Вальдшнеп в Тульской области

В Туле охота всегда была очень популярна, редко встретишь дом, в котором не было бы ружья. Охотой увлекаются многие, хотя изобилием дичи область не отличается. Высокая плотность населения, широкая сеть дорог, крупные металлообрабатывающие, химические, энергетические предприятия отнюдь не способствуют сохранению природной среды.


НА ТРАМВАЕ НА ТЯГУ

Характер охот определяется расположением области на стыке двух природных зон – лесной и лесостепной. Всегда были популярны охоты с гончими, многие из нынешних охотников еще помнят, как на областную выставку выводили волкогонную стаю русских пегих гончих областного общества охотников. Да и великий князь Николай Николаевич Романов с 1876 до 1917 года держал комплектную псовую охоту в с. Першино Тульской губернии. Кровь этих собак сохранилась и поныне.

Держали и легавых собак, большей частью английских сеттеров и курцхааров. В разные годы охоту по тетереву часто закрывали, под запретом была и серая куропатка. Из-за незначительного количества болотных и луговых угодий мало охотились на дупеля и бекаса. Для легашатников оставался вальдшнеп, которого очень любили. Были даже те, кто охотился только на вальдшнепа. Для основной массы охотников, которые не столь уж часто выезжают на охоту, вальдшнепиная тяга была и остается самой популярной и самой доступной. Благо полоса сохранившихся лесов, Тульские Засеки, тянется с юго-запада на северо-восток от Калужской области, доходит почти до Рязанской и проходит через саму Тулу. В недавние времена можно было прямо с работы, захватив дома ружье, отправиться на тягу на трамвае в Щегловскую Засеку или на другом трамвае доехать до Косой Горы и уйти в Яснополянскую засеку, а после тяги к полуночи вернуться домой на том же трамвае. В самые интересные места добирались по узкоколейной дороге, по Лихвинке. Договаривались с машинистом, чтобы он притормозил в нужном месте. На время десяти дней весенней охоты часто вводился дополнительный рейс для охотников, чтобы забрать их после тяги. Достаточно было посигналить фонариком, и состав останавливался. Ближе к Туле вагончики заполнялись, с разных концов звучало:

– Стоял у пня, где всегда. А они летят коридором над оврагом. Перешел туда, а они полетели у пня.

– А я стрелял по трем. Одного взял, а по двум обнесло.

Хохот.

– Обнесло! Это семеркой-то обнесло! Это ты себя перед тягой не обнес. Лучше бы после тяги.

– А я вчера стоял на Крестах, не летит, и все. Ветер какой-то холодный, жесткий. И у других тишина. Дай, думаю, разыграю их. Нашел в патронташе старые патроны, что с прошлого сезона остались. Стрельнул. Пробежался по поляне. Крикнул – есть! Через некоторое время еще стрельнул. Опять кричу – есть! Потом сдуплетил. Слышу, ко мне подбираются сразу с разных сторон. Думают, что тут самый лет. Вот тут-то я и посмеялся.

Напротив меня старый охотник тяжело вздыхает.

– Взял одного. Я теперь далеко не хожу. Стою в мелочах перед оврагом. А двух упустил. Налетали со спины, а ты знаешь, слышу я плохо. Поздно увидел, даже и не стрелял. Ну да на мой век хватит. Сколько их было. Они меня на том свете своими клювами заклюют.

Так было, но времена меняются. Закрыли движение по Лихвинской узкоколейке, а потом и вовсе разобрали пути. Рельсы порезали и увезли, шпалы вырвали, даже ходить по насыпи стало трудно. А часть рельсов на узкоколейке была еще с девятнадцатого века, с клеймами Российского металлургического завода, с клеймами Круппа, 1896–1899 годов.


ШЛИ ГОДЫ

Места вальдшнепиных тяг все дальше отступали от Тулы. Охранная зеленая зона вокруг города расширялась все дальше, пригородные земли поглотили дачи, все больше лесных угодий закрывали для проведения элитных охот на копытных.

Но по-прежнему начиная с первых капелей, с весеннего позванивания синиц, с первых огоньков цветущей мать-и-мачехи, в коридорах и курилках на работе, при случайных встречах на улице можно услышать: «Откроют? – Не откроют? – Опять опоздают с открытием! – Куда поедем, на чем поедем?»

И потом десять дней безумия и счастья.

Опять услышать вскрик дрозда

и песню зябки,

Ручьев в овраге шум и трели жаворонка,

От всех забот укрыться без оглядки

У родников святых в верховиях Воронки.

Убегая правдами и неправдами пораньше с работы, толкая машины по раскисшим дорогам, торопливо вышагивая по залитому водой лесу, перебираясь по бревнышкам через бушующие талой водой овраги, спешат к заветной поляне, которая еще вчера была под снегом, сегодня освободилась, и сквозь прошлогодние листья черемша уже выметала стрелки, а еще через день-другой засинела и заалела цветами медуница. И птицы, птицы. Их с каждым днем больше и больше.

Надвигаются сумерки, птицы стихают, где-то далеко бухнул выстрел, потом еще. Стынет воздух, тише бормочет ручей в овраге, только в палой листве шуршит мышь. И вдруг свист, хрип, приближающееся циканье и хорканье заставляют стиснуть ружье, не поворачиваясь, угадать, откуда налетает вальдшнеп.

Ружье у плеча, толчок, грохот выстрела, падение птицы наотлет и, бегом, не потерять ценный трофей.


СЕВЕРНЫМ МАРШРУТОМ

Не количеством добытых вальдшнепов определяется эта охота. Но все же без вальдшнепов весна, этот праздник жизни, не была бы так ярка и памятна. А вальдшнепов что-то стало маловато. В былые годы чуть не в каждый из десяти дней охоты на тяге приходилось стрелять по трем-четырем, да еще несколько стороной пройдут. Бывали вечера, когда на выстрел налетало более десятка. Я спрашивал у старых охотников, сколько вальдшнепов брали за тягу максимально? Стендовик, мастер спорта, Вадим Михайлович Дружинин говорил – одиннадцать-двенадцать штук, Жиляев – до восемнадцати штук. На фотографии Дружинина, где он вместе с Жиляевым у костра, как они называли, «на заварке», после дня охоты на высыпках, на костровой перекладине можно было насчитать пятьдесят вальдшнепов. Но это были выдающиеся стрелки, да и курцхаар Рой был незаурядный вальдшнепятник. Называю эти цифры не для того, чтобы молодые охотники стремились превзойти эти результаты. Называю эти цифры, чтобы представили, сколько было вальдшнепа. А ныне со своим курцхааром за день охоты нахожу двух-трех, в нынешнюю осень 7 октября одного взял, одного промазал. 20 октября двух подняли. Больше не было.

Дважды приезжал я на заседание клуба «Вальдшнеп» и от докладчиков слышал: «Вальдшнеп изменил маршруты весеннего и осеннего перелетов. Летит на зимовку по нашим северным, северо-западным областям во Францию, Италию, Испанию». Я же полагаю, снижение численности вальдшнепа, летящего через Тульскую область, можно объяснить двумя факторами: неблагополучное состояние популяции вальдшнепа, зимующего на Кавказе, в Турции и Иране, где в это время их бьют сотнями те же французы и итальянцы, и засушливые предыдущие годы, когда неведомо по каким признакам вальдшнеп знает, что кормиться ему здесь будет нечем, и летит другими маршрутами. Как говорили докладчики там же, на заседании клуба «Вальдшнеп», к сожалению, у них мало учетных данных по Тульской области. Я понимаю, учитывать вальдшнепа во Франции и Испании намного интереснее. Чтобы как-то восполнить пробел данных по численности вальдшнепа в Тульской области, привожу данные своих наблюдений в 2005 году.


ПРОШЛОЙ ВЕСНОЙ

Неустойчивая погода начала апреля спутала сроки окрытия весенней охоты. Не решилось охотуправление, как сначала планировали, открыть охоту 9 апреля. Открыли с 15 апреля. В этот день в Засеке (в 15 километрах к западу от Ясной Поляны) взял двух, еще двух слышал. Примерно такая же картина была у других охотников. Но за три дня до этого, 12 апреля, в тех же местах, но еще без ружья, наблюдал великолепную тягу, может быть, лучшую в своей жизни. В пределах выстрела пролетели 19 вальдшнепов, из них 12 ближе к темноте прошли почти над головой.

В этот вечер летели поодиночке, парами, тройками в пересвист. В один момент три пересекли свои маршруты прямо над моей головой. Видел подсад на землю к самочкам. Безусловно, были и повторные налеты, но в большинстве это были разные вальдшнепы. Следует отметить, что без стрельбы в этот день, без фактора беспокойства, тяга была интенсивнее и продолжительнее.

Ну а после 15 апреля, когда была открыта охота, вальдшнепа было немного, с каждым днем все меньше и меньше. 19 апреля взял одного, неподалеку от меня товарищ тоже одного. 23 апреля одного только слышал. 24 апреля, на закрытие, на прекрасной вырубке не видел и не слышал ни одного. Все дни ездил с коллективом охотников ЦКБа, общая картина та же. Ездили до тридцати охотников, первые дни тяги на машину – 5–8 вальдшнепов за зорю, к концу тяги – почти ничего. Всего за десять дней – 30 вальдшнепов на машину, 5–6 лет назад взяли рекордное количество – 88 вальдшнепов на машину.


НА ПИКЕ ТЯГИ

Подтвердилась картина многолетних наблюдений – волна весеннего пролета вальдшнепа проходит у нас в течение двух-трех дней следом за фронтом тающего снега. Вот почему я за раннее открытие тяги. В течение десяти дней, начиная от появления первых вальдшнепов, почти всегда есть возможность попасть на пик тяги. Хочешь пить водку в тепле, пережди первые дни дома. А фанатики пусть лезут через напитанные талым снегом леса, заливают сапоги, переходя через овраги и малые речки, но они увидят самый пик тяги. А свою чарку они выпьют на закрытие охоты вместе со всеми на поляне среди цветущей медуницы. Несколько слов об организации учета тянущего вальдшнепа. Учет проводится в последние дни мая–первые дни июня. Для Тулы это не характерно. Наверное, меня поддержат и другие области. Вот мои наблюдения после закрытия охоты: 5 мая – один налетел, одного слышал, 6 мая – четыре прошли над головой, но похоже, что это был один и тот же, 22 мая – один налетел, 29 мая (день учета) – не видел и не слышал. В дни учета прошлых лет (2002, 2003, 2004 гг.) – такая же картина. Последние годы вальдшнеп у нас не гнездится.

Резюме. Учет вальдшнепа, состояние той или иной популяции необходимо проводить в разные для разных регионов сроки и интегрировать потом эти данные на всю Россию.


СТРЕЛЬБА В СТОРОНУ

Ну а моральную сторону весенней охоты давайте оставим на совести самих охотников. Однажды со старым охотником, в прошлом стендовиком, стояли на тяге неподалеку. Слышу, летит на него вальдшнеп. Стреляет. Слышу удаляющееся хорканье. Другой на него летит. Стреляет. Слышу удаляющееся хорканье. Так повторилось несколько раз. Думаю, что-то не то, знаю, как он стреляет. Потихоньку подошел сзади. Слышу – летит, вижу, летит прямо на него. Он поднимает ружье и стреляет в сторону. Вот и разгадки. Вот и ответ на моральный вопрос – быть весенней охоте или нет.


Борис ГОЛЕВ 12 апреля 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑