Медвежья охота

Медведь. Каждый охотник мечтает добыть этого зверя. Ковер из его шкуры – предмет особой гордости и в какой-то мере самолюбования.


Первого своего медведя я добыл в Карелии. Случилось это так. В конце августа, по договоренности с Управлением охотничьего хозяйства Республики Карелии, я выехал из Москвы в Петрозаводск. Меня встретили, и мы поехали на охотбазу «Ольгинская» в 40 км от города.

В этот же день, около пяти часов вечера егерь на «уазике» повез меня на охоту. По пути в заброшенном песчаном карьере проверили пристрелку моего карабина «Лось-4». Около семи часов вечера подъехали к лабазу на краю небольшого овсяного поля. В качестве привады на краю поля егеря выложили рыбные отходы. С поля дул небольшой ветерок. Меня немного раздражал доносившийся запах тухлой рыбы, но, как говорится, ничего не поделаешь. Вдруг на противоположный конец поля вышел медведь. Осмотрелся и неторопливо пошел в сторону лабаза.

К лабазу медведь подошел метров на 20–25, затем развернулся и пошел к приваде. Когда медведь стал отходить, я потихоньку поднял карабин. У края поля была свалена куча пней, заросшая иван-чаем. Медведь зашел за эту кучу. Когда из зарослей показалась его голова, быстро прицелился и выстрелил. Медведь сразу пропал. Я даже толком не понял – попал или нет. Посидел еще некоторое время на лабазе и решил идти выяснять результаты выстрела. Спустившись с лабаза, готовый выстрелить в любую секунду, с замиранием сердца пошел по медвежьему следу. Осторожно раздвинув стволом заросли иван-чая, увидел заднюю медвежью лапу. Потыкал ее стволом – не шевелится. Вроде готов, но все равно страшно. Потихоньку обошел вокруг. Медведь, даже битый, внушал опасение. Медведь, примерно 120–130 кг, довольно светлого окраса. Пуля попала в основание черепа. Скоро подъехал егерь с собакой. Увидев меня у медведя, сделал очень серьезное внушение. Даже тяжело раненый медведь может затаиться и жестоко покарать обидчика. К лежащему медведю следует подходить очень осторожно, как минимум, вдвоем, а еще лучше пустить притравленную собаку. Но это была моя первая охота на медведя, и я еще не знал всех тонкостей.

Для наглядности егерь рассказал поучительную историю, которая произошла на аналогичной охоте. Случилось вот что. Охотник стрелял с лабаза по медведю на овсяном поле из карабина СКС. После выстрела, видя, что медведь упал и не шевелится, решил, не дожидаясь подхода егеря, пойти посмотреть. Подошел. Вдруг медведь вскакивает и бросается на охотника. Тот стреляет – промах, второй выстрел не получился – перекосило патрон во время перезарядки. Медведь сбивает с ног охотника и начинает рвать лицо, голову, руки. Подоспевший егерь сумел как-то добить зверя. Охотника быстро отвезли в больницу, где произвели необходимую обработку ран, однако через три дня этот человек умер, как оказалось, от перитонита.

В общем, в этот раз на охоте мне здорово повезло. В первый же день добыл медведя. Видно, сработал «эффект новичка». Меня просто распирало от счастья. Поминутно ходил любоваться шкурой, висевшей под навесом.

Я потом еще несколько раз выезжал на медвежью охоту. Были выезды очень удачные, были неудачные.

Однажды в середине сентября поехал на машине с приятелем Володей в Архангельскую область в район города Няндома. Каждый вечер сидели на разных полях, и все неудачно. Пришло время собираться домой. Решили посидеть последний вечер и утром уезжать.

Накануне утром, объезжая окрестности, облюбовали одно довольно обширное поле со множеством медвежьих следов. Решили вечером охотиться здесь. Товарищ занял старый лабаз, а я пошел на противоположную сторону. Кстати, все передвижения на овсах следует производить серединой поля. К лабазу подходить под прямым к полю углом и ни в коем случае не бродить вдоль опушки. Я решил сидеть прямо на земле.

В месте предполагаемой засидки в поле вдавался клин леса. Решил расположиться на острие этого клина, чтобы видеть правую и левую стороны.

Было еще довольно светло, когда с левой стороны вышел медведь и по опушке неторопливо пошел в мою сторону. Я был вооружен гладкоствольным ружьем ИЖ-12. Подпустил метров на 35–40. После первого выстрела медведь упал, но тут же вскочил, стреляю еще раз – медведь снова падает, но продолжает шевелиться. Быстро перезаряжаю и стреляю еще раз, хотя этого можно было не делать. Медведь был убит двумя первыми выстрелами. Медведь оказался сравнительно небольшой, около 80 кг, очень жирный, с отличной пушистой шкурой темно-бурого цвета. Так успешно закончилась наша охота в Архангельской области.

В конце августа договорился об охоте в Удмуртской Республике. В Ижевске меня встретили, и на «уазике» вывезли на охотбазу в 150 км от Ижевска.

На базе быстро устроился и вместе с егерями выехал на овсяное поле.

Поле большое, около километра в длину и метров пятьсот в ширину. Разместились по периметру все семь человек. Я выбрал себе место с противоположной стороны на высокой разлапистой елке, на сучках которой кое-как устроился. День был пасмурный, стемнело довольно рано. Примерно в начале девятого в лесу послышался хруст, и скоро на опушку вышел медведь, от моей засады примерно метрах в 40–45. Остановился, осмотрелся и неторопливо пошел на поле. Дал ему немного отойти – прицелился. Мушку практически не видно, целился по планке. Стрелял дуплетом. Первый выстрел был из нижнего ствола пулей «Бреннеке». После выстрела медведь быстро развернулся. После второго выстрела пулей «Стрела» – лег.

В этот раз моей добычей стал медведь-самец, довольно крупный, почти черного цвета, лет 6–7, голова и плечи были с сединой, но жира было мало. Попали обе пули: первая пробила грудную клетку, вторая – шею навылет.

Довелось мне поохотиться и на севере Пермской области. В день приезда на охоту, можно сказать, опоздали. Когда подошли к полю, то увидели метрах в двухстах от нас сравнительно небольшого медведя. Прячась за прошлогодний стог соломы, стал скрадывать. Подобрался метров на 120–130. Дальше укрытий не было. У меня был карабин «Лось-4», т.е. зверь находился в пределах выстрела. Стрелял без упора с руки и промахнулся. Но не очень горевал. Медведь был с большую собаку, никакой ценности как трофей не имел.

На следующее утро поехали вдоль полей осмотреться. Медведи на поле выходят, но не активно. В лесу большой урожай ягод: рябины, смородины, брусники. Еды хватает. По пути заехали на ячменное поле.

К нашему удивлению, поле активно посещалось медведями, свидетельством тому были их многочисленные следы. Поле сравнительно небольшое, около 150 метров в длину и 80–90 в ширину. На краю поля нашли прошлогодний лабаз. Он был устроен между двух елок на высоте около трех метров и с поля был почти незаметен. С лабаза поле было как на ладони, т.е. место было выбрано очень удачно, решил охотиться на этом поле.

Около пяти часов вечера взобрался на лабаз. Погода отличная, светит солнце, ветра почти нет. Вдруг около семи вечера на поле выбежал медвежонок, и минут через 10–15 вышла мамаша. Медведица сразу легла в ячмень и стала ползать по полю, передними лапами собирая в пучок колосья и обсасывая их. От меня они находились буквально в 50–55 метрах. Очень интересно было за ними наблюдать, тем более мне еще никогда не приходилось видеть семью медведей в такой близости. Особенно непосредственно вел себя медвежонок, ну прямо как маленький шалун-непоседа. Все время был в движении, ни на минуту не оставался на месте: там ущипнет, там ухватит, то вдруг начинал кататься или приставать к матери. Медведи находились, можно сказать, рядом, но по охотничьей этике нельзя обижать мамку, если с ней медвежонок. Медвежонок, оставшись сиротой, неминуемо погибнет.

Вдруг медведица насторожилась, привстала, рявкнула. Медвежонок быстро подбежал к ней, и они пошли через поле. От меня прошли метрах в пятнадцати. Стало понятно, что прогнать их с поля мог только матерый медведь. Я замер. Комары на мне пировали. Но шевелиться нельзя. Время тянулось мучительно долго. Между тем уже стемнело. Вдруг на поле совершенно бесшумно появился темный силуэт довольно большого зверя от меня метрах в 60–70. В ячмене на фоне темного леса, даже несмотря на небольшое расстояние, в оптику его практически не было видно. Открытый прицел на карабине тоже не помогал. Вот когда пожалел, что нет со мной моего верного ИЖа. Медведь был в пределах выстрела пулей из дробового ружья, а прицелиться можно было по планке. Стал ждать восхода луны. Медведь ползает по полю, и даже приблизился. Вот, наконец, луна показалась над деревьями. Еще немного – и можно будет попытаться прицелиться. И в этот момент услышал шум машины, за мной приехали. Медведь убежал. Не хватило всего 15–20 минут. Было очень досадно.

Назавтра решил сидеть всю ночь. На этот раз взял с собой карабин и ружье. Но ни в эту ночь, ни в последующие две медведи на поле не выходили. Кстати, чуть-чуть не произошел несчастный случай. Прошло уже несколько лет, но я до сих пор помню это событие, как будто это произошло вчера.

Сидя на лабазе, услышал характерное похрустывание веток, полное впечатление, что приближается зверь. Приготовился стрелять, бьет легкое волнение, хорошо всем знакомое. Уже вижу – между деревьями что-то мелькает. Думаю, еще немного подпущу и буду стрелять. Вдруг на опушку выходит грибник. От неожиданности меня пробила дрожь. Резко отвернул карабин в сторону. Чуть не произошло непоправимое.

Уже в Москве мне стало известно, что на этом поле погиб егерь, с которым охотился. Он в сумерках шел вдоль опушки, и произошло непоправимое: его приняли за медведя. Осталась жена и двое несовершеннолетних детей.


Вячеслав ПЕТРУНЬКИН, г. Москва 6 сентября 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑