Жаркие споры о весенней охоте

Итоги 3-го Международного симпозиума «Гусеобразные северной Евразии» 6–10 октября, Санкт-Петербург, 2005 г.

Пожалуй, наиболее острая дискуссия на Международном симпозиуме по водоплавающим развернулась по проблемам весенней охоты. Мне было поручено вести это заседание, а потому столь жаркие споры проходили у меня на глазах.

ВРЕДНА ЛИ ОХОТА НА СЕЛЕЗНЕЙ

Орнитологи Института систематики и экологии животных из Новосибирска М.А. Селиванова и А.И. Михантьев выступили с докладом очень категоричным уже по названию – «Охота на птиц в период размножения не имеет обоснования». Они выдвинули довольно спорную оценку ущерба, наносимого весенней охотой водоплавающим. По их мнению, он равен «числу добытых уток, увеличенному на 25% (число подранков) и умноженному на 8 (средний размер кладки у уток). Эта величина и будет отражать вред от весенней охоты, без учета влияния фактора беспокойства». Очевидно, авторы не приняли во внимание тот факт, что на весенней охоте добываются преимущественно селезни, а не самки. Но и здесь у них есть аргумент: «большинство уток – моногамны и прибывают на места размножения уже парами... Каждая пара уток занимает определенный участок водоема. Селезень охраняет его от вторжения других пар своего вида, нападает на самку независимо от того, есть рядом с ней селезень или нет, и гонит ее. К ним часто присоединяются хозяева соседних участков». По мнению авторов, это создает у охотника иллюзию избыточности в угодьях селезней. Однако, вероятно, эти исследователи при наблюдении такой картины никогда не использовали подсадных уток. Все охотники знают, что основная цель таких преследований все же спаривание с этой «чужой» уткой. Во время охоты из шалаша нами за зарю наблюдались до десяти и более спариваний подсадной утки с разными селезнями.

Ученые утверждают, что самка, потерявшая селезня, убитого охотником, отовсюду изгоняется другими территориальными селезнями и имеет мало шансов оставить потомство. На мой вопрос – есть ли конкретные наблюдения за индивидуально мечеными самками, ответ был отрицательным.

Другое утверждение сибирских орнитологов – участие селезня в охране гнезда. Он якобы «своей яркой окраской привлекает к себе внимание нападающего пернатого хищника», подставляя себя под его удар и отводя тем самым опасность от самки. Непонятно только, что мешает хищнику в дальнейшем вновь посетить удачный для него водоем и продолжить охоту на гнездовом участке, поймав в конце концов и кормящуюся там самку.

При наличии самца «самка под охраной селезня ведет себя спокойно и больше тратит времени на питание, что особенно важно в процессе откладки яиц». В докладе прозвучало, что самка, потерявшая селезня, более беспокойна на гнезде, у нее ниже успешность вылупления утят. Но, опять же, конкретных доказательств приведено не было.

ВЕСЕННЯЯ ОХОТА ИЛИ РАЗБОЙ В УГОДЬЯХ?

Еще один «черный шар» в проблему весенней охоты бросил сотрудник того же новосибирского института А.П. Яновский. Он сообщил, что, по данным анкетирования, 2,5 тысячи членов охотничьих обществ Новосибирской области (более 38% опрошенных) в начале 2004 года сказали «нет» весенней охоте. (Значит, все же 62% сказали «да» – С.Ф.). Весной охотятся только 15% новосибирских охотников (то есть 9 тысяч). Якобы неучастие остальных – это их своеобразный протест против весенней охоты. Возражу, приведя пример по Московской области, где из более чем 100 тысяч членов МООиР весной 2005 года лицензии и путевки на весеннюю охоту брали лишь 27 тысяч (то есть менее 27%). А ведь это – столица, где стремление охотников побывать в весеннем лесу и на разливах куда более сильное, чем в других городах и весях нашей необъятной России. К тому же неучастие в весенней охоте – это, отнюдь, не протест охотника. Скорее, это объясняется его занятостью на работе, трудностями для большинства выкроить для охоты несколько дней внутри короткого 10-дневного сезона. А кто считал, сколько членов общества вообще не выезжает на охоту, либо делает это 1–2 раза в году? И это вполне нормальная закономерность, хотя в охоте есть и фанаты, не пропускающие ни одного дня долгожданного весеннего сезона.

Тем не менее мощное давление ученых в Новосибирске сделало свое дело. В многочисленных публикациях областных и региональных газет статьи типа «Весенняя охота или разбой в угодьях?», «Три дня, которые потрясут птичий мир» были вынесены на первые полосы. (Статья против весенней охоты была послана и в нашу газету, но не была опубликована. На краткое письмо А.П. Яновского тогда четко ответил в «РОГ» А.И. Саурин – весенняя охота в России была, есть и будет! – С.Ф.) Обращения к губернатору, работа с Межведомственными комиссиями, привели к тому, что уже в 2001 году весенняя охота разрешалась только в 10 из 30 районов области и то только на 3 дня! Полностью запретили охоту на гусей. В 2002 году по настоянию охотоведов и охотников охота была открыта во всех районах. Большую роль в этом сыграли охотничьи сюжеты и передачи на новосибирском телевидении. Но с 2004 года борьба за запрет охоты развертывается с новой силой. «Зеленых» поддерживают и коллеги из Томской области. Антиохотничьи тенденции победили почти во всех СМИ этих регионов. Начались высказывания за мораторий на весеннюю охоту. В итоге, за последние 2 года весенняя охота здесь была практически уничтожена. В 2005 году ее открыли только на 3 дня, причем только на селезней и только в районах севернее Транссибирской железной дороги.

О ВЛИЯНИИ ВЕСЕННЕЙ ОХОТЫ НА ГНЕЗДОВАНИЕ

Вопрос влияния весенней охоты на популяции гнездящихся уток исследовала Н.С. Гордиенко (Ильменский ГПЗ). По заданию Челябинского областного комитета по охране окружающей среды она проводила учеты численности и исследование половой структуры популяций уток в охотхозяйствах и заказнике лесостепной зоны Челябинской области. Одновременно проводили анкетный и устный опросы охотников по результатам охоты. На степных водоемах, где в добыче явно преобладали кряквы и чирки, 95% охотников использовали чучела и только 2,4% – подсадных уток. Остальные 2,6% охотников охотились с подхода.

Превышение в учетах уток самцов над самками весной отмечено у всех видов (57–67% у речных уток и 53–78% – у нырковых). Избыток селезней не мешал успешному гнездованию уток. В целом, весенняя охота не привела к уменьшению численности гнездящихся водоплавающих, однако наблюдали гибель некоторых первых кладок рано гнездящихся крякв и серых гусей от фактора беспокойства и запаздывание сроков начала кладки яиц утками в местах интенсивной охоты (в сравнении с зонами покоя).

ВЕСЕННЯЯ ОХОТА БИОЛОГИЧЕСКИ ОБОСНОВАНА

Сотрудник Курского госуниверситета А.А. Чернышев в своем докладе рассмотрел вопрос обоснованности весенней охоты на водоплавающих с биологических позиций. Он считает, что ограниченная весенняя охота на птиц допустима в случае возможности избирательного полового отстрела самцов, исключающего попадание под выстрел самок. Именно поэтому весенняя охота на гусей, не щадящая и самок, должна быть полностью запрещена. А вот охота на селезней вполне допустима. В природе у уток существует своеобразный «резерв» холостых самцов, которых можно изымать без ущерба для популяции. Однако автор сетует на то, что при охоте с подсадной под выстрел чаще всего попадают «наиболее ценные в репродуктивном отношении селезни». Поэтому один из вариантов, по мнению докладчика, – открывать охоту с подсадной тогда, когда большинство самок уже сядут на гнезда, а на подсадную уже будут идти селезни-аутсайдеры, оставшиеся холостыми. Но при этом необходим выбор места охоты, чтобы выстрелы не вызвали фактор беспокойства для загнездившихся самок. (Интересно, как найти такие места? – С.Ф.). В заключение доклада автор делает совершенно верный вывод о том, что основным фактором, снижающим численность водоплавающих, является не весенняя охота, а интенсивная деградация охотничьих угодий, мелиорация, старение и зарастание водоемов, вытаптывание гнезд уток крупным рогатым скотом, распашки пойменных земель и строительство предприятий и частных домов в пригодных для гнездования уток угодьях.

К сожалению, среди выступавших не было биологов-охотоведов и представителей охотничьих организаций, а потому аргументированных, с цифрами в руках, доводов в защиту весенней охоты так и не прозвучало.

СПОРЫ У «КРУГЛОГО СТОЛА»

Дискуссия по проблемам весенней охоты была продолжена на «Круглом столе», основной задачей которого было обсуждение резолюции симпозиума по проблемам весенней охоты на водоплавающих. Надо сказать, что проект резолюции был предварительно подготовлен инициативной группой орнитологов. В нем не было явных «антиохотничьих» требований и, разумеется, не было речи о закрытии весенней охоты. Однако были предложения, и довольно жесткие, по ее ограничению. Было очень важно, что конструктивную позицию в этом заняли и Рабочая группа по гусеобразным, и Союз охраны птиц России, подготовив совместный проект под названием «Весенняя охота на гусеобразных: научнообоснованные аргументы за и против». Его доложил В.Н. Мельников. В нем, в частности, говорится: «Сама по себе установка на запрещение охоты как таковой, основанная на эмоциях и дилетантском отношении к проблеме, вредна для природоохранного движения вообще и для сохранения российских популяций водоплавающих в частности. Естественно, что весенняя охота на водоплавающих должна быть строго регламентирована». В проекте отмечено, что негативное влияние весенней охоты оказывает не сам охотничий пресс, а высокий уровень беспокойства в местах остановок и гнездования птиц, особенно на наиболее значимых, ключевых участках. Одним из способов смягчения фактора «весенней охоты» служит создание «зон покоя» в таких ключевых местах. Кроме того, ежегодно нужно определять наиболее оптимальные сроки охоты, а потому сотрудничество охотничьих организаций и орнитологов просто необходимо. Большую роль в дискуссии сыграло и выступление председателя правления МООиР В.М. Кирьякулова, рассказавшего собравшимся о том, как проводится весенняя охота в Московской области и какие пути он видит в ее более жесткой регламентации и организации. Он поддержал идею создания в Подмосковье «зон покоя» в местах массовых остановок гусей, подчеркнув, что в то же время допустима охота в местах их кормовых транзитных перелетов. Охота же на селезней должна проводиться исключительно с подсадной уткой из шалаша. Эту охоту нельзя запрещать, так как сейчас охотники-энтузиасты возрождают поголовье подсадных уток с хорошими манными качествами. О традициях русской весенней охоты говорили и другие собравшиеся, биологи и специалисты охотничьего хозяйства, которых, к сожалению, было очень мало. Обсуждения резолюции то и дело прерывались выступлением некоторых орнитологов, призывающих полностью запретить охоту на птиц весной, и лишь благодаря ведущему «Круглого стола» Е.Е. Сыроечковскому удалось конструктивно обсудить и принять резолюцию.


СЕРГЕЙ ФОКИН 30 ноября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑