О судьбах охоты на Вятской земле

Народы, населяющие Росию, охотой занимались от века

В древние времена для жителей Предуралья, куда входит и Вятская земля, охота была самой жизнью: от нее они кормились и одевались до того времени, как они познали земледелие и занялись им.

Поскольку частного землевладения на Вятской земле в прошлые века не было, охотничьи угодья были общедоступными. Даже в царские времена, когда вятские леса размежевали на государственные и общинные (деревенские), охотник мог пойти на охоту в любой лес . Никаких охотничьих организаций не было. Не было и узаконенных государством правил охоты. Охота стояла на вековых традициях, на совести и моральных устоях охотников.

Однако во второй половине XIX века великий князь Владимир Александрович, сам страстный охотник, решается придать охотничьему делу определенную организованность и, покровительствуя, создает Московское Императорское общество разведения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты, председателем которого он служил с 1872 по 1909 год. Создание этого общества послужило как бы толчком для образования охотничьих обществ и в других местах Российской империи. В конце XIX начале XX столетия общества правильной охоты создавались и на Вятке, вятичи даже выпускали журнал «Охотник», который распространялся по всей России.

После 1917 года пошли лихие времена для охотничьих объединений. Власть захватили люди далекие от охоты, желающие управлять ею, но не знающие, как это сделать. Были годы, когда охоту даже относили к спорту. В 1934 году в Кирове при городском комитете физкультуры создается городской спортивный охотничий комитет. О чем думали власти? Ведь спорт предполагает соревнование. В чем оно может заключаться на охоте? В том, кто больше наловит, настреляет?

Лишь после Великой Отечественной войны начался очередной этап образования обществ охотников разных уровней, в том числе и районных. При этом еще какое-то время охотничьи угодья по-прежнему оставались общедоступными. Закрепление угодий за различными охотпользователями началось в 60-х годах XX столетия. Для рядовых охотников закрепление означало – свободному передвижению по угодьям, даже в пределах своего административного района, приходит конец.

Получив в распоряжение охотничьи угодья, общества худо-бедно жили, выполняли те задачи, ради которых были образованы. Госохотинспекция осуществляла контроль за их деятельностью и поведением охотников в лесу. Был случай, инспектора прилетали даже на вертолете для проверки правильности нашей охоты на кабана.

Но в начале 90-х годов рухнула плановая система хозяйствования и вместе с ней обещанный, но так и не построенный коммунизм, вместо него на Российскую землю снова пришел капитализм, и возник вопрос – что же будет с охотой? В новых условиях обществам стало худо: пришло безденежье. И, как следствие, ухудшилась охрана угодий, во многих обществах работы по биотехнии сошли на нет. Гражданское общество резко разделилось на бедных и богатых. В этих условиях появились люди, желающие взять часть охотугодий в частную собственность, хотя бы на правах аренды. На Вятку это веяние пришло с некоторым опозданием. В соседней Пермской области движение за аренду угодий началось еще в 90-х годах прошлого столетия, у них был даже образован союз охотпользователей с годовым взносом 30 тыс. рублей с каждого. Но в связи с последними реформами государственных органов управления охотничьей отраслью и контроля над ней союз распался. Однако распад союза не означает ликвидацию самого движения за аренду охотугодий.

В одном из таких частных (на условиях аренды) хозяйств мне удалось побывать в декабре 2005 года. С охотоведом этого хозяйства Сергеем Зыряновым мы выехали на машине из Кирова в Пермь. Всюду вдоль дороги виднелись заросшие лесом поля и тополя с березами на месте бывших деревень. Не доезжая до Перми 130 км, свернули с трассы на проселок и увидели в свете фар аншлаг «Охотничье хозяйство «Лось». Охота по путевкам». Вскоре засветилась и территория охотбазы, расположенной, как позднее выяснилось, на месте бывшей деревни Лапти. На базе нас приветливо встретили директор хозяйства, потомственный охотник Андрей Даровских и другие охотники, пригласили в охотничий дом. Признаюсь: за полвека работы в сфере охоты мне приходилось останавливаться в гостиницах и домах охотника разных городов и хозяйств, включая Москву, но то, что явилось моему взору внутри этого дома, удивило и повергло в восторг: здесь все внутреннее устройство дышало любовью к собратьям по охоте. Не дожидаясь вопросов, Андрей показал на своих друзей и сказал: это все их работа. Днем мы увидели другие строения: гаражи для машин, помещение для собак: лаек и гончих. Все устроено не кое-как и наспех, а с толком, с чувством. В субботу нам устроили настоящую баню, показав русскую баню из трех отделений. А теперь о главном, ради чего ехал в такую даль. Пригласили меня на обложную охоту, день на лося и день на кабана. Что мне удалось приметить за эти два дня: охота производится лишь в установленные правилами сроки. Установки, которые давались каждый раз перед выездом в угодья, убедили меня в том, что понятия правильной охоты не умерли, они еще живы у определенной части нашего народа.

Об охоте у солонцов и кормушек для кабанов нет и речи, а их в хозяйстве на площади 18,5 тыс. га – кормушек 7, солонцов 24, кормовых полей в 2005 году было посеяно 40 га. Благодарная природа не замедлила откликнуться на заботу, по мартовским учетам 2005 года установлено: в хозяйстве живет 60 лосей и 130 кабанов, на кормовых полях в августе были замечены одновременно 19 медведей, выходивших покормиться. Хорошая плотность заячьего населения, есть тетерев, глухарь и другая охотничья мелочь. Да как не быть зайцу? Земли хозяйства представляют собой безлюдную пустыню, из более полусотни деревень, некогда располагавшихся на его территории, «живых» осталось шесть, расположенных в основном по границам хозяйства, и еще столько же, в которых доживают свой век одинокие старушки. Поля заброшены, зарастают березой, осиной, ивой, это кормовая благодать для зайцев и лосей.

Создавали хозяйство «Лось» и содержат в хорошем состоянии двоюродные братья Андрей Даровских и Игорь Шубин, близкие не только по крови, но и по духу в понимании сути правильной охоты как одной из рачительных форм в использовании человеком даров природы.

Обслуживают хозяйство и поддерживают в нем порядок: директор, два егеря, охотовед, два водителя, сторож, он же повар по совместительству, и четверо друзей – единомышленников директора. Думаю, содержание хозяйства стоит немалых средств, но примечательно, что для местных охотников и пермских городских охота на зайцев и мелочь в хозяйстве разрешается по бесплатным путевкам.

Когда я рассказываю обо всем виденном своим вятским друзьям-охотникам, то слышу первым вопрос: «А какую выгоду от хозяйства имеют братья?» На что отвечаю, а какую выгоду преследовал великий князь Николай Николаевич-младший – страстный охотник, кинолог, создавая в 1887 году в Першино (Тульской губ.) комплектную охоту, в составе которой было 100 кровных гончих, 130 борзых, 87 лошадей, 78 человек обслуги. Он просто искренне любил традиционную правильную русскую охоту. Его бесконечно радовал сам процесс охоты, проведенной точно и с мастерством. Его благородное дело не прошло незамеченным в истории русской охоты. Собаки першинские послужили одной из основ создания современных отечественных пород борзых и гончих. Именно о таких людях, создающих и сберегающих охотничьи богатства России, бескорыстно служащих славе российской охоты, сохраняющих ее вековые традиции, наш поэт Н.А. Некрасов сказал: «Лучший процент русского народа определяется в охотники». Как относиться к, видимо, неизбежному процессу аренды охотугодий в частное пользование? В описанном случае считаю – одобрительно, тем более деятельность хозяйства одобрили и пермские власти. «Лось» в областном конкурсе охотхозяйств признан лучшим хозяйством и отмечен дипломом.

Учитывая все вышесказанное, на Вятке передачу охотугодий в частную собственность нельзя оставить без контроля со стороны государственных органов, хотя к госчиновникам вятские охотники не испытывают ныне большого доверия и любви, тем более что Закон «Об охоте» в России до сих пор не принят, а Закон «О животном мире» и Земельный кодекс не дают ответа на вопрос, на каких условиях передача охотугодий в аренду должна состояться, поэтому сознаем: определенного чиновничьего произвола при решении вопросов передачи не избежать, если областное законодательное собрание выработает свои, местные условия, на которых эта передача может и должна состояться, в противном случае последствия эксплуатации охотфонда в частных хозяйствах могут быть печальными. Мы можем получить пустыню, если их владельцы, не имея средств на ведение хозяйства, будут преследовать только выгоду. Вырабатывая условия передачи, надо помнить и о судьбе небогатых охотников.


Владимир ПОПОВ, заслуженный работник охотничьего хозяйства России 7 июня 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑