Зачем охотнику пистолет?

Прочитал статью Суслова и, честно говоря, расстроился. Меня мало волнуют рассуждения дилетантов и снобов об охотничьем оружии, но публикации Суслова об охоте, ведении охотничьего хозяйства и чиновниках от охоты я читал с огромным удовольствием. Чувствовалось, что человек искренне болеет за нашу природу, животный мир и будущее охоты. И американский полицейский, и российский милиционер одинаково любят короткоствольное оружие. Но, очевидно, специфика работы накладывает свой отпечаток на отношение к оружию и его применению.

Американцев хлебом не корми, дай пострелять по кабанам из револьвера, а ст. сержант милиции Суслов ратует за использование на охоте хаудахов (обрезов гладкоствольных двустволок и тройников). И что самое страшное, предлагает вооружить ими геологов и прочих туристов. Да побойтесь Бога, сержант. Геологи – самые страшные из «любителей романтики», болтающихся по угодьям. Именно из-за них опустели сибирские реки, некогда богатые тайменем, из-за них тайга стала бедна зверем. Не признающие ни сроков охоты (основное геологическое поле приходится на лето), не озабоченные ни законными, ни этическими нормами (главное накормить экспедицию), ни лимитами отстрела (летом в жару мясо моментально портится и используется лишь его небольшая часть). Так вот, такие «кулацкие банды» бродят по лесам и стреляют во все живое, что увидят. Им, для полнейшего сходства, не хватает только обрезов, которые вы, охотник, и хотите им предложить. То есть вооружить их хаудахами. Но ведь у геологов нет дисциплины охотника, они не воздержатся от неверного, сомнительного выстрела, большинство геологов плохие стрелки. В программу их обучения не входит стрельба и следопытство. Как правило, серьезные люди занимаются чистой наукой, а проблему пропитания экспедиций решают случайные люди, которым глубоко плевать на все, кроме куска мяса. И не надо думать, что я сгущаю краски – все так и обстоит. И пусть любой мой оппонент, прежде чем начнет возмущаться и защищать корпоративную честь, вспомнит, что творилось, когда он сам по молодости ходил с экспедициями. При стрельбе из карабинов, тем более из «мелкашек», и то добывался едва ли не пятый стреляный зверь (из-за отсутствия снега уходили почти все подранки), в первую очередь гиб новорожденный молодняк и беременные самки, а при неумелой пальбе из обрезов гладкоствольного ружья, добычливым будет только грабеж складов с тушенкой у соседей.

Я прекрасно понимаю, как внушительно выглядит спецназовец или омоновец, увешанный «кипарисами», «кедрами» и пистолетами. Еще более солиден и крут «командос» с помповиком, узи и револьвером. А теперь попробуйте навесить все это на охотника, как предлагают некоторые авторы. Бред, полный бред.

Мне одинаково не нравятся три вещи. Это, с одной стороны, модернизация оружия с целью более точной и дальней стрельбы, с другой – возвращение к каменному веку и охоте с луками, а так же игры в Дикий Запад. Сейчас поясню. Зверя становится все меньше и меньше, а оружие, способное его убить – все совершеннее. Так давайте сразу перепрыгнем несколько этапов и перейдем к винтовке наводимой компьютером. Насколько облегчится стрельба – исключатся любые случайности. Ну, и с чем мы останемся? Куда денется охота? Сказал бы, да выражение нецензурное. Позволю себе процитировать Ефима Пермитина: «Главная прелесть охоты – в ожидании неизвестного, а трудности усиливают чисто спортивное наслаждение». Теперь перейдем к луку и арбалету. Вспомните, в какой стране мы живем? И как долго еще будет формироваться сознание россиян? Пока же, получив право охотиться с беззвучным и мощным оружием, браконьеры удесятерят свои усилия. Тогда уж сразу давайте назовем охотничьим оружием бесшумные «вал» и «винторез» (автомат и снайперская винтовка) к удовольствию любителей военного дизайна.

Когда-то чукчам и алеутам, меняющим у американцев меха на виски и оружие, очень пришелся по душе своей скорострельностью шестизарядный кольт. Многие из них отправились с этой игрушкой охотиться на белого медведя. Почти все они не вернулись. Шесть выстрелов, сделанные в упор, не останавливали огромного зверя. Думаю, что не остановят они и атакующего секача. Стрелять же полосатых поросят, как это делают американцы, удовольствие на любителя. Я же сейчас пишу о серьезной, традиционной охоте, а не о развлекаловке с банкой пива в руке.

В данном вопросе мне лично импонирует консерватизм англичан. Как вы, наверное, слышали, если у лондонца сгорел дом, то он может построить на его месте только точно такой же, но никак не небоскреб или военную казарму, даже если этот дом был одноэтажной хибарой. Так сохраняется английский уникальный архитектурный стиль. О ружьях англичан (которые они кирпичом не чистят), конечно же, слышали все. По сегодняшний день сохранен их старинный дизайн – простой, как все гениальное. Перде, голанды – вот к чему надо стремиться нашим оружейникам, а не лепить многозарядный ширпотреб и не вешать на шею охотникам «базуку» для охоты на зайца, и совать за пояс кольт с лазерным прицелом. Но только создать что-нибудь свое, а не слепо копировать (это все равно не удастся).

Почему-то ругать сегодня советско-российское автомобилестроение стало хорошим тоном, но только попробуй замахнись на отечественного оружейника – тут тебе и гневные статьи в ответ, и недовольство издателей. Но давайте посмотрим правде в глаза – выпускается ведь сплошное барахло и ничего не делается, чтобы улучшить ситуацию (кроме переделки военного оружия в охотничье). Охотникам рекомендую совершенствовать стрельбу на стрельбищах и стендах, а не заваливать дичь градом пуль и мешками дроби.

Что касается оружия «последней надежды», в качестве которого уважаемый г-н Суслов рекомендует использовать хаудах, то по этому случаю вспоминаются некоторые эпизоды охоты из моей практики. В возрасте 12–14 лет я ходил на охоту с одностволкой ИЖ-18. Мой приятель и ровесник имел такую же. Когда была моя очередь стоять на номере, а его идти в загон, то я вооружался обеими флинтами. Одну я держал в руках, вторая стояла рядом, воткнутая в снег. (Охотились на зайцев и лисиц.) Так вот. После промаха или осечки я ни разу не вспомнил про запасное ружье. Первым и естественным побуждением было – как можно быстрее перезарядить то ружье, которое держал. Позже, во время охоты с болтовиком и тройником, наблюдалась та же картина. При атаке того же кабана (которого упоминает Суслов) или более серьезного зверя, нельзя, да и очень трудно, отвести от него взгляд, а вслепую удобнее манипулировать тем оружием, которое в руках.

В заключение хочу рассказать об охоте, происходившей в советское время на берлоге с участием двух моих приятелей-грузин. Собираясь на медведя, каждый из них вешал на одно плечо гладкоствольный полуавтомат, а на другое карабин. На поясе у одного висели маузер и сабля, у другого, соответственно, вальтер и кинжал. Но это еще не все – главным их козырем была граната-лимонка. Очевидно, также подразумевался последний шанс на спасение. Однако использовали они этот шанс довольно оригинально. Подойдя к берлоге, которая располагалась, как правило, в пещере, они просто бросали гранату внутрь. Выскочивший медведь (израненный и ослепленный), попадал под огонь арсенала состоявшего на вооружении горцев.

Не знаю, почему вспомнил этот анекдот (кстати, совершенно достоверный, оба в прошлом известные стендовые стрелки), наверное, что-то навеяло пока писал статью, но давайте не уподобляться таким «медвежатникам», а ходить на охоту (пусть самую опасную и редкую) с одним надежным и привычным ружьем, приспособленным именно для данной охоты. Остальной же арсенал оставим для специальных подразделений, имеющим совсем другие задачи.


Сергей ЛОСЕВ 30 августа 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑