Конец тотального лицензирования

Постановлением Федерального Правительства от 8 февраля 1999 г. № 138 в Российской Федерации были фактически впервые введены именные разовые лицензии на добычу рыси, росомахи, барсука, сурков, куниц, харзы, норок, лисицы, песца, енотовидной собаки, енота-полоскуна, диких кошек, горностая, солонгоя, колонка, хорей, корсака, белки, ондатры, зайцев, дикого кролика, гусей, казарок, глухарей, тетерева, фазанов, уларов, рябчика, куропаток, кеклика, уток, пастушков, куликов, перепелов, голубей и саджи. Этим же актом были утверждены предельные размеры платы за пользование вышеуказанными объектами животного мира.

До этого периода времени лицензированию в России подлежал ограниченный список и лишь только наиболее ценных в хозяйственном отношении животных, таких, как овцебык, гибриды зубра с бизоном и домашним скотом, лось, благородный олень, пятнистый олень, лань, дикий северный олень, косули, снежный баран, сибирский горный козел, серна, туры, муфлон, сайгак, кабан, кабарга, медведи, бобр, выдра и соболь.

Многочисленные протесты охотничьей общественности об ошибочности поголовного лицензирования массовых социальных видов охотничьих зверей и птиц были государством проигнорированы. Ни тогда, ни впоследствии Охотдепартамент Минсельхоза России не захотел отстаивать права и законные интересы российских охотпользователей и охотников на безлицензионную и бесплатную охоту. Наоборот, всячески поддерживал их финансовое обременение и тотальное лицензирование.

Годом позднее лицензионный перечень животных был повторно подтвержден постановлением Правительства России от 4 января 2000 г. № 1, в котором уже прямо указывалось на то, что их добыча без лицензии запрещена.

Минсельхоз России своим приказом от 4 января 2001 г. № 3 утвердил положение, где продублировал лицензионный перечень охотничьих животных, аналогичный правительственному, и определил порядок выдачи именных разовых лицензий на их использование, а также формы лицензий «А», «Б», «В», выдаваемые на разные виды животных.

В связи с этими федеральными нововведениями поголовное лицензирование перекочевало и в региональные правила охоты. И только спустя пять лет федеральный законодатель, вводя на территории России налоговый сбор за пользование объектами животного мира, услышал, наконец, глас охотников и вывел из под денежного оброка и лицензирования практически все социально значимые виды охотничьих зверей и птиц...

Это означало, что с 1 января 2004 г. лицензированию и обложению сбором подлежали лишь те объекты охоты, которые перечислены в главе 25.1 Налогового кодекса РФ, а именно в ее статье 333-3 (пункт 1). Следует отметить, что в налоговый лицензионный перечень были включены такие виды охотничьей пернатой дичи, как погоныши (малый, крошка, большой и просто погоныш), а также камышница, которые отсутствовали и в правительственных лицензионных списках, и в минсельхозовском положении.

С введением в действие названной главы кодекса на территории России начались многочисленные судебные споры. Суть этих судебных разбирательств по существу сводилась к одному вопросу – обязательна или не обязательна выдача лицензий на виды животных, не включенных в налоговый перечень.

Решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции по этому вопросу были диаметрально противоположными. Так, одни суды (в основном арбитражные) констатировали, что тотальное лицензирование основано на законе и выдавать именную разовую лицензию (платную или бесплатную) надо в любом случае. Другие суды установили, что выдача лицензии прочно увязана со взиманием государством специального сбора и сделали вывод о том, что действующее законодательство не содержит норм о бесплатной лицензии на охоту.

Автор тоже придерживался и придерживается точки зрения об отсутствии бесплатных именных разовых лицензий как таковых, поскольку даже предусмотренное главой 25.1 Налогового кодекса право на изъятие упомянутых в ней животных, например, в научных целях, все равно облагается ставкой сбора в размере ноль рублей, с обязательной выдачей соответствующей именной лицензии, а также отчетностью перед налоговыми органами. Получение же лицензии на виды, не вошедшие в налоговый перечень, не обязательно, поскольку сбор за их использование законом не установлен, как не предусмотрена и налоговая отчетность. Поэтому выдача лицензий на добычу таких животных, как, например, гуси, утки, кулики, голуби, белки, зайцы, лисицы и др., противоречило понятию сбора, установленному ст. 8 названного Налогового кодекса, а охота на них без именной разовой лицензии не могла квалифицироваться как незаконная.

Более того, предоставление охоты без именной лицензии допускает непосредственно и сам Федеральный закон «О животном мире», так как одним из условий пользования животным миром, определенным его статьей 35 (часть вторая) прямо предусмотрена норма о бесплатном пользовании, если это не связано с получением лицензии или разрешения. Иными словами, между взиманием платы (сбора) и выдачей лицензии законодатель установил устойчивую правовую связь, которая обязательно прерывается, если такой элемент, как плата, не предусмотрен. В этом случае лицензия не получается и охота осуществляется без нее.

Тем не менее в течение двух лет (2004–2005 гг.) административно преследовались, в основном по статье 7.11 (пользование без лицензии) и статье 8.37 (нарушение правил охоты) КоАП РФ, и подвергались штрафам все граждане, если они охотились только по путевкам, но без именной разовой лицензии формы «В» на добычу зайцев, гусей, уток, вальдшнепов и другие виды охотничьих животных. А сколько в России по этим же основаниям и якобы за нарушение природоохранного законодательства и лицензионных условий пользования у организаций было аннулировано долгосрочных лицензий и изъято охотничьих угодий, еще никто не сосчитал.

Применяя санкции против граждан и юридических лиц, лицензирующие в сфере охоты органы и их должностные лица в обоснование своих претензий ссылались на нераспространение норм налогового законодательства на законодательство о животном мире и вовсю применяли пункт 1.4 положения, утвержденного вышеупомянутым приказом Минсельхоза от 4 января 2001 г., где в качестве лицензионных значились гуси, утки, кулики и белки с зайцами.

На запросы в такие авторитетные органы, как Генеральная прокуратура и Минфин России, по данной проблеме были получены ответы о том, что на практике следует применять оба перечня, как минсельхозовский, так и налоговый, то есть лицензирование всех указанных в них животных является обязательным.

Автор как охотник обжаловал в суде ряд пунктов минсельхозовского положения, в том числе и пункт 1.4, потому что мириться с такой практикой было невозможно – уж слишком массовыми и негативными были правовые последствия для физических и юридических лиц, занимающихся охотой и ведением охотничьего хозяйства.

Решением Верховного Суда России от 30 января 2006 г. по делу ГКПИ 05-1461 пункты 1.4, 3.1, 3.2, 3.3, 3.4 положения признаны недействующими. На данном судебном процессе Генеральная прокуратура изменила свою позицию и вместе с Минюстом поддержала именно позицию охотника, а не Министерства сельского хозяйства, которое впоследствии обжаловало это решение, но его кассационная жалоба была отклонена как необоснованная, и решение суда вступило в законную силу 30 марта 2006 г.

Суд констатировал, что названные пункты положения не соответствуют нормам Налогового кодекса РФ как законодательного акта, имеющего большую юридическую силу.

В связи с этим теперь необязательны получение и выдача лицензий формы «В» на добычу норки американской, лисицы, песца, енотовидной собаки, диких кошек (кроме степного и камышового кота), горностая, солонгоя, колонка, хорей, корсака, белок, ондатры, зайцев, дикого кролика, гусей, казарок, рябчика, куропаток, кеклика, уток, пастушков (кроме водяного), куликов, перепелов, голубей. Судом отменены также и все предусмотренные положением сборы за выдачу таких лицензий, которые как минимум в течение всего 2004 г. абсолютно незаконно взимали лицензирующие органы с граждан и организаций.

И вот сейчас, в судебном порядке, наконец-то опровергнуты доводы тех государственных чиновников, а также юристов-теоретиков, которые все это время совершенно безответственно насаждали поголовное лицензирование как обязательный элемент охотпользования и с чьей некомпетентной подачи пострадали безвинные.

Таким образом, те, кто был по названным основаниям оштрафован за охоту без именной разовой лицензии на животных, указанных в п. 1.4 положения, кто потерял охотничьи угодья и лишился долгосрочной лицензии могут попробовать повернуть вспять все состоявшиеся отрицательные судебные акты, как в порядке надзора, так и по новым основаниям, поскольку глава 25.1 Налогового кодекса вступила в действие с 1 января 2004 года, а потому с этой даты она подлежала безусловному и обязательному применению и исполнению на всей территории Российской Федерации.

Все процессуальные сложности и документы по рассматриваемой в настоящей статье теме, в том числе и указанное решение Верховного Суда РФ, будут опубликованы в выходящей в апреле этого года части III сборника «Охотничьи дела (хроника судебного опыта)», заявки на которую принимаются по адресу: г. Киров, ул. Энгельса, 79, ВНИИОЗ.



Владимир СЛОБОДЕНЮК, зам. директора ВНИИОЗ по правовым вопросам,      заслуженный работник охотничьего хозяйства России 19 апреля 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑