Реформы и реформаторы

Почти в каждом номере «РОГ» публикуются статьи рядовых охотников, ученых, юристов и работников охотничьих хозяйств, посвященные нынешнему положению дел в охотничьем хозяйстве. Многие из этих публикаций похожи на крик души, потому что человеку с логическим мышлением трудно понять суть тех реформ, которые кроме недоумения и раздражения других чувств не вызывают.


До начала реформ всем было понятно, что охотничьей отрасли нужны кардинальные изменения, чтобы она могла вписаться в изменяющееся законодательство и заняла свое достойное место в общей экономике страны. Положение отрасли, основанной на глобализме Росохотрыболовсоюза, давно устарело и требовало срочных изменений. Как и ранее, так и сейчас главным препятствием для ускоренного развития, привлечения инвестиций в охотничье хозяйство страны была и остается пагубная практика закрепления территорий, акваторий в каждом субъекте РФ за одним охотпользователем, в основном это областные общества охотников и рыболовов. Сохраняя командно-административную систему советского времени, при которой вниз рассылаются разнарядки, сколько денег тратить и на что, какие корма куда выкладывать и т.д., когда руководители охотхозяйств на местах лишены всякой инициативы и возможности самостоятельно влиять на финансовую политику, – при таком положении дел не может быть и речи о дальнейшем развитии отрасли. Входящие в состав областных обществ районные общества, являясь отделениями или филиалами области, по сути и ведут сейчас охотничье хозяйство на большей территории РФ, ровно на том уровне, на котором могут. Как и ранее, возглавляют эти общества почти везде, за редким исключением, отставные милиционеры, военные и т.д., то есть люди, которые могут себе позволить работать за зарплату 1000–1200 рублей, имея, правда, при этом пенсию в 3000–4000 рублей. Егеря в таких охотхозяйствах и по сей день получают зарплату в 500–600 рублей. Какая зарплата, естественно, такая и отдача. Все ведение таких охотхозяйств заключается в банальном сборе «даров природы» и возможности иногда «срубить денег» с приезжих охотников. Даже в самом крупном областном обществе – МССО МООиР – половина охотничьих хозяйств дотационная, то есть эти охотхозяйства получают заработную плату и ведут биотехнию за счет членских взносов охотников Москвы. С введением государственного охотничьего билета все эти охотхозяйства, как и сама эта громоздкая, неповоротливая структура, будут обречены на вымирание, что уже и произошло в некоторых субъектах РФ.

Как грибы в последние годы стали появляться частные охотничьи хозяйства. Правда, закон «О животном мире» не предусмотрел в 1995 г. закрепление территорий, акваторий за физическими лицами, поэтому все они зарегистрированы как «ООО» и т.д. Охотничьи угодья в таких хозяйствах преобразились за очень короткие сроки, выросли комфортабельные современные базы – сказываются денежные вливания новых хозяев. Главным недостатком таких охотхозяйств является то, что они ориентированы для обслуживания маленькой кучки людей, инвесторов и за живое задевают интересы простых охотников, проживающих на этой территории, которые ранее на ней охотились.

Чтобы отбить желание у таких охотников выйти в лес с ружьем, угодья объявляют или «воспроизводственными участками», или устанавливается стоимость путевок от 1000 рублей за день охоты на зайца и т.д. Применяются и открытые репрессии, когда угодья начинают охранять с ОМОНом и вместо проверки документов укладывают охотников мордой на капот. Ориентированы такие охотничьи хозяйства только на разведение копытных животных, «мелочевка» их не интересует. В общем, куда ни кинь, всюду клин. Плохо и то, что было. Еще хуже то, что появляется. Где же та золотая середина, которая устроила бы все стороны?

Мнение государства об охотничьей отрасли сейчас ничем не отличается от мнения любого рядового обывателя, который знает о ней только поверхностно. Процесс охоты и охотничье хозяйство воспринимаются как одно целое. Собралась куча каких-то дураков с ружьями, ходят по лесу и стреляют во все живое. Этим все сказано. А проблемы этой отрасли, занятость населения – да кому все это нужно? Ставить знак равенства между собственно охотой и охотничьей отраслью это то же самое, что отождествлять процесс вождения автомобиля с отраслью, которая этот автомобиль выпустила. Охотничья отрасль включает в себя помимо прямого ведения охотничьего хозяйства еще и производство охотничьего оружия, боеприпасов, одежды, снаряжения и т.д. Все эти звенья отрасли позволяют создать тысячи рабочих мест во всех субъектах РФ. Государство получает прибыль в виде налогов, но все равно продолжает методически рубить сук, на котором сидит.

Самая большая вакханалия творится при утверждении лимитов отстрела и при самой выдаче лицензий на копытных. Ежегодно только в Московской области под колесами автомобилей погибает от 600 до 800 лосей. В то же время для всей области в 2005 г. утвердили только 150 голов, из них только 15 взрослых. Нечего сказать, государственный подход налицо.

Думал ли министр, подписывая составленный А. Данилкиным лимит отстрела копытных для всей РФ? Получив эти лимиты, ужаснулась уже вся Россия. По заявкам охотпользователей планировался отстрел 30–40% взрослых особей, а господин Данилкин урезал его до 10%. В результате только одной этой подписи государство недополучило миллионы рублей в виде прямых платежей и налогов. Из 2500 голов кабана в Московской области 1000 лицензий должна была быть на взрослых зверей, 1500 – до 1 года. После редактирования Данилкина получилось 250 взрослых и 2250 до 1 года. Прямая потеря бюджета Московской области в виде разницы платежей (450 рублей за взрослого и 225 до 1 года) только по кабану составила 168750 рублей. А по другим животным? А в масштабах всей страны? А то недоумение субъектов, которым по его вине не были вообще выделены лицензии или выделены по 10–20% от заявленного. Ему, Данилкину, в Москве виднее, сколько лицензий выделить или не выделить. И наплевать, что подорван авторитет управлений Россельхознадзора в субъектах РФ. Потянулись ходоки в Москву, и министру А. Гордееву все равно пришлось подписывать дополнительные лимиты, чтобы снять напряженность на местах. К потерям бюджета придется приплюсовать потери от неполученных налогов от всех охотпользователей. Необходимо также добавить срыв сотен и сотен выгодных контрактов по добыче трофейных зверей, звери возрастом до 1 года такими не являются. Вот такая получается арифметика. Думаете, кто-нибудь за это ответит?

Охотничьи угодья условно разделяются на водно-болотные, лесные и полевые. За водно-болотные и лесные в скором времени с охотников будут драть три шкуры. Почему-то совсем забыли о полевых угодьях. Надо срочно эту ошибку исправлять и вносить изменения в Земельный кодекс. Выйдет охотник в лес – плати, приблизится с ружьем к воде – плати, а как же поля, степи, неужели по ним паразит будет ходить бесплатно. И это не шутка, при введении такой платы для охотпользователей, они будут вынуждены компенсировать понесенные затраты, повышая плату за посещение угодий. Государство в очередной раз решило ободрать всех охотников России, так как любые придуманные платежи в конечном итоге лягут на наши плечи. Хорошо по этому поводу высказался мэр Москвы Ю.М. Лужков: «Осталось приватизировать только воздух. С какой стороны подул ветер – тому и плати».


С уважением к читателям Дмитрий СМИРНОВ, охотник-юрист, г. Москва 19 июля 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑