Госдума отвергла предложение депутата

Депутат от фракции ЛДПР Дамир Шадаев предложил изменить статью 16 федерального закона «Об оружии», касающуюся производства оружия и патронов к нему. Парламентарий, в частности, заявил, что в четвертом абзаце этой статьи содержится фактический запрет на снаряжение патронов к нарезному оружию.

Как известно, в настоящее время охотник имеет право самостоятельно снаряжать патроны только к гладкоствольному оружию. Владельцы нарезного оружия должны приобретать патроны в магазинах. Предлагая внести поправку в закон, депутат полагал, что действующая в настоящее время норма серьезно ограничивает права владельцев нарезного оружия. Чтобы облегчить им жизнь, он и предложил подкорректировать статью закона и изъять из нее определение «гладкоствольное».

При этом депутат был уверен, что такая мера не приведет к бесконтрольному производству боеприпасов, поскольку разрешение на хранение и ношение огнестрельного нарезного оружия выдается органами внутренних дел, как и разрешение на право владения гладкоствольным оружием. В своем проекте депутат внес предложение разрешить повторное снаряжение использованных гильз самодельными пулями.

По словам депутата, сегодня в России никто не производит патронов для охотничьего нарезного оружия, патроны приходится импортировать, а средняя цена патрона составляет 150–200 рублей. В зависимости от калибра она может достигать тысячи рублей. При этом до 70% стоимости патрона приходится на цену гильзы, которая может быть использована многократно.

Депутат привел сведения о падении числа тиров и стрелковых стендов в России, например, в настоящий момент на территории Санкт-Петербурга с населением 5,5 млн человек всего лишь 12 тиров, и один из них сертифицирован как стрелковый стенд. Для сравнения в Финляндии несколько тысяч тиров и стрелковых стендов.

В подтверждение своего проекта Шадаев подчеркнул, что насыпать излишнее количество пороха в гильзу для нарезного оружия невозможно, в то время как при снаряжении гладкоствольного патрона вместо 2,5 грамм пороха можно заполнить всю его емкость до 25 граммов.

Понимая, что его закон обречен на отклонение, автор проекта обратил внимание коллег на то, что проблема важная, тормозится развитие стрелкового спорта и поддерживается зарубежная оружейная промышленность.

Некоторые депутаты подвергли это предложение критике. В заключении Комитета по безопасности говорится, что «использование таких самоделок при стрельбе из нарезного огнестрельного оружия может привести как к травме самого стреляющего, так и к поражению иных лиц». По мнению члена комитета по безопасности Николая Леонова, у законопроекта имеются и другие пороки. «Если производством боеприпасов начнет заниматься кто угодно, то это, бесспорно, нанесет колоссальный ущерб государству», – заявил депутат.

Кроме того, Леонов отметил, что «подобная инициатива может привести к несанкционированному и бесконтрольному производству боеприпасов в домашних условиях, в гаражах, в подпольных цехах. В этом случае обострится внутриполитическая и уголовно-криминальная обстановка. А эксперты-криминалисты на месте преступления даже не смогут сказать, из какого оружия был произведен выстрел».

«В любом случае охотников не так много, чтобы раздувать вопрос до такого уровня. В данном случае налицо ситуация, когда кто-то лоббирует эту поправку, а она очень опасна», – заявил другой член комитета Геннадий Гудков.

Представитель профильного комитета по безопасности Геннадий Гудков в своем выступлении обратил внимание на то, что всего одно слово в законе Шадаева приводит к большим последствиям. Комитет против либерализации применения нарезного охотничьего оружия, учитывая высокую общественную опасность и значительные объемы незаконного оборота нарезного огнестрельного оружия. В случае принятия законопроекта это позволит легально многократно (до 100 раз) переснаряжать и использовать одни и те же пули(!) и гильзы для стрельбы из нарезного охотничьего огнестрельного оружия. Многократное наложение следов от частей и деталей оружия на пулях и гильзах создаст значительные проблемы при производстве баллистических экспертиз и исследований экспертами-криминалистами, не позволит исключить ошибку при идентификации использованного оружия и, в конечном счете, создаст дополнительные препятствия оперативно-следственным подразделениям правоохранительных органов при расследовании преступлений.

Гудков согласился с тем, что есть проблемы стрелкового спорта и импорта патронов, но предложил идти по пути снижения лицензионных требований к их производству.

Принятие законопроекта, заявили члены Комитета по безопасности, спровоцирует резкий всплеск преступности и создаст благодатную почву для технического оснащения террористов. «Снятие законодательного запрета открывает дорогу кустарному производству не только патронов, но и серьезных боеприпасов, из которых можно изготовить любое взрывное устройство. В условиях борьбы с терроризмом это недопустимо, – подчеркнул депутат Виктор Илюхин.

Между тем целый ряд депутатов высказался в поддержку внесения изменений в закон «Об оружии». Более того, некоторые видные депутаты фракций «Родина», КПРФ и ЛДПР вообще убеждены в необходимости разрешить свободное ношение гражданами боевого оружия.

Итог обсуждения в Госдуме был заранее предсказуемым: законопроект отвергли. Хотя результаты голосования тоже могут навести на некоторые мысли: его поддержали 54 депутата и лишь 34 были против.

Противники законопроекта все-таки оказались в меньшинстве. А значит, у нас с вами есть надежда на то, что когда нибудь мы сможем самостоятельно снаряжать патроны для нарезного оружия, и «дикие» калибры, о которых рассказывает наш журнал в рубрике «Незнакомые калибры», наконец-то перейдут из разряда незнакомых в привычные.


Андрей УГАРОВ 5 октября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑