Поиск плотвы зимой

Как известно, плотва распределяется в стаи по размеру особей. На подводной охоте мне приходилось наблюдать неоднократно, как на границе открытой воды и водорослей в поисках корма перемещаются огромные косяки мелкой плотвы, как снуют в траве или возле коряг не такие многочисленные, но более крупные и более осторожные особи и как прячутся в притемненных глубоких местах, за коряжинами, в неровностях дна солидные экземпляры. Последние в малых и средних реках, небольших озерах и водохранилищах держатся небольшими группами.


В начале ледостава на реках и каналах крупную плотву еще можно встретить около летних мест обитания, но с увеличением толщины льда лучшие участки для ее поиска будут располагаться вблизи водных преград (обычно ниже их по течению), ниже сливов плотин, быстрин, обязательно на глубине и на тиховодье, но всегда там, где вода лучше обогащается кислородом. В таких местах теплолюбивая плотва предпочитает глубину, прежде всего потому, что там максимальная плюсовая температура. Поэтому продолжительность стоянки стаи здесь зависит по большей части от изменения уровня воды. В периоды пробуждения аппетита плотвы, при недостатке кормовой базы, стая может совершать небольшие миграции в ограниченных пределах вблизи своей стоянки, посещать закоряженные заливчики с меньшей глубиной, но богатые кормом.

МЕСТА ОБИТАНИЯ

На реках излюбленные места стоянок крупной плотвы – у подмываемых течением берегов. Визуально эти участки легко определить по соответствующему изгибу русла. Лучше сразу найти бровку, для чего от берега к глубине сверлят несколько лунок. Я заметил, что очень глубокие бровки плотва не любит. Оптимальная глубина – 4–5 м. Нащупав бровку, следует обследовать участки вдоль нее. Песочно-каменистые бровки с небольшим наносом иловых отложений могут служить хорошими условиями для обитания колоний дрейссены – основной пищи крупной плотвы зимой. На небольших реках Подмосковья и близлежащих областей я часто находил крупную плотву именно на таких излучинах. Обычно с методичной прикормкой и переменным «отдыхом» уловистых лунок наряду с крупной плотвой здесь попадались увесистые подлещики и даже лещи. Причем очень часто первоначальный «облов» мормышкой приглянувшихся мест редко давал положительные результаты. Надо было знать или «чувствовать» место, чтобы так упорствовать на некоторых точках. Менялись мормышки, насадки, приемы игры, но рыба не хотела клевать, словно ее и не было. И только периодически опуская в кормушке порции мелкого мотыля с небольшой примесью прикормки растительного происхождения, мне удавалось возбудить аппетит крупной плотвы и заставить ее взять предлагаемую насадку. Иногда в качестве приманки выручал «бутерброд» из мотыля и личинки репейной моли. При плохом клеве я насаживал одного мотыля. Личинка репейной моли подцеплялась у основания головки.

В ПРИТОКАХ БОЛЬШИХ ВОДОЕМОВ

В маленьких речушках, впадающих в водохранилища, в теплые зимы плотву следует искать, начиная с конца февраля. Рыба поднимается в подобные места на свежую струю воды. Однако, исходя из своего опыта, я берусь утверждать, что крупная плотва предпочитает держаться ближе к устью, где глубоководные места более обширные. Правда, из этого не следует, что крупные экземпляры не могут попадаться в нескольких километрах выше устья реки. Ведь там есть относительно глубоководные бочажки, места возле подмытых берегов, столы-разливы с коряжником, возле которых плотва находит себе корм.

Из года в год приезжая в марте-апреле на речки, впадающие в Яузское и Рыбинское водохранилище, я достаточно хорошо изучил повадки крупной плотвы. Несколько лет подряд даже проводил такой эксперимент: делил залив и впадающую в него реку на сектора, а затем с равными промежутками времени облавливал обозначенные участки. Вначале пытал счастье в заливе, потом в низовьях реки, постепенно поднимался выше по течению до тех мест, где еще встречались глубины в 2,5–4 м. Так вот, в широком заливе, куда впадала река, рыба, как правило, рассеивалась и стаю не так-то просто было найти. На это уходило много времени. В условном устье реки, которое в водохранилище обычно трудно определить, места обитания плотвы найти было легче. Достаточно было знать, где находится затопленное русло и, перемещаясь от него вправо-влево по прилегающим ложбинам, ждать первой поклевки, а там только успевай таскать. Нередко удача сопутствовала возле участков разреженного коряжника. Очевидно, это были корни вырубленных или сгнивших при затоплении деревьев, в которых плотва искала корм. Стаи здесь держались многочисленные. Такие средней ширины участки имели протяженность от одного до двух километров. Далее река заметно сужалась, бочагов становилось меньше, все чаще по краям ледового пространства появлялись заросли береговой осоки. Тут стаи крупной плотвы попадались небольшие, впрочем, и те здесь быстро разрежались вездесущими рыболовами. Однако мелкая плотва клевала хорошо и очень часто бывало так, что иные удильщики, потеряв в бесплодных поисках рыбы уйму времени, находили многочисленный косяк мелкой плотвы в самых верховьях реки и, оседая здесь, набивали свои ящики «бибикой».

По первому льду в маленькие речки-притоки водохранилищ мы с друзьями за плотвой не ездим. Здесь иногда можно очень хорошо половить окуня на блесенку или мелкую плотвичку на мормышку. Но и это не может быть аксиомой в методике поиска рыбы. Так, однажды в начале декабря мы приехали на Рузу в район деревни Чернево. Многие в тот день ожидали хорошего клева плотвы – погода была устойчивая, тихая, пасмурная. Вывалившие из автобуса рыбаки, сразу направились по проложенной на льду тропе в сторону большой воды, а я остался на речушке. Сел метрах в десяти от берега по одну сторону тропы (по другую зияла черная полынья), просверлил три лунки и сразу в одной поймал крупную плотву. Тогда я прикормил это место. И тут начался такой клев! Я не успевал, как говорится, снимать плотву с крючка. Она клевала жадно и все экземпляры были «сковородные». Под конец дня стали подтягиваться к автобусу разочарованные рыболовы. На мои расспросы об успехах многие разводили руками. Буквально все жаловались на непонятно по каким причинам не состоявшийся клев плотвы. Увидев мой улов, они начали сверлить возле меня лунки и за оставшееся до отъезда короткое время смогли насладиться настоящей рыбалкой.

НА ВОДОХРАНИЛИЩАХ

На обширных пространствах водохранилища, особенно в период глухозимья, сразу найти плотву удается редко. Предпочтение надо отдавать участкам с незначительным течением. Излучины русел затопленных речек и ручьев зачастую образуют своеобразные подводные «столы» – так принято называть довольно обширные ровные площади дна. Желательно обследовать вначале их. Лучше, если там имеется небольшой коряжник. Далее уже можно «прощупать» подводные бровки, свалы. Желательно отыскать пятачок с лудами, воронками, другими неровностями дна, где глубина колеблется в пределах 3,5–5 метров, или подводную банку, т.е. ограниченное в размерах подводное плато, возвышающееся на фоне окружающих глубин. В любом случае предпочтение стоит отдавать тем местам, которые хоть чем-то выделяются в общей картине дна водоема. Например, на Рузском водохранилище я часто попадал на стоянки крупной плотвы на тех участках, где затопленное русло реки проходило вблизи того или иного залива. Обычно я отыскивал под водой перепады глубин вблизи русла с умеренно закоряженными местами. Иногда уловистый участок оказывался у поваленного с крутого берега и вросшего в лед дерева или у затопленных кустов. Сильно заиленных, непроточных мест в период прочного ледостава плотва избегает. Там наименьшая концентрация растворенного в воде кислорода. На незнакомом водоеме лучше начинать рыбалку с облова границ умеренного и спокойного течений, там, где преобладает галечно-песчаное дно. Ориентироваться можно на береговые обнажения пород, находящиеся вблизи данного места. На значительном удалении от берега полезно взять пробу грунта со дна водоема при помощи какого-нибудь примитивного приспособления. Кстати, исследование случайно оказавшегося на крючке донного мусора тоже может дать много полезной информации о режиме жизни под водой. Если веточка не облеплена живыми организмами, значит, вода на данном участке очень плохо обогащена кислородом и искать рыбу здесь не стоит. И напротив, нахождение на коряжине водорослей с шевелящимися в них личинками насекомых, как правило, говорит о том, что найден участок с хорошей кормовой базой для рыбы.

В КОНЦЕ СЕЗОНА

Но сказанное выше не всегда относится к периоду конца ледостава. В связи с этим любопытно отметить одну особенность концентрации плотвы в некоторых заливах Яузского водохранилища. В марте-апреле с «пятачков», «столов» и «банок», расположенных за сотни метров от берега, сюда стекаются многочисленные косяки плотвы. Для примера возьмем небольшой залив возле деревни Савино. По дну его проходит русло впадающей в водохранилище реки. Оно прижимается к левому берегу залива. Так вот, там основное место обитания довольно крупной плотвы приходится на один из самых заиленных участков залива. По сути этот участок – все тот же «стол» размером приблизительно 50 на 150 метров. Течение на нем почти отсутствует. На соседствующем русле (тоже заиленном) течение чуть оживленнее, но плотвы там почти нет. На «столе» встречаются остатки коряжника. Глубина этого участка – от 3,5 до 5 метров. Наибольшее количество плотвы сосредотачивается из года в год в зоне размером 30х50 метров, там, где имеются на дне рытвины с перепадом глубин в полметра. Выловленная плотва сильно отдает илом. Я много раз исследовал вынутые из воды обломки коряжин и практически никаких привлекающих рыбу организмов на них не находил. От стола в сторону пологого берега на протяжении 150 метров глубина, едва заметно уменьшаясь, сходит на нет. По мере удаления от «стола» дно становится все более чистым, песчано-глинистым. Чем дальше от русла, тем плотва встречается реже и чаще попадаются мелкие особи. На песчаных отмелях начинают господствовать многочисленные стаи мелких окуней. Я ловил в этом заливе на протяжении десяти лет из года в год и всегда картина была одна и та же. О чем это говорит? О том, что существует биологический ритм, от которого никуда не деться; рыба уже находится в предчувствие нереста, она облюбовывает места, пусть даже условно имитирующие хорошую кормовую базу, места, способные укрыть от хищника, места, расположенные ближе к нерестилищам, но с глубинами, оптимальными по условиям обитания.

Ориентироваться только лишь на сезон ловли, зоны ловли, кислородный режим, защищенность рыбы от хищников, кормовую базу было бы не правильно. Многое, естественно, зависит и от погодных факторов, и даже от времени суток, и от концентрации рыболовов в местах поиска плотвы. Необходимо обращать внимание и на такой фактор, как «чрезмерная закормленность места». Мне известны случае, когда на том же Яузском водохранилище отличные рыбные места со временем становились совершенно непригодными для рыбалки. Собиравшиеся на них рыболовные «команды» вываливали под лед такое количество каши, сухарей и прочих продуктов, что рыба просто не успевала их подъедать, прикормка закисала и плотва уходила с захламленного участка.


АЛЕКСЕЙ ГОРЯЙНОВ 18 января 2006 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑