Стрелять или не стрелять?

Применение охотничьего оружия в целях самообороны

Как раз в день милиции, 10 ноября, раздался звонок:

– Я один из охотников, проживающих в Ленинградской области, – представился позвонивший и рассказал следующую историю.

Мой приятель во время охоты в этом году подвергся нападению со стороны группы молодых людей, пытавшихся отнять у него ружье. Все нападавшие были в состоянии алкогольного опьянения. Защищаясь, он применил оружие. Одного убил, а другого ранил. В результате его осудили и приговорили к двум годам условно.

– Разве он не находился в состоянии необходимой обороны и не имел права обороняться и применить оружие? – спрашивал позвонивший.

Да, закон предоставляет гражданину право на необходимую оборону. Да, гражданин имеет право первым применить оружие.

Статья 45 Конституции РФ провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 37 Уголовного кодекса РФ «Необходимая оборона» гласит:

«1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий не соответствующих характеру и опасности посягательства. 2 (прим). Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Статья 24 Федерального закона «Об оружии»: «Граждане Российской Федерации могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь иные тяжкие последствия. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам. Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен, за исключением случаев совершения указанными лицами вооруженного либо группового нападения. О каждом случае применения оружия, повлекшем причинение вреда здоровью человека, владелец оружия обязан незамедлительно, но не позднее суток, сообщить в орган внутренних дел по месту применения оружия».

Вроде бы, формулировки вышеперечисленных законов ясны и не требуют каких-либо дополнительных разъяснений. Совершенные в состоянии необходимой обороны действия, хотя и подпадают под признаки преступного деяния, но не считаются преступлением и не влекут уголовной ответственности.

Гражданин при нападении вправе применять оружие как против нападающих с оружием, так и безоружных. При обороне не требуется соразмерности между способами и средствами защиты и способами и средствами нападения. Вред, причиненный нападавшему лицом в состоянии необходимой обороны, может быть более значительным, чем вред, который мог бы быть причинен этому лицу. Каждый гражданин имеет право на защиту своей личности от общественно опасного посягательства независимо от возможности избежать данного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам.

В то же время среди правоведов не утихают споры по поводу судебной практики, связанной с применением ст. 37 УК РФ.

Многие юристы-практики считают, что в стране отсутствует единообразная судебная практика в отношении необходимой обороны. На одном из круглых столов, посвященных указанной проблеме, приводились примеры, когда работники правоохранительных органов действия граждан, отражавших нападение с применением охотничьего оружия и находившихся в состоянии необходимой обороны, квалифицировали как действия, совершенные в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта).

Сплошь и рядом правомерное причинение вреда здоровью нападавшему в состоянии необходимой обороны органами следствия расценивается как умышленное причинение вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Есть мнение, что такое положение дел объясняется расплывчатостью законодательных формулировок, отсутствием конкретных определений в законе. Так, в уголовном кодексе нет четкого определения: какое насилие или угроза его применения является опасным для здоровья; отсутствует критерий характера посягательства. В связи с чем, решение о правомерности либо неправомерности применения оружия в той или иной ситуации отдается на откуп должностных лиц: следователя, дознавателя, судьи. Кабинетные рекомендации законодателя хороши для спокойной обстановки, применение же гражданского оружия происходит в сложных психологических условиях конфликта (И. Трунов, «Гражданин с ружьем», журнал «Домашний адвокат» № 20, 2004 г.).

Другая точка зрения: законы хорошие – плохие исполнители.

Кстати, именно 10 ноября т. г. в телевизионной программе «Вести. Дежурная часть» на вопросы журналиста отвечал адвокат. Приводился случай, когда хозяин дома выстрелил в вора из охотничьего ружья и ранил его в ногу. Действия хозяина были признаны правомерными и его освободили от уголовной ответственности. В данном случае, закон о необходимой обороне восторжествовал. Однако, как сообщил далее юрист, это скорее исключение из правил, чем закономерность. В подавляющем большинстве судьи, рассматривая подобные дела, находят в действиях лица, применившего оружие, признаки превышения необходимой обороны и назначают условные сроки наказания. Причина такого отношения судей, по его же мнению, кроется в «человеческом факторе», стереотипе поведения работников правоохранительных органов.

Так что же делать охотнику, подвергнувшемуся нападению? Стрелять или не стрелять? Защищаться или не защищаться?

Полагаю, что на сегодняшний день однозначного ответа на вышеуказанные вопросы нет.

С одной стороны граждане, защищаясь от нападения, имеют право применять оружие, а с другой стороны у граждан, применивших оружие в целях самообороны, могут возникнуть определенные проблемы.

Поэтому наш совет: если есть возможность избежать столкновения, то ею надо воспользоваться. Если есть возможность убежать – убежать, если есть возможность обратиться за помощью к другим лицам или органам власти – обратиться.

Применять оружие следует крайне осторожно и взвешенно, не нарушая пределов необходимой обороны и лишь при крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого оно применяется. О применении оружия гражданин обязан сообщить не позднее суток в органы внутренних дел.

Что касается вопроса позвонившего охотника? Сделать заранее какой-либо вывод, не зная конкретных обстоятельств дела, невозможно. Все будет зависеть от показания обороняющегося, нападавших, свидетелей и других доказательств, добытых органами следствия.


ВЛАДИМИР БЕЛЯЕВ, юрист 14 декабря 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑