотничьими традициями. Охотники с большим удовольствием охотятся и на селезня, и на гуся, и на вальдшнепа. Они не считают, что вальдшнеп для них – это недостойный трофей. А если учесть, что не каждый охотник имеет возможность держать подсадную, а общество охотников хоть и содержит подсадных уток, но на всех, к сожалению, их не хватает, то охота на вальдшнепа, доступная для абсолютного большинства охотников, пользуется большой популярностью. Вообще, весенняя охота – это своего рода отдушина после долгой зимы, и настоящий охотник испытывает радость от общения с природой.

Охота на пролетного гуся у нас проводится, но возможной (я не говорю – успешной) она бывает только в трех-четырех районах республики на юге и севере – в бассейнах рек Камы и Чепцы. Гусь не садится, а словно облетает территорию республики.

Что касается осени, то у нас отличная охота на боровую дичь и, конечно, на зайца. Очень популярна охота на медведя. Вы понимаете, что эта охота популярна среди платежеспособных людей, но не только. Мы продаем лицензии на эту охоту тем охотникам, которые помогают нам обрабатывать кормовые поля.

Мы никак не можем убедить наше охотуправление открыть зимнюю охоту на боровую птицу. Так, у нас закрыта охота на тетерева с чучелами, традиционная русская охота, о которой рассказывал еще Сабанеев.

За последние несколько лет произошел значительный сдвиг в нашем понимании того, как должна организовываться охота. Мы начинаем понимать, что охотника на охоте нужно обслуживать. Мы учимся этому. Семь лет назад я боялась приглашать на охоту в Удмуртию охотников из других регионов. Я не была уверена в том, смогут ли наши егеря сработать как положено. Сейчас я уверена в том, что уровень обслуживания на охоте достаточно высок, и мне не стыдно приглашать на охоту даже иностранных охотников. Опыт дается совсем не просто.

«РОГ»: Как вы относитесь к предложениям, все чаще мелькающим в СМИ, о создании на базе «Росохотрыболовсоюза» политической партии?

Р.Ц.: Политической партии? Хватило бы только силенок. Может быть, это и нужное дело, хотя я не совсем понимаю необходимость этого шага. Мне сложно дать ответ, насколько нужна политическая партия рядовым охотникам, хотя и отставать от жизни тоже нельзя. Но, с другой стороны, нас порой слишком заносит. Так, у нас в республиканском Союзе когда-то активно продвигалась идея учреждения собственного коммерческого банка. Время – самый объективный судья – показало, что это был абсолютно утопический проект.

«РОГ»: Этот вопрос, наверное, будет ожидаемым и вполне логичным. Поймите меня правильно, он вовсе не продиктован мужским шовинизмом. Как получилось, что во главе республиканского Союза обществ охотников оказалась женщина?

Р.Ц.: В 1984 году после окончания Кировского сельхозинститута я пришла на работу в Удмуртское общество охотников. И вот уже 22 года я в нем работаю.

Я уже говорила, что четыре года назад на конференции возникла ситуация, когда среди мужчин не нашлось человека, способного возглавить республиканский Союз, мне пришлось согласиться с предложением занять пост председателя. К тому времени я уже была заместителем председателя республиканского Союза.

Но ведь я не исключение: так, Приморское общество возглавила Татьяна Арамилева (Маракова), во главе ставропольских охотников также стоит женщина.

«РОГ»: Много ли женщин увлекаются охотой в Удмуртии?

Р.Ц.: Удмуртия в этом отношении вряд ли отличается от других регионов России. Сказать, что много женщин увлекается охотой, я не могу. Хотя я знаю женщин, неоднократно успешно охотившихся на медведя. Это, например, Любовь Николаевна Воронина. Ее увлек охотой ее муж нейрохирург, заслуженный врач Удмуртии и страстный охотник Владимир Иванович Воронин.

«РОГ»: А вы увлекаетесь охотой? Есть ли у вас собака? С каким оружием вы охотитесь?

Р.Ц.: У меня были две лайки. Они, к сожалению, уже умерли. Занятость не позволяет мне часто бывать на охоте.

Что касается любимой охоты, то это охота с лайкой на барсука. Охотятся в сумерках или почти ночью. Эта охота не очень сложна физически, но столь же эмоциональна, как и все остальные.

У меня два гладкоствольных ружья. Одно – память об отце. Это ружье ИЖ-5 28-го калибра. Оно было выпущено в 1950-х годах. Это ружье удивительно прикладисто, обладает хорошим боем, и мне оно очень нравится. А второе ружье ИЖ-58 16-го калибра было подарено мне родителями на двадцатилетие. Они еще шутили, что у всех дочери как дочери, им дарят ювелирные украшения, а мы своей на двадцатилетие ружье подарили.

«РОГ»: Римма Константиновна, если вспомните, расскажите, пожалуйста, какой-нибудь забавный случай из вашей охотничьей практики.

Р.Ц.: Забавный случай?.. Наша испытательная станция находится, как я уже говорила, недалеко от города. И как-то раз, не знаю, по какой причине, загон с недавно привезенными северными оленями оказался открытым. Это обнаружилось, когда оленей в загоне уже не было. Сотрудники испытательной станции бросились на поиски – кто-то в лес, кто-то на дорогу. И вот стоит один из сотрудников на дороге, неподалеку от перекрестка. Он увидел пожилую женщину и бросился к ней с вопросом, не видела ли она случайно северных оленей. Она очень спокойно и даже ласково ответила, что видела и даже не одного, а целое стадо. И поскорее пошла прочь, не отвечая на вопрос, где конкретно она видела оленей.

Вскоре этот сотрудник увидел еще одного человека, на этот раз мужчину, и обратился к нему с этим же вопросом. Мужчина ничего не ответил, а только обошел нашего сотрудника стороной и, когда отошел на приличное расстояние, крикнул: «Лечиться надо!»

И лишь тогда наш сотрудник сообразил, что он задает вопрос о северных оленях людям, которые не знают о существовании в районе испытательной станции общества охотников и завезенных на нее оленях, но прекрасно осведомлены о том, что в этом районе находится психиатрическая лечебница.

А олени через какое-то время, погуляв на воле, сами вернулись в загон, причем сделали это раньше, чем на станцию пришли – после безуспешных поисков – наши уставшие сотрудники.

Спасибо вам, Римма Константиновна, за ответы и от имени редакции и всех читателей «РОГ» хочу пожелать вам традиционное «Ни пуха ни пера!» (наша беседа состоялась в канун открытия охоты в Удмуртии) и успехов в руководстве Удмуртским республиканским союзом обществ охотников и рыболовов.

Спасибо, а я, в свою очередь, хочу пригласить всех читателей «РОГ» на охоту в Удмуртию. Приезжайте, не пожалеете! Без трофеев от нас еще никто не уезжал.


Беседовал Андрей УГАРОВ, Ижевск – Москва 20 сентября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑