По неясно видимой цели

Охотник сидит на «вышке», поджидая медведя на овсах или кабана на потраве. Постепенно сгущаются сумерки, и видимость становится все хуже и хуже. Даже в просветленную оптику отдельные кустики и пеньки кажутся лишь более темными пятнами. Неожиданно раздается долгожданный звук идущего на кормежку зверя. Характерный шорох раздвигаемых лапами или копытами колосьев овса. Вот, наконец, виден и силуэт животного, неторопливо двигающегося в зоне обстрела. Стрелок наводит ствол (мушку в темноте не видно) или перекрестье оптического прицела на темное пятно и нажимает на спуск. Гремит выстрел, а в ответ раздается полный боли и ужаса вопль человека. Охотник выстрелил по случайному прохожему, напарнику, которому надоело сидеть одному, или по тривиальному браконьеру, также решившему поживиться дичинкой. Неважно в кого. Главное, в результате нарушения одного из основных правил безопасности на охоте выстрел был сделан по человеку. А правило таково: «Категорически запрещается стрелять по неясно видимой цели».


Я описал наиболее распространенный случай трагедии на охоте, но сколько еще трагических, комических и даже анекдотических случаев там происходит. Один охотник на загонной охоте, напялив лисью шапку, решил поменять стрелковый номер ползком, за что схлопотал заряд лисьей дроби по голове. Другой взахлеб рассказывает, как он ловко снял налетевшую кряковую, и показывает егерю, где упала. Егерь, поехав проверить место падения, поднимает с воды убитую ондатру, которая, как известно, летать не умеет.

Случай, о котором хочу рассказать, также можно отнести к разряду анекдотов. Хотя – для кого как. Произошло это в Максатихинском (ныне Дубакинском) охотничьем хозяйстве много лет назад и передается поколениями егерей до сих пор.

Проводилась обычная спортивная охота на лосей загоном. Руководил охотой и расставлял стрелков сам старый Дубакин, в то время начальник охотничьего хозяйства. Опытный мастер грамотно расположил стрелковую линию и указал каждому сектор обстрела. Но, на мой взгляд, либо он совершил ошибку, либо один из охотников не обратил внимания на предостережение. Дело в том, что в зону предполагаемой стрельбы крайнего номера попадала санная лесная дорога. Пусть мало посещаемая, но все же. Это и привело к оплошности. Охотник, стоящий на крайнем номере, дождавшись, когда скроется расставляющий, зарядил ружье. После этого он обтоптал снег, чтобы не скрипел под ногами, и внимательно огляделся. Слева, вплоть до соседа, стоял высокий, строевой ельник практически без подроста, и видимость была отличной. Неожиданностей с этого фланга не предвиделось. Прямо напротив просматривались несколько чистых прогалов, и также сложностей не ожидалось. Зато правую сторону почти полностью загораживал густой, усыпанный снегом кустарник. Возможности для выстрела предоставляла только просека, вдоль которой располагалась стрелковая цепь. Но преимущество крайнего номера в том и состоит, что выстрел, произведенный вдоль цепи, в свободную сторону, никому не угрожает.

Наконец послышались крики загонщиков, охота началась. Стрелок внимательно вглядывался в сторону загона, фиксируя малейшее движение. Вот снег осыпался под тяжестью пробежавшей по лапнику белки, вот хрустнула от мороза сухая ветка, а вот и долгожданное мелькание корпуса крупного зверя. Ну, конечно, это лось мчится на крупном галопе. Кому же еще быть в дремучем зимнем лесу. Но как назло именно с правой стороны, где обзор сильно ограничен. Мелькают контуры головы на длинной шее, ноги, кусок бока. Довольно ходко идет. Как бы не проскочил. Охотник выбрасывает стволы ружья на просеку и ждет. Как только зверь появляется на более-менее чистом месте, гремит выстрел, за ним сразу другой. Зверь, как подкошенный, падает на снег.

– Уф! Готов, – радостно кричит стрелок.

В ответ ему раздается такой отборный мат, какого он не слышал, пожалуй, никогда в жизни. Недоумевающий «счастливчик» бежит к месту падения зверя и видит замечательную картину. На боку лежит застреленная лошадь, запряженная в сани, а вокруг нее беснуется деревенский мужичонка, воинственно размахивающий топором. Дальнейший разбор показал, что мужик спокойно ехал на заготовку дров. Двигался он по дороге, проходящей перпендикулярно стрелковой линии. Поскольку он сидел в санях, то находился ниже лошади и его скрывали мелкие, засыпанные снегом елочки. Лошадь же благодаря длинным, как у лося, ногам была частично видна. На просеку мужик с санями просто выехать не успел. Выстрелы в таких случаях бывают на редкость точны.

Можно сколько угодно смеяться над этим эпизодом, но я бы задумался. Кроме смертельной опасности для человека, так можно застрелить не только лошадь, но и краснокнижное животное, и единственную кормилицу-корову. Повторяю – подумай, прежде чем нажимать на спуск, если не уверен в кого стреляешь.


Сергей ЛОСЕВ, мастер спорта по стендовой стрельбе, Почётный член BOO 19 октября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑