На карьерах

Карьеры, рукотворные водоемы, привлекали и привлекают многих рыболовов.

Прежде всего, они завоевывают внимание своим интересным рельефом, близостью от дома и теоретически весьма высокой вероятностью поймать крупную рыбу.


Рельеф дна карьеров создавался деятельностью человека при заготовке песка, поэтому тут встречаются как глубокие ямы, так и подводные дороги, по которым шел грузовой транспорт и техника. Предугадать профиль дна такого водоема на глаз не представляется возможным, поскольку он не привязан к характеру берега. В связи с этим рыболов сталкивается с первой трудностью – с исследованием рельефа незнакомого водоема.

По моей практике ловли в карьерах, я знаю, что на изучение такого водоема могут уйти годы. Рыболов со временем и, как правило, совершенно случайно нащупывает «клевую» точку и эксплуатирует ее из года в год. Обычно на карьерах рыболовы посещают несколько известных мест, а все остальное пространство льда остается нетронутым. То есть поле для поиска рыбы всегда большое.

При исследовании карьеров неоценимую помощь может оказать эхолот. Для этих целей я советовал бы использовать самые простые эхолоты-глубомеры. Они легкие, надежные, быстро показывают глубину и наличие рыбы.

Особое внимание хотелось обратить на следующее. Мало найти перспективное место и стоянку рыбы, важно это место не потерять, чтобы возвращаться к нему в течение сезона. Проще всего пометить лунку веткой, но такой способ хорош на карьерах, которые не испытывают большого прессинга. На посещаемых водоемах любителей проверять замеченные лунки не меньше, чем посетителей, которые считают своим долгом очищать водоем от поставленных вешек. В наше время самым надежным способом заметить найденные места для ловли является внесение координат своих лунок в память навигатора. Грамотные рыболовы заносят в память буквально все точки водоема, в которых были поклевки. Никогда заранее нельзя с уверенностью сказать, в какой точке сегодня будет клев. Поэтому ловля нередко выливается в кочевание между перспективными лунками.

Теперь даже в тысячах километров от столицы местные рыболовы поголовно оснащены навигаторами и это с лихвой окупается. Использование навигатора при ловле на карьере более чем оправданно. Дело в том, что именно на дне карьера располагаются самые крутые бровки, непредсказуемые повороты этих бровок, ступеньки на склонах. Ошибка в метр может привести к тому, что вы будете искать свою лунку, делая дырки во льду совсем рядом. По этой же причине после окончания ловли нужно очень точно замерить глубину под лункой – это существенно облегчит поиск в следующий раз.

При использовании эхолота основное внимание я уделяю глубине, на которой находится рыба. В прошлое воскресенье я как раз ловил плотву на карьере в районе, где перепады глубин составляют от четырех до девяти метров при дистанции между лунками не более пяти-шести метров. Классический рельеф для песчаного карьера. Так вот, в лунках с одной и той же глубиной где-то рыба стояла у дна, а в других лунках – в двух метрах выше дна.

Давно и хорошо известно, что если рыба встала в полводы, то она ко дну может опустится, а может и нет. И чем ближе пик глухозимья, тем меньше вероятность того, что рыба опустится ко дну на прикормку.

Причина этому явлению хорошо известна. Единственным источником доступа кислорода в воду под толстым слоем льда становится пусть слабый, но газообмен через трещины и микротрещины во льду и через лунки рыболовов. Поэтому и рыбы, и объекты их питания поднимаются в полводы или под самый лед.

Однако есть и еще какие-то причины, кроме содержания кислорода, почему рыбы поднимаются и занимают средние горизонты воды. Должен особо подчеркнуть, что именно в карьерах рыбы предпочитают стоять и перемещаться в полводы чуть ли не всю зиму. Когда лед начинает отходить от берега, та же плотва вообще становится под самым льдом.

У меня есть мнение на этот счет. Не представляю, насколько оно правильное, но по крайней мере оно позволяет делать результативные практические выводы.

Я думаю, что в карьерах корм для крупной плотвы, леща и окуня сосредоточен на подводных возвышенностях. Глубокие ямы, где нет перемешивания слоев воды, не представляют интереса для рыбы. В карьерах, где подводная растительность развита слабо, основным кормом являются рачки типа дафний и дрейссена. Причем что лещ, что плотва умеют поглощать этого моллюска удивительно ловко. Нередко попадаются лещи с порезанными от ракушек губами. Дрейссена предпочитает образовывать колонии на мелководных поливах и на подводных возвышенностях. Такое впечатление, что стаи рыб занимают горизонт жизнедеятельности дафний и дрейссены (2–4 м) и бродят по этому уровню по всей акватории карьера. Здесь и нужно искать.

Теперь стоит подумать о том, какую рыбу вероятнее обнаружить в том или ином месте карьера.

Начнем с уклейки. Уклейка не выходит на подводные возвышенности. Она занимает верхние горизонты, но обязательно над ямами. Я считаю, что таким образом уклейка скрывается от хищников. Если от щуки такой способ спасения более или менее эффективен, то судак легко поднимается в верхние горизонты и питается уклейкой. В некоторых водоемах щука следует примеру судака и может хорошо ловиться, например, на живца при спуске оснастки на три метра над глубинами 8–12 метров.

Ловля уклейки в карьерах практически ничем не отличается от ловли в водохранилищах, поэтому нет смысла акцентировать на ней внимание.

Другой рыбой, представляющей интерес в марте для рыболова, является ерш. Ерш в глубоких и больших карьерах, особенно если в водоеме есть родники, достигает «вкусных» размеров и представляет достойный интерес для любителей пассивной ловли.

Обнаружить стаю ерша без приложения максимальных усилий вероятнее всего на косах, идущих от берега и заканчивающихся обрывом в глубину ямы. К концу марта ерш поднимается на верхнюю бровку окончания косы и постепенно передвигается к берегу, к тому месту, где вскоре должна появиться береговая закраина.

Ерш отлично реагирует на прикормку в виде мотыля и ловится на мормышку.

За ершом следует окунь, обычно среднего размера, и налим. Последний к концу месяца становится настолько активным, что ловится днем при ярком солнце.

Наибольший интерес для рыболовов представляют лещ, плотва и судак.

Лещ и судак образуют смешанное стадо, то есть стая судака движется за лещом и всегда находится в непосредственной близости. Нередко приходится наблюдать, как рыболовы перемещаются по площади льда над и между ямами. Лед здесь к концу сезона становится похожим на решето и новые лунки можно не сверлить. Одни рыболовы ловят леща, а другие из соседних лунок извлекают судаков. Плотва держится других мест, но в некоторых карьерах, особенно если глубина очень большая, наблюдается смешение стай леща со стаями плотвы и крупного окуня. Обычно такое происходит в карьерах, которые соединены с рекой. Возможно, поведение рыб объясняется изменением уровня воды, особенно если он снижается.

Для ловли судака в описанных условиях наиболее подходят две снасти – блесна или балансир и крупная мормышка. Блесна выбирается узкая с впаянным одинарным или двойным крючком. С блесен, оснащенных подвесными крючками, больше сходов рыбы. На подмосковных карьерах наиболее часто используются блесны размером 5–6 см. Бывает так, что на блесну судак клевать не желает, но не отказывается от «чертика». «Чертик» хорош тем, что на него отлично ловятся и лещ, и крупная плотва. Если клев осторожный, то успех может принести наживление на крючки «чертика» крупного мотыля.

При ловле в полводы хорошие результаты дает применение «паравоза» из двух «чертиков», «чертика» и мормышки или «чертика» и крючка. Причем крючок с наживкой находится не выше, а ниже «чертика». Последняя оснастка, на мой взгляд, является чуть ли не самой универсальной, причем в течение всей зимы. Во время совсем осторожного клева, когда стая леща к обеденному времени достаточно напугана шумом, издаваемым бегающими по льду рыболовами, успех может принести замена «чертика» на безмотыльную «уралку».

Для «карьерной» ловли плотвы, особенно когда эта рыба поднимается к самому льду, великолепно подходит классическая «нимфа» с бегающими по цевью крючка «кембриками». Чтобы кембрики хорошо перемещались по цевью, нужно чтобы их внешний диаметр был несколько больше, чем диаметр тела мормышки.

Плотва сейчас берет приманку очень аккуратно. Поклевка напоминает поклевку неактивного окуня. Скорость хватки настолько высока, что кивок не реагирует. Для того чтобы успеть сделать подсечку, рыболов закрывает лунку от прямого света и наблюдает за светлым пятном мормышки. Сигналом к подсечке служит исчезновение мормышки из поля зрения.

Но самое сложное в карьерной ловле найти район, в котором сегодня сосредоточена крупная рыба. Это удается не всем и не всегда. Поэтому успех зависит только от накопленного ранее опыта.


АНДРЕЙ ЯНШЕВСКИЙ 22 марта 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑