Охоту без гончих не мыслю...

Охота с гончими очень меня привлекала еще в далеком детстве. Муж моей тетушки Агафьи, Макаров Николай Тихонович, родом из Сулина Ростовской области, в его жилах текла кровь донского казака, он и привил мне эту любовь.

Тогда, в далеких 60-х, мне было мало лет. Оружие по своему возрасту я еще держать не имел права, но с собой дядя Коля меня брал на русака не единожды.

Он был без левой руки, но стрелял навскидку без промаха, всегда один раз, редко, когда я слышал его второй выстрел. Очень я в юности хотел иметь свое ружье и свою гончую. Дядя Коля всегда держал хороших рабочих русских гончих, предпочтение отдавал выжловкам. Мне говорил, что выжловка бывает старательнее, преданнее хозяину и немного раньше начинает работу с голосом. Он много рассказывал всяких эпизодов и случаев из многолетней охотничьей жизни.

Когда я служил в ГДР, меня брали загонщиком в бригаду военных охотников. У немцев очень много разной дичи. Нам не мешало бы у них поучиться, как беречь свою фауну и флору. После службы за границей я попал служить на тульскую землю. Здесь обширные места для охоты. Много лесов, поросших балок и оврагов, большие мелколесья и вырубки, много глухих лесных мест. Когда я жил в Воронежской области, то никогда не видел там беляка, тетерева, вальдшнепа. Здесь же, в Тульской области, очень много этой живности, особенно беляка. Я познакомился здесь с опытным охотником-гончатником Шаповаловым Александром Николаевичем. Много раз оказывал ему медицинскую скорую помощь и в знак благодарности был приглашен на охоту с гончей.

У него была прекрасная опытная багряно-чепрачная русская гончая Пальма. Всего два раза я побывал с ним на охоте с гончей и буквально влюбился в этот прекрасный отдых на природе. Вступил в КВО (коллектив военных охотников), купил тульское ружье и стал в свободное время ходить вместе с Шаповаловым А.Н. и его гончей на охоту. Он научил меня всем азам, обращению с ружьем, снаряжанию патронов и многим тонкостям охоты с гончей. Показал, как отличить русачий след от белячьего. Научил разбираться в сдвойках и скидках, петлях. Всегда поправлял мои ошибки. Часто мне доставалось, когда я повторял свою ошибку или неосторожно подшумел. Порой после его брани я долго обижался, но потом снова мы встречались на охоте, забывая обо всех обидах. Часто разбирали совместные ошибки, планировали новую – правильную охоту. На привалах готовили шурпу в солдатском котелке... А потом с большим нетерпением ждали очередного выходного дня. Я очень благодарен своему наставнику за то, что он сделал из меня настоящего, разбирающегося охотника-гончатника.

Много лет совместной охоты с ним не прошли даром, набравшись хорошего опыта, я решил завести себе собственных гончих. У меня появилась русская пегая гончая Лада, которая была брошена своим хозяином, у нее были следы дроби на передних конечностях. Дробь каталась под кожей. На вид ей было года два. Я ее отмыл, подлечил, сделал нужные прививки. На первой охоте Лада хорошо погнала лису, которая быстро понорилась. Лада была очень умной, позывистой, ласковой гончей, но у нее на правой передней лапе не сгибался второй палец, что мешало ей долго бегать. Очевидно, после ранения палец сросся неправильно. Собака была интересная. Добычу никогда не рвала, если долго оставалась с ней наедине. Конкурентам добычу не отдавала, а только хозяину, то бишь мне. Но главное, если я быстро не подходил к ней, то она брала его зубами за шкурку на спине и несла мне. Я впервые это увидел, когда мы ездили с Шаповаловым ко мне на родину, в Россошанский район Воронежской области.

Охотились мы на зайца русака.

Я взял свою русскую пегую Ладу, а Шаповалов А.Н. красавца Байкала, который был от упомянутой Пальмы. К этому времени Пальмы уже не было. Как же был удивлен мой товарищ, когда моя Лада принесла в зубах добытого подранка русака. Заяц был большой. Лада его пронесла с километр. Мы видели это в бинокли, но нам казалось, что она несет какую-то тряпку или шкурку. Как же удивлены мы были, когда увидели, что она принесла того русака, по которому 20 минут назад стреляли мы оба, но, наверное, из-за большого расстояния только подранили. Благодаря прекрасной собаке, подранок не мучился и был доставлен к ногам.

Но Ладе было трудно гонять с травмой конечностей, и я решил ее повязать с хорошим выжлецом. Старый охотник-гончатник Меркулов А.И. из с. Оленьково Веневского района Тульской области мне подсказал, что есть хороший крупный русский пегий выжлец Валдай в г. Кашире-3. Подошло время вязки, я посадил Ладу в «Жигули» и поехал с ней к Валдаю. Его хозяином был прекрасный охотник-гончатник и корреспондент многих охотничьих журналов Люшков Валерий Александрович. Лада принесла 9 щенков – один другого краше, яркого окраса. У Лады молока было много, и всех щенков я оставил. Рука не поднялась выбраковывать, хотя Люшков рекомендовал мне оставить 4–5 щенков. Все щенки были славные, крепкие, веселые, а Лада была им очень хорошей матерью. В гнезде всегда было сухо, щенки были сытыми и обогретыми, хотя в апреле еще прохладно на улице. Из всех щенков одна выжловочка сильно походила на своего отца – Валдая. Я ее себе оставил и назвал Вестой. Остальных раздал своим друзьям-охотникам. Они остались довольны этими собаками.

Моя Веста росла быстро – резвая, крепкая и веселая. Сосок всегда отбирала у своих однопометников лучший, голодной никогда не оставалась. Я заметил, что из Весты получится хорошая гончая.

Прошло 6 месяцев, и Веста стала крупной молодой гончей с крепким, мускулистым телом и нарядным окрасом. Контрастные пятна походили на пятна отца – Валдая. Пробудился ее охотничий инстинкт в 6,5 месяцев на черной тропе. Осень была теплая, долго не выпадал снег. Но в нагонку Весту я брал постепенно. К этому времени она хорошо плавала. Много раз я брал ее в лес и на пруды. С большим интересом она бродила по воде, ловко прыгала через валежник. Погнала первого русака на воронежских землях, в Россошанском районе, но подранок, спасаясь от настигающей гончей, шмыгнул в пологую нору сурка-байбака. Я никогда бы не поверил рассказу, но эту картину я наблюдал своими глазами. Во время нагонки Весту я не перегружал, кормил разнообразной витаминизированной пищей. Вовремя делал профилактические прививки.

В первую зиму она себя показала очень хорошо. Однажды зимним утром, когда Весте было восемь месяцев, я взял ее на охоту. На этой охоте присутствовал начальник гарнизона генерал-майор Ганжа В.Н., ему очень понравилась работа моей Весты. Тогда она добрала подранка русака, по которому издалека стрелял и я, и генерал, но заяц ушел. Однако Веста догнала его и придавила. Это был очень крупный самец. Потом в течение дня она еще поднимала русаков. Мне было очень приятно, когда я услышал от других охотников, что своей собакой и своими умелыми действиями на охоте просто поразил начальника гарнизона генерала Ганжу В.Н.

Потом много раз я был на охоте с Шаповаловым А.Н. и его опытным выжлецом Байкалом. Байкал обладал хорошим голосом и солидным опытом. Веста не одну зиму работала в паре с Байкалом. Сколько же хороших, интересных дней подарили мне наши гончие.

Много можно написать о разных случаях на охоте. Мне приходилось два раза зашивать Весту и шелком, и кетгутом после встреч с барсуком и кабаном. Но злоба к зверю у Весты только увеличивалась. Она всегда находила дорогу домой, как бы далеко ее не уводила лиса или заяц; придя в городок, сидела у двери подъезда. Все в доме ее знали и всегда открывали дверь. Веста – гончая ласковая к людям, особенно к детям, дружелюбна к собакам, но задирам не прощает. К зверю очень злобна, в работе нестомчивая, паратая, позывистая.

Через три года от Весты я оставил дельного выжлеца Баяра. Потом завел еще русского гончего выжлеца Плакуна, а Весту у меня взял мой двоюродный брат Макаров Александр Николаевич, сын дяди Коли, который в далеком прошлом привил мне любовь к гончим. Мне очень жалко было отдавать Весту, но я не смог отказать брату, который остался перед сезоном охоты без гончих. Макаров А.Н. всегда держал хороших гончих, как и его отец Макаров Н.Т., ныне уже покойный.

Сейчас у меня подрастает еще один русский выжлец – Байкал, отличных кровей. Мне очень интересно выращивать, воспитывать и экспериментировать, и когда меня спрашивают, зачем держу столько собак, ответ таков: да потому что я их люблю, без них охоту не мыслю. Мои собаки всегда привиты, сыты, в тепле, живут в хорошей вольере и пользуются большим уважением. Поэтому и отдача от них на охоте адекватная.


Владимир КОЛЕСНИКОВ, охотник-гончатник 12 октября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑