Жизнь московских охотников

В столице наряду с Московским обществом охотников и рыболовов (МООиР) самостоятельно существует и успешно работает Московское городское общество охотников и рыболовов (МГООиР). Мы встретились с председателем общества Анатолием Петровичем КАЛЕДИНЫМ, который ответил на вопросы редакции «РОГ».


«РОГ»: Анатолий Петрович, читатели «РОГ», особенно начинающие охотники, спрашивают: для чего в Москве нужно было создавать отдельную городскую организацию охотников при наличии в столице МООиР с его четко налаженными вертикальными структурами межрайонных обществ и первичных охотколлективов?

АНАТОЛИЙ КАЛЕДИН: Если мы обратимся к истории, то увидим, что к началу XX века в Москве существовало 14 самостоятельных обществ охотников и рыболовов. Ни у одного из членов тех обществ не возникал вопрос о том, почему существуют другие общества. Охотники объединялись в общества по интересам. Например, исторически сложилось, что до революции отдельно существовало Коломенское общество охотников. Оно существует отдельно от МООиР и сейчас. И у меня не возникает вопроса: почему они являются самостоятельной охотничьей организацией. Значит, они считают, что такое отделение им идет на пользу в пределах их родного края. Среди всех этих обществ было два наиболее крупных: Московское общество охоты имени императора Александра II (создано в 1862 году) и Московское Императорское общество разведения промысловых и охотничьих животных и правильной охоты (1872 год). Это были два старейших охотничьих общества в России. Но что такое «крупных» по тем временам? Число членов не превышало 300 человек в каждом. Другие 12 были значительно меньше. После 1917 года все общества стали влачить жалкое существование. Было создано «Петроградское общество охотников», позже переименованное в «Северное общество охотников». Был создан Всекохотсоюз – кооперативная организация охотников. Когда он окреп и стал неугоден Советской власти, то в 30-е годы сразу же был распущен. С 1932 года был принят законодательный акт, который назывался «Положение о добровольных обществах и их союзах», утвержденный ВЦИК и Совнаркомом. Началось образование обществ. Первым из них стало общество «Рыболов-спортсмен». И только в 1944 году, во время Великой Отечественной войны, было создано Московское областное общество охотников.

Если сейчас МООиР – это межрегиональная организация по Москве и Московской области, то наше МГООиР – региональная организация столичных охотников. Мы не претендуем на подмосковные угодья, у нас свои цели и задачи.

«РОГ»: Перед городским московским охотником стоит выбор – состоять ли в вашей организации или в МООиР. В чем разница?

А. К.: Когда к нам приходят желающие вступить в общество, я разъясняю, что у нас в стране административное устройство таково, что Москва и Подмосковье, по сути, это разные регионы. Если вы живете в области или там у вас находится дача, дом в деревне, около которой вы охотитесь, – мы рекомендуем вам вступить в члены МООиР. Но если вам некуда поехать на охоту в Московской области, либо вы желаете охотиться за ее пределами, вступайте к нам. У нас есть там охотбазы, охотугодья, договоры с охотпользователями. Поэтому, большинство наших охотников не охотится в Московской области, тогда как в МООиР охотники, по сути, местные.

«РОГ»: Но члены МООиР также интенсивно осваивают другие области. Правда, платить им приходится там подчас втридорога, так как на местах для приезжих охотников вводят коэффициенты, в несколько раз превышающие стоимость путевок для местных охотников. Дает ли билет МГООиР какие-то преимущества?

А. К.: У нас невысокая цена на путевки на наших охотбазах. Посещение их, например в Тверской области, составляет для охотника 75 рублей в сутки. Где вы сейчас найдете такие цены? Посещаемость их невелика, главным образом по причине удаленности от Москвы. До некоторых баз трудно добраться, так как нет общественного транспорта и затруднен подъезд к ним. Но это окупается хорошей охотой. Если охота происходит в угодьях охотпользователей, с которыми у нас заключены договора, стоимость охоты также сравнительно невелика. Кроме того, МГООиР на правах подразделений входит в состав Тверского, Ярославского и ряда других областных обществ охотников, а потому в этих областях наши охотники считаются как «местные» и проблем с охотой там у них нет.

«РОГ»: За счет чего удалось этого добиться?

А. К.: Ежегодно мы направляем часть наших взносов в эти областные общества на развитие их инфраструктур.

«РОГ»: Где находятся ваши основные охотбазы?

А. К.: В Тверской области. Одна охотбаза – в Калязинском районе при впадении речки Сабля в Нерль, другая – в Калининском районе у деревни Давыдово.

«РОГ»: Как происходит прием начинающих охотников в члены общества?

А. К.: У нас есть центральная комиссия по приему охотминимума и есть окружные муниципальные комиссии. Сейчас мы разработали новые экзаменационные билеты, с учетом нового законодательства об оружии, нового порядка лицензирования добычи охотничьих животных.

«РОГ»: Есть ли у вас муниципальные офисы МГООиР?

А. К.: Нет, мы отказались от них. В округах с охотниками работают наши активисты, используя для этого свои учреждения, по месту основной работы. А офис у нас один, центральный – в Эльдорадовском переулке, 7, недалеко от метро Аэропорт. Основной прием охотников идет у нас здесь, в центральном офисе МГООиР. У нас работают охотоведы, специалисты охотничьего хозяйства, которые проводят семинары и принимают экзамены у вступающих в члены общества.

«РОГ»: Сколько всего членов общества в вашей городской организации?

А. К.: Около 10 тысяч.

«РОГ»: Каков размер взносов в МГООиР?

А. К.: Общий объем годовых взносов составляет 400 рублей.

«РОГ»: Какие отношения у вас с Росохотрыболовсоюзом?

А. К.: Мы являемся членом Ассоциации «Росохотрыболовсоюз». У нас очень тесные взаимоотношения с Центральным Правлением РОРС, у нас есть совместные программы. Мы шефствуем над Музеем охоты и рыболовства, у нас есть общая программа по секции охотоведения для молодых и начинающих охотников, много культурных программ, связанных с выставками, презентациями охотничьих книг, марок и т.п. Все это способствует пропаганде правильной охоты в России.

«РОГ»: Сейчас нередко на страницах печати поднимается вопрос о том, нужна ли охотникам Ассоциация «Росохотрыболовсоюз». Каково ваше мнение?

А. К.: Да, безусловно, эта ассоциация нужна. Нужна для всех региональных обществ, которые делегируют этой организации ряд полномочий, с которыми им невозможно справиться самостоятельно. Например, лоббирование законодательных вопросов и инициатив охотников на самом высоком уровне – в администрации президента, в Государственной Думе, в Совете Федераций. Ведь не может же каждое общество присылать ходоков в Москву для решения тех или иных вопросов на государственном уровне. Кроме того, РОРС проводит централизованные мероприятия, осуществляет международные связи. В то же время должно быть четкое разграничение функций Центрального правления РОРС, региональных, районных и первичных обществ охотников. Пока этих разграничений нет, всегда будут возникать различные претензии этих структур друг к другу. Но все это решаемо.

«РОГ»: Упразднение вначале Главохоты, затем Охотдепартамента и создание на их месте новых структур под эгидой ветеринарного и фитосанитарного надзора отрицательно сказались на государственном управлении охотничьим хозяйством.

А. К.: Все специалисты неоднократно говорили, что сейчас охотничье хозяйство России окончательно уничтожено как отрасль и сегодня оно находится без государственного руля. Контрольные функции охотнадзора «застряли» в службе ветеринарного и фитосанитарного надзора. Это было ошибкой. Если уж государство не хочет создавать специализированный орган типа прежней Главохоты, то все контролирующие функции и по охоте, и по рыбалке надо передавать в органы надзора за охраной окружающей среды, то есть в Министерство природных ресурсов. Именно там, в одних руках, должны находиться все природные ресурсы нашей страны. А сейчас у «семи нянек» дитя, то есть охотничье хозяйство, без надзора. Ведь у ветеринарного и фитосанитарного надзора по горло и других, может быть, более масштабных забот. И ему не до охотничьего хозяйства.

«РОГ»: Создалось впечатление, что при формировании новых структур правительства, об охотничьем хозяйстве просто-напросто забыли, пристегнув в последний момент к этой службе.

А. К.: Не думаю. Чиновникам всех уровней очень удобно «ловить рыбу в мутной воде». Ни для кого не секрет, что сейчас идет массовая, бессовестная торговля охотничьими угодьями. Но самое обидное, что от этого дивиденды получает не государство, а чиновники, которые просто набивают себе карманы, наживаясь на этой беде охотников. Но это уже вопросы для правоохранительных органов.


Беседу вел СЕРГЕЙ ФОКИН 25 января 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑