Особенности залегания бурого медведя в средней полосе Pоссии

Для более полного исследования необходимо анализировать процесс залегания в течение нескольких лет. Намного сложнее, на мой взгляд, установить, почему животное выбирает то или иное место для зимнего сна. В старину охотники говорили, что медведь ложится так, чтобы проснуться от первых петухов. Насколько это совпадает с действительностью, нам и предстоит выяснить. Есть и еще много любопытных вопросов, связанных с биологией этих интересных животных.


Известно, что некоторые виды животных предпочитают соседство с человеком. Лисы, например, в большинстве своем не желают жить «на вольных хлебах». Их следы в зимнее время регулярно встречаются в окрестностях поселков и деревень, о городских свалках можно и не упоминать. В суровые зимы неоднократно были замечены на тех же городских свалках и волки (г. Белово, Кемеровская обл., 2002 г.). Известно, что волчьи логова тоже находятся неподалеку от жилища человека, из десяти найденных логов только одно было в десяти километрах от деревни. Но нам необходимо отследить места зимнего сна бурого медведя в средней полосе России.

За два года трудовой деятельности в Тверьохотобъединении «ЕГЕРЪ» мне пришлось общаться со многими охотниками, занимающимися охотой на медведя, в том числе и с основателями нашего хозяйства. На их счету более сотни медведей, добытых в средней полосе России в зимнее время. Проанализировав информацию, полученную от всех опрошенных, можно сделать следующий вывод – в данном регионе около 90% медведей залегают в верховые берлоги, оставшиеся 10% предпочитают грунтовые.

В данной местности зимой можно нередко встретить следы медведей. Это объясняется тем, что зимы здесь мягкие с оттепелями, во время которых при таянии снега поднимается уровень воды в реках, ручьях, болотах. Очень часто выпадают осадки в виде дождя. При совокупности всех этих причин медведям приходится переходить на более сухие места.

Интересен сам процесс устройства берлоги. Наблюдательный охотник, увидев обкусанные макушки и нижние ветки молодых елей, догадается, что где-то рядом медвежье «зимовье». В большинстве случаев это подтверждается. Мне приходилось наблюдать, как старательно молодой самец укладывал еловый лапник и мох в виде корзинки. Толщина подстилки зависит от места расположения берлоги. Если это участок суши на болоте, то необходим высокий слой, чтобы не беспокоила вода, если это сухое место, то большая толщина не обязательна.

Самки же, особенно беременные, стараются найти или обустроить более сухое и укромное место, потому как во второй половине зимы (январь, февраль) рождаются детеныши, их обычно бывает от одного до трех, реже четыре. С матерью они проводят две зимы. Через два года медведица опять готова к спариванию. Последние три года практически со всеми добытыми самками в берлогах находились по три медвежонка, один раз было четыре. Ранее такой плодовитости не наблюдалось. Что это, борьба природы за сохранение популяции или же это происходит на генном уровне. Впрочем, возможно и то и другое, потому как медведи в этом регионе ощущают большой прессинг со стороны охотников.

Медвежат по окончании охоты обычно отвозят в заповедник «Чистый лес», где их выращивают до самостоятельности и выпускают на волю. В заповеднике созданы полувольные условия содержания, и во время кормления, и на протяжении всего пребывания в медвежьей «гостинице» животные не чувствуют присутствия человека.

Что у медведей, что у медведиц большинство берлог были найдены вблизи населенных пунктов, дорог, лесосек. Это еще отмечал в своих сочинениях «Жизнь животных» всемирно известный натуралист, живший в девятнадцатом веке, А.Э. Брэм. Чем это объяснить, можно только предполагать. Возможно, существуют какие-то факторы, оказывающие влияние на выбор места.

Процентное соотношение грунтовых и верховых берлог у медведиц примерно одинаковое. Приходилось наблюдать вырытую под корнем поваленного дерева маленькую пещерку. Корзинка была выложена, как отмечалось выше, еловыми ветками и мхом. В ней находилась медведица и три годовалых медвежонка. Но, бывало, приходилось поднимать медведиц практически на болотах. Берлоги располагались буквально на 1,5–2 квадратных метрах сухого участка, между двумя-тремя полутораметровыми соснами. Это можно объяснить тем, что болота не замерзают и здесь можно легко услышать приближающуюся опасность. После рождения медвежат мать очень трудно выгнать из убежища. Охотники отмечали, что даже после облаивания собаками медведица не желала покидать берлоги. Поэтому при проведении коммерческих охот берлогу можно обозначить или обложить довольно небольшим кругом, выставив стрелков по периметру. Это относится и к небольшим самцам.

Совершенно иначе ведут себя крупные самцы. Они более осторожны и не станут дожидаться приближения человека или собаки. Малейший подозрительный шорох или посторонний запах дает повод перейти в другое место. Главное, не преследовать медведя в этот момент. Его новая берлога будет не далее чем за 500 метров от предыдущей.

Если же берлога грунтовая, то у охотников еще остается шанс обозначить медведя. Мои высказывания подтверждает охотничья практика. За пять лет существования Тверьохотобъединения «ЕГЕРЪ» на берлоге было добыто всего три медведя старше десяти лет.

Принято считать, что для зимнего сна медведь выбирает наиболее глухое и удаленное от жилья человека место. Но это не всегда так. В настоящее время даже самые глубинные лесные угодья осваиваются, в них проникает техника, появляется густая сеть дорог, и медведи свыкаются с соседством человека. Угадать, где именно лежит медведь, зимой практически невозможно. Можно только лишь перечислить излюбленные места – это труднопроходимые участки леса, старые вырубленные делянки с густо растущими молодыми елями, поваленные ветром деревья, заболоченные места. Неоднократно бывалые охотники замечали привязанность медведей к своим ранее использованным берлогам. В нашем хозяйстве практикуется весеннее тропление медведя в «пяту». Егеря отыскивают места залегания, а осенью контролируют возможность повторного использования этих мест.

Если медведя устроило старое место, он приходит и начинает вычищать его и укладывать новую подстилку. Одинаково, как весной, так и поздней осенью, практикуется тропление медведя, только уже для попытки обнаружить берлогу.

Наше хозяйство ориентировано как на поддержание популяции медведей, так и на ее увеличение. Для этого проводится очень большой комплекс биотехнических мероприятий – это и посевы овсяных полей, и подкормка кормами животного происхождения (отбракованный крупный рогатый скот). На приваду медведи очень активно начинают ходить весной, после зимней спячки, чтобы восстановить жизненные силы. Это продолжается примерно с начала апреля и по середину июня. Затем они переходят на растительные корма. Примерно с середины августа медведи вновь начинают посещать привады. В течение месяца только на закрепленном за мной участке съедается около 30 га посевов овса. Посещение привады продолжается примерно до начала ноября. Но с приближением зимы численность медведей резко сокращается. Все уходят в места своих зимовок. В 2002 году последний посещающий приваду медведь был замечен 11 декабря, когда уже лежал снег. В 2004 году в конце октября на приваду приходили единицы, и стабильности в их посещении не наблюдалось. Это связано с количеством набранного жира. Если его не достаточно, а кормовая база имеется, животные на время воздерживаются от залегания.

Интересно наблюдать медведя на пути к месту зимовки. В начале маршрута, практически не отклоняясь от направления, он идет по прямой. Так он может идти до 50 км, а то и больше. По мере приближения к месту зимовки медведи начинают делать так называемые скидки, т.е. путают следы. Об этих особенностях также писал в своих сочинениях А.Э. Брэм: «Одни из них прямо спешат на место и здесь располагаются, другие направляются к логовищам по обходным дорогам, третьи – обыкновенно старые, опытные медведи – любят перед залеганием в логовище кружить около него или добираться большими прыжками взад и вперед. А иногда наиболее хитрые из них на некотором расстоянии от берлоги поворачиваются задом и пятятся к берлоге или ожидают сильной снежной метели, которая бы замела их следы». За прошедшие почти полтора века повадки медведей не изменились.

При троплении медведя до места его залегания необходимо учитывать все вышеуказанные его повадки. Опытный охотник во время тропления может определить по следам намерения преследуемого животного, но самое главное не дать возможности обнаружить преследование. На это может повлиять и смена ветра, и неосторожность во время преследования, и просто неумение распознать место залегания. Во избежание всех этих факторов необходимо определить направление движения медведя и попытаться обрезать его след по большому кругу, с целью найти выходной след. Оклады могут быть от полукилометра до километра, в зависимости от местности. Затем, если выходных следов не обнаружено, разрезаем оклад на более мелкие, но при этом контролируя их каждый день. Главное не подшуметь лежащего медведя, в это время он еще не облежался и очень осторожен. После любой непогоды необходимо контролировать оклад, потому как часто бывает, что медведи покидают свои берлоги и переходят на другое место. Бывали случаи, приходилось ночью в пургу обходить оклад, чтобы знать наверняка, на месте ли медведь. Но все-таки чем реже там бываешь, тем лучше.

Выгнанный из берлоги медведь старается как можно быстрее убежать. Случаев умышленного нападения при этом в моей практике и в практике многих других охотников не было, если это не подранок. В этом случае медведь очень опасен, и на добор без собак лучше не ходить. Раненый медведь старается укрыться в густых зарослях, за валежиной или в каком-либо другом плохо доступном месте. Но при этом постарается сделать петлю, подойдя к своему следу на расстояние одного или нескольких прыжков, или же просто ложится по направлению к своему следу, чтобы напасть на преследователей внезапно. Поднятая даже случайно медведица, когда у нее появились медвежата, представляет опасность прежде всего для того, кто ее поднял. Зафиксированы случаи нападения, и некоторые со смертельным исходом.

Сам же по себе для человека медведь не опасен. Как правило, он первый узнает о приближении человека и старается побыстрее удалиться. Я неоднократно наблюдал кормящихся на овсяных полях медведей, и когда я выдавал свое присутствие, они очень быстро убегали. Размер и возраст при этом не имели никакого значения.

Опросив охотоведов и охотников Иркутской, Кемеровской и Томской областей, Красноярского края, Алтайского края, Еврейского автономного округа, Хабаровского края и республики Карелия, можно сделать вывод по результатам найденных берлог. На вышеперечисленных территориях в процентном соотношении около 10–15% медведей добыто в верховых берлогах, остальные 85–90% добыты в грунтовых. Разница лишь в том, что в каждом из перечисленных регионов свой характер биотопов, а это является основным фактором при выборе места залегания.


Эдуард ШИЛЬКО, аспирант ИрГСХА, охотовед Тверьохотобъединения «Егеръ» 2 ноября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑