«Стрелки» на Лосиной охоте

Сейчас трудно в это поверить, но двадцать пять лет назад мы, стендовики-спортсмены, прикомандированные к Совету охотников, могли не только ездить на лосиную охоту столько, сколько нам заблагорассудится, но и выбирать район, куда поехать. Кроме того, нас часто привлекали для отстрела товарных лосей.


Но речь сейчас не об этих выездах. Мы придумали довольно остроумный способ попадания в команды на лося, да еще так, чтобы тебя уговаривали.

После получения лицензии, члены каждого коллектива собирались и после долгих споров и ссор выбирали пятнадцать счастливчиков, выезжающих на охоту. Выезд происходил в пятницу на выходные дни. Все идет прекрасно примерно до среды или четверга. Но тут неожиданно выясняется, что у одного из охотников заболела теща, у другого жена взяла билеты в театр, у третьего командировка или не отпустили с работы. Чаще всего кто-то заболевал.

Это, как правило, «стрелки», на которых вся надежда, а большинство остальных – «мясники», едущие за своей порцией лосятины. Замену искать поздно, у других уже свои планы. Растерянный начальник команды бросается в охотсовет, а там сидим мы, и нас рекомендуют как опытных стрелков и, главное, готовых к выезду.

Поверьте, таких случаев было не один и не два, а почти каждую неделю. Вот мы и выбирали хозяйство побогаче, а транспорт покомфортней. Что касается компании, то она совершенно незнакома и здесь уж как повезет.

На этих выездах случались веселые истории, о некоторых из них я и хочу поведать. Однажды я оказался в компании секретаря одного из райкомов, его жены, дочери и шофера. Я слабо представлял себе, как можно добыть лося с такой командой. Особенно веселила экипировка охотников. Мамаша и дочь были одеты в лисьи шапки, яркие свитера и куртки. Самому секретарю, как мне показалось, было на все наплевать, он приехал отдохнуть и развлечься.

Кое-как выстроили цепь, добавив егерей и местных охотников. Но веселое настроение сразу покинуло меня, когда оказалось, что мой номер находится как раз между двумя женщинами. От одной я сразу же прикрылся толстым деревом, зато вторая периодически направляла в меня стволы ружья, непрерывно вертясь на месте. Наконец послышались крики загонщиков. «Ты не замерзла, доченька?» – неожиданно послышалось слева. «Нет, все в порядке, мама», – незамедлительно раздался ответ. «Черт, теперь ни один зверь сюда не придет, – подумал я, – может, это и к лучшему, хоть жив останусь».

Ничего подобного не случилось. Зверь выпер прямо на меня, на хорошем галопе. Обычно я напускаю любого зверя на ближний выстрел, но тут не стал ждать, пока лось подставит бок, а выстрелил в грудь еще на подходе. Увидев, что у него подогнулись ноги, сразу лег на землю. Но ничего страшного не случилось. Женщины даже не подняли ружья. По-моему, они вовсе не заметили зверя до выстрела, увлеченные разговором. Лосю же, очевидно, женская болтовня показалась менее страшной, чем грубые голоса загонщиков.

Меня всегда восхищал начальник Коробовского охотхозяйства. Сколько раз я ни приезжал туда на лосиную охоту, всегда слышал одну и ту же фразу: «Вам исключительно повезло. Из соседнего района зашло большое стадо лосей. Завтра будем их брать». Никакого стада, конечно же, не было, но все чувствовали ответственность момента и внутренне подтягивались. С другой стороны, мне не нравились начальники, которые, желая польстить приехавшим охотникам, говорили: «Здесь, я вижу, все люди опытные, и инструктаж не нужен». А в команде как раз половина болванов и дилетантов. Особенно весело было слушать, когда начальник спрашивал приехавших: «Вы охотники-спортсмены или мясники?» «Конечно спортсмены», – хором отвечали приезжие. «Тогда у меня к вам просьба, отстрелять, кроме своего, еще пару лосей». Восторгу команды нет предела. Еще бы, шанс каждого выстрелить увеличивается втрое.

«Но у меня одно условие, – продолжал начальник. – Вы возьмете себе для дележки самого маленького». Куда девались спортсмены-охотники? За исключением нескольких человек, команда, как правило, голосовала против.

На одной из охот меня просто высадили из машины, расставляющей стрелков на номера, забыв при этом указать, с какой стороны пойдет загон. Оглядевшись, я не увидел ни соседа слева, ни соседа справа. Поразмыслив, повернулся в ту сторону, куда пошла машина. В результате простоял всю охоту спиной к загону. Тут произошел любопытный случай. Стоя спиной к загонщикам, я вдруг увидел самца марала с огромными рогами. Он стоял и спокойно смотрел на меня. Но у нас были лицензии только на лося и кабана. Лишь охотник поймет, какие муки я испытывал. Когда еще увидишь марала, да еще с такими рогами. Несколько раз, с мыслью: «Стрельну, а потом будь, что будет», – я поднимал ружье. Но дисциплина на охоте, вбитая дедом с детства, победила, и я дал маралу уйти.

Представляете мое состояние, когда подошедший охотовед, выслушав мой рассказ, принялся меня ругать за то, что я не стрелял. Оказывается, у них есть лицензия на марала, и они никак не могут его взять. Если бы я его убил, рога достались бы мне, а мясо им. Врагу не пожелаешь расстроиться так, как расстроился я.

Мне рассказывал коллега-стендовик, как однажды стоял на номере рядом с уютно расположившимся на бампере ГАЗ-66 охотником. Тот с аппетитом поедал бутерброд, попивая чай из термоса. Неожиданно прямо на машину вышел красавец-лось с крупными рогами-лопатами на голове. С завистью наблюдатель представил себе, как сейчас зверь упадет и рога достанутся такому «чайнику». Но «чайник» превзошел все ожидания. Бросив бутерброд, он схватил ружье, но вместо выстрелов оно два раза чикнуло. Оказывается, закусывая, этот лопух забыл зарядить ружье.

Особенно весело слушать, как делят лося двое, а то и больше охотников, стреляющих одновременно. В одном из хозяйств Генштаба в моем присутствии произошел уникальный в своем роде случай. В тот год стоял жуткий холод, мороз перевалил за 40 градусов. Стрелки, стоявшие на номерах, буквально коченели. К тому же загон был очень большим, да и загонщики то ли замешкались, то ли заблудились. В общем, через два часа один из охотников не выдержал и развел у себя на номере костер. К нему со всех сторон потянулись погреться соседи. Собрались человек восемь. И надо же такому случиться, именно на этот костер и вышли два лося. «Охотники на привале» дали дружный залп. Оба лося упали. Что тут началось! Каждый доказывал, что именно он убил одного из них. Один молодец вообще заявил, что это он сделал дуплет, а остальные только мешали ему. Ситуация усугублялась тем, что в каждом звере было всего по одной дырке от пули. Слава богу, я, дисциплинированно стоящий на номере, не принимал в этом участия. Зато, когда на меня налетела из загона стая тетеревов и я решил просто поцелиться в нее, то не сумел поднять онемевшие руки. И порадовался, что лоси не вышли на меня. Я просто не смог бы стрелять. Холод был все-таки зверский.

Сегодня многие старые охотники идеализируют охоты застойного периода. Мол, раньше все было грамотно и правильно, а сейчас на загонных охотах творится полный беспредел. Да ничего подобного. Дураков и пьяниц хватало во все времена. На охоту ездили и партийные самодуры, и блатные, не знающие охотничьей этики, и богатые «старые русские». Были и команды, начинающие охоты с общего застолья. Другое дело, что было много коллективов – трудяг, заработавших лицензию потом и нервами. Вот у них была жесткая дисциплина и порядок. К сожалению, на долю таких команд, действительно радеющих за порядок на загонной охоте, не достается в наше время практически ничего. С другой стороны, я знаю обеспеченных людей, совсем недавно приобщившихся к охоте, которые с большим пониманием относятся к технике безопасности, этике и бережному отношению к природе. К сожалению, их пока немного, но они есть. И значит, не все еще потеряно.


СЕРГЕЙ ЛОСЕВ 18 января 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑