К вопросу о праве на выстрел

Есть ли моральное право у человека, имеющего действующий охотничий билет, путевку (лицензию), оплатившего шалаш, подсадную утку или гусиные профили, вытворять в охотничьих угодьях все, что вздумается его необузданной фантазии или болезненной психике.


Хочу привести один очень неприятный, даже непристойный, случай на открытии летне-осенней охоты. Открытие летне-осенней охоты по перу для большой армии охотников всегда праздник. И как к любому большому празднику, уважающие себя и других культурные охотники начинают готовиться заранее. Готовят патроны, амуницию, лагерное оборудование, проверяют еще раз оружие и транспортные средства. Уточняют состав бригады и предполагаемый район (обход) охоты, отправляют гонца за путевками, определяют место сбора.

И очень обидно, когда хорошее праздничное настроение на охоте бывает испорчено некрасивым (а то и хамским) поведением некоторых горе-охотников, которые об охоте не имеют практически никакого понятия , а ружье берут в руки, чтобы куда-то стрелять.

Дело было в первый день открытия охоты в Гагаринском районе Смоленской области в середине 90-х годов в период разгара реформ. Как обычно моя бригада, состоящая из брата и двоих племянников, в пятницу во второй половине дня была в сборе, путевки выписаны в обход Вазузского охотхозяйства (по названиям того времени) «Доронькино».

От г. Гагарина до места охоты около 40 км, поэтому выехали накануне открытия в пятницу к вечеру, чтобы до захода солнца разбить лагерь, приготовить уху (мой племянник инвалид-колясочник, как правило, заранее ловит карасей в нашем деревенском пруду, и поэтому в день приезда вечером у нас всегда традиционная уха) и понаблюдать за перемещением уток на вечерней заре. Свернули с асфальта на полевую дорогу вдоль речки Песочной и у поперечной протоки обнаруживаем уже разбитый лагерь охотников. Я вижу, у палатки стоит собранное ружье. Останавливаюсь и спрашиваю, почему собрано ружье, ведь открытие охоты завтра с утренней зари. В ответ обитатели палатки сообщили, что ружье новое, только купили, учились собирать. Я предупредил, чтобы в этот вечер стрельбу не открывали, и мы поехали дальше к своему обычному месту на полкилометра дальше.

Бригада у нас дружная, поэтому за час-полтора у нас стояли палатки, горел костер и благоухала уха. К этому времени к нам подъехал еще один охотник с сынишкой-подростком, палатки у них не было (собирались ночевать в машине), проблем с разбивкой лагеря тоже не было, поэтому мы его сразу пригласили разделить с нами вечернюю трапезу. Он извинился за свое вторжение в наш угол, но приглашение принял. И вот, сидя за двумя раскладными столиками, с нашего высокого берега мы мирно наблюдали за вечерним закатом и полетами не очень многочисленных уток. А когда уже почти стемнело и мы укладывались спать, вдруг со стороны того лагеря, который мы уже проезжали, раздались выстрелы, довольно многочисленные, но беспорядочные, сериями. В темноте мы туда соваться не стали, а решили разобраться с этим вопросом после утренней зорьки.

Ночлег и утренняя охота прошли нормально, однако в направлении лагеря наших соседей раздавалось значительно больше выстрелов, чем того требовала охотничья обстановка: изобилия дичи не наблюдалось. К тому же выстрелы производились в основном сериями. Когда солнце пригрело и уток ждать уже не имело смысла, я пошел вдоль берега протоки известным мне маршрутом, удобным для «общения» с бекасами (мелкая травка и грязь). В угодьях к этому времени стрельба уже стихла, только иногда раздавались отдельные выстрелы вроде моих по бекасам.

И вдруг в направлении упомянутого лагеря прозвучала серия выстрелов, через короткое время вторая. Я быстро обошел кусты, чтобы не мешали рассмотреть противоположную сторону протоки, и увидел стоящего в поле, довольно далеко от берега, мужика, стреляющего из помпового (тогда оно было в новинку) ружья прямо «от живота» в направлении водоема. Я бросил взгляд в том направлении и увидел, что над Песочной одна за другой неторопливо метрах в ста с лишним от стрелка пролетают несколько чаек. Других целей в поле зрения не наблюдалось. От меня до стрелка было не менее 150 м, взывать к его совести с такого расстояния не имело смысла, а протоку нельзя перейти из-за ее глубины. Настроение испорчено, искать бекасов мне уже не хотелось, и я ушел к своему лагерю. Ребята были уже в сборе, приготовлен завтрак, за которым мы обменялись впечатлениями об охоте, а я еще рассказал об увиденной «сцене» со стрельбой по чайкам. После завтрака расположились отдохнуть, а провести «ликбез» с соседями решили после отдыха.

Через некоторое время нашу приятную дрему нарушили близкие выстрелы. Выхожу из палатки и вижу, что недалеко от нас по засеянному овсом полю колесит авто – внедорожник и из опущенного стекла правой дверцы идет пальба по летающим над полем ласточкам. Я в чем был, босиком, пошел навстречу машине с поднятой вверх рукой. Она передо мной остановилась, и я увидел в кабине двух молодых упитанных стриженных молодцов. Наглый голос спрашивает: «Ты че, дед, тут выступаешь? Хочешь неприятностей?» Я им в ответ: «Во-первых, я этот овес сеял, и мне его через несколько дней убирать, а убирать будет нечего. А во-вторых, скоро сюда приедет Евгений Григорьевич Романов, и мы сдадим вас «с потрохами» за вчерашнюю и сегодняшнюю пальбу и за этот загубленный овес». «А у нас есть путевки». – «Разберемся с путевками и найдем их автора». (Охотинспектора Е.Г. Романова в Гагаринском районе знали практически все охотники, культурные и не очень, как принципиального борца за соблюдение правил охоты).

К этому времени (разговор с «крутыми» занял не более минуты) мои ребята уже оделись и вышли мне на помощь, но я вернул их для продолжения отдыха. Хотя «вольные стрелки» уехали к своему лагерю и больше не стреляли, отдых был испорчен. Дежурные по «камбузу» начали готовить обед, а наш новый знакомый попросил меня съездить с ним в ближайшую деревню, где есть магазин, так как чувствовал себя перед нами неудобно из-за отсутствия у него некоторых продуктов питания и спиртного. Да и компания наша ему понравилась, и он решил остаться еще на один день, хотя сначала предполагал уехать после утренней зари.

Сели в его машину (сынишку он оставил в лагере в компании с таким же нашим парнишкой) и отправились в путь. Проезжая мимо известного уже соседнего лагеря, осмотрели помятый вокруг овес, массу стреляных гильз в округе и уютно расположившихся на матрацах под теплым солнцем членов «бригады». Потом приехали в деревню, (кажется, Ельня), магазин оказался закрыт. Местная жительница показала дом продавщицы, но там ее не оказалось. Отыскали на огороде, копающую картошку. Помогли что-то пересыпать и перенести, сопроводили до магазина, сделали необходимые покупки и поехали обратно на свое «стойбище».

Вся эта поездка заняла у нас около часа, и, когда мы с шоссе сворачивали на полевую дорогу, нам навстречу вылетела знакомая машина, в окнах которой виднелись озабоченные лица «вольных стрелков». На верхнем багажнике в живописном беспорядке были привязаны атрибуты бивуака: торчали весла, болтались концы палатки и что-то еще. Чувствовалось, что сборы были авральными. Машина устремилась в сторону Карманова, а мой новый знакомый выразил свое удовлетворение качеством проведенной воспитательной работы. Он жалел, что остался с нами еще на день. Когда мы проезжали мимо бывшего бивуака этих разгильдяев, еще дымился их костер, а вокруг были разбросаны упаковки от продуктов, патронов и чего-то еще, не говоря об упоминавшейся уже груде стреляных гильз. По-видимому, «вольные стрелки» решили, что мы поехали за Романовым.

Потом несколько дней спустя охотники из других компаний, которые охотились поблизости, спрашивали у нас, кто в нашем «углу» дурью маялся на открытии охоты. Когда же узнали, то пожалели, что не оказались рядом. «Мы бы их так легко не отпустили!»– заявил «капитан» одной дружной и «боевой» компании.

Так вот о «праве на выстрел»: нужны ли такие выстрелы на охоте? Не лучше ли поехать на стрельбище и «выпустить пар» по тарелочкам? Заодно приобретете навыки стрельбы и обращения с оружием под руководством опытных специалистов. Или приобрести метательную машинку (кто патронами себя не ограничивает, деньги имеет, а стоит она от 5 тысяч рублей), выбрать укромный уголок, желательно с мелкой травой или стерней, подальше от водоема, чтобы не пугать напрасно водоплавающих, и тренируйтесь на здоровье. Об изготовке к стрельбе желательно почитать соответствующую литературу, а основные правила по технике безопасности напомню здесь: ружье заряжает только стрелок, вышедший на «номер», ствол направлен в сторону предполагаемого полета мишени, в случае несостоявшегося выстрела ружье раскладывается и даются необходимые объяснения, стрельба ведется только мелкими номерами дроби, пространство в направлении стрельбы должно хорошо просматриваться, и там не должны находиться люди и домашние животные.

А в заключение хочу пожелать настоящим охотникам приятных охот в компании с друзьями (или в одиночку), хороших «зорек» без приведенных выше раздражителей и «ни пуха ни пера».


Борис ЕМЕЛЬЯНОВ 19 октября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑