На лося в одиночку и коллективом

Вальдшнепиная тяга – поэзия пробудившейся природы, сказочная обстановка на глухарином току, бормотание тетеревов, пойнтер, застывший в скульптурной стойке, или сеттер, по кошачьи припавший к земле перед выстрелом по бекасу или дупелю, осеннее изобилие пролетных уток и гуся – заставляют чаще биться сердце охотника. Но переживания, когда кровь закипает, можно испытать на хорошей охоте по крупному кабану, лосю, медведю.


На коллективных загонных охотах не то что добыть, но и увидеть лося или кабана порой не удается, и, чтобы понять всю прелесть этой охоты и по-настоящему увлечься ею, бывает нужен не один выезд, а то и сезон. Но как много интересного происходит, когда охотник неподвижно стоит на номере. Вот неспешно, слушая загонщиков, прямо под ноги подкатил подслеповатый заяц-беляк, не замечая охотника, привстал на задних лапках, послушал далекие крики и исчез в ельнике, выводя ровную строчку следов. Буквально в пяти шагах прошествовала рыжая лисичка, удивленно уставившись на стрелка, как будто понимая, что сегодня за свою шкурку можно не опасаться. Рябчик спланировал на ветку и стал степенно прохаживаться по ней, совсем по весеннему посвистывая. Снег слетает с лапника ближайшего ельника, хлопанье крыльев испуганного рябца, и на номер, утопая по брюхо в снегу, идут четыре лося. Сердце бешено заколотилось, комок в пересохшем горле, переживания захлестнули через край, но все-таки улавливаешь, что последним идет бык, еще не сбросивший рога, и теперь все мысли о нем. Ружье в трясущихся руках никак не может остановиться на лопатке зверя, на глаза набегает скатывающийся со лба пот, наконец-то вдруг появляется необходимая твердость в прицеле, выстрел.

Ну а если попытаться добыть серьезного зверя в одиночку. Само по себе распутывание следов и наблюдение по ним жизни лося, кабана... занятие увлекательное и интересное, а когда начинаешь ощущать, что добыча рядом, то переживания намного острее, чем на коллективной охоте, а если лось добыт без какой-либо помощи, чувствуешь себя настоящим куперовским зверобоем. Это честная охота, когда у матерого сохатого с чутким слухом и отличным обонянием больше шансов обмануть охотника, чем у того его добыть, а присутствие определенного риска, пусть больше теоретического, придает этой охоте благородный оттенок.

Граница Рязанской и Московской областей, охотничье хозяйство районного общества охотников, коллектив подобрался ровный, без, да простят меня ветераны, нетранспортабельных довесков, автотехники нет и по угодьям пешком, как говорится, охотника ноги кормят. Яркий солнечный день, умеренный морозец, погода прекрасная. С егерем наша компания по неглубокому снегу быстро обходит угодья, и уже найдены свежие следы лосей. Оставляем загонщиков и быстро на номера. Когда охотники, спешащие на стрелковую линию, проходили по краю большой поляны, из леса на виду у всего коллектива выскочил волк, красивая серая с сединой шкура, полено вровень со спиной, лоснящийся мех сытого зверя, неспешной рысцой уходящего от охотников по искрящемуся на солнце снегу, картина редкая и запоминающаяся. Номера встали, загон пошел. Без перипетий лось выставлен на стрелков, выстрел точный, а мне остается только пожалеть, что не удалось хотя бы перевидеть лосей. Крупная корова, четыре года, масса 280 килограммов, диктует егерь капитану команды, закрывающему лицензию, на глаз определяя параметры зверя. Вырублены жерди и раскачивающиеся на них четверти туши с трудом вынесены к базе.

Нашу небольшую компанию возглавляет, не устану повторять, замечательный егерь Михаил Иванович, без добычи никогда не остаемся, и в этом на 99 процентов его заслуга. Быстро обойден вчера проверенный загон, лоси на месте, все делается тихо, команды отдаются шепотом или жестами. Номера на месте, загонщики пошли. На этой охоте у меня впервые в руках ни разу не стрелянный тройник. После досадного промаха из ружья с сильно завышенным боем пулей решил по зверю охотиться с новым ружьем. Номера растянулись по краю лесной дороги в мелколесье и практически все друг у друга на виду. На меня неспешной рысцой идут три лося, последним бычок-трехлеток. Как поведет себя 8-миллиметровый патрон, сейчас узнаю. Выстрел, троица поворачивает, но идет на соседний номер только пара, бык, пройдя от силы метров десять, заваливается, звук, больше похожий на хлопок, теряется в засыпанных снегом кустах. Тройник показал себя хорошо, а учитывая, что пристрелки не было, просто отлично. Оставшиеся два лося переходят стрелковую линию у номера, часто выезжающего на охоту, но ни разу не добывшего зверя охотника. Он остается верен себе и на этот раз, звучит один выстрел, понятно, что промах, но стрелок в уверенности, что попал, приседает, подпрыгивает, вертит головой, то снимая, то надевая очки, чтобы лучше видеть, как сейчас один из них упадет. С соседних номеров все эти упражнения хорошо видны, и громкий дружеский смех раскатывается в морозном утре зимнего леса.

Зима в разгаре, сугробы намело высокие, и даже на «Ниве» нечего думать пробиться от дома егеря к лесу. Приходится километр идти по полю через плотные наметы снега, а наступившая оттепель сделала это еще сложнее. Но вот и лес, под деревьями снега поменьше, и идти намного легче. След лося нашел быстро, осторожно иду, стараясь не шуршать одеждой по веткам. Вот свежая еще теплая лежка, сохатый не допустил охотника, снялся и теперь уже подойти к стронутому и настороженному зверю вряд ли удастся. Бросаю след, при обилии дичи найти второй не проблема. Вот здесь лось долго топтался, кормясь по кустам у ручья, разбираться в следах не нужно, обхожу место кормежки, вот выходной след в большой лес, и уже по нему иду с ружьем наготове. Лось легко перешагивает через поваленное дерево, у меня ноги не такие длинные и перелезая через ствол сосны, приходится помогать себе. В это время шагах в пятидесяти срывается сохатый, к выстрелу я не готов, и он на махах исчезает в густых зарослях. Терпение и еще раз терпение, и в награду опять свежий след. Теперь уж ружье не выпускаю из рук, иду медленно и без предварительного осмотра «подозрительных мест» возможной лежки зверя движение не возобновляю. Вижу силуэт поднявшегося с отдыха лося, недалеко, метров тридцать, выстрел сквозь лапник, зверь замирает оставаясь на месте, но не падает, второй, третий патрон отправляю следом из самозарядки, бык на снегу. Шкурить одному проблема, и ограничиваюсь тем, что, захватив свою законную печенку, уже в сумерках возвращаюсь к кордону егеря, объяснив, где лежит добытый лось. Усталый, но довольный удачной охотой покидаю ставшие для меня гостеприимными угодья.


ЮРИЙ КОНСТАНТИНОВ 14 декабря 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑