Взгляд из бочки

Если есть какая-то разницамежду бочкой на утиной охоте и раем,то, несомненно, в пользу бочки.

Американские охотники


Много придумано различных засидок хитроумными охотниками за утками. Это и известные всем добротные шалаши и хлипкие скрадки, сляпанные из нескольких веток. В Виноградовском охотничьем хозяйстве шалаши плетут из ивняка на манер корзин. Этакие переносные скворечники с крышами, из которых страшно неудобно стрелять влет, обзор ограничен боковыми стенками и козырьком. Полноценный выстрел можно произвести только вперед или в сидящую птицу, прямо перед собой. Еще можно было бы принять такое уродливое сооружение для весенней охоты на утку, но она в заливных виноградовских лугах не проводится. Зато охотников сажают в эти плетенки во время охоты на гусей. Полный бред. Вот уж кто не сядет на воду перед шалашом, так это гусь, а стрелять его приходится влет, чаще всего строго вверх. Так что назначение этих скворечников, скорее всего, понятно только их создателям.

В Заболоцком охотничьем хозяйстве на озере с одноименным названием из-за постоянно изменяющегося уровня воды вследствие хаотичной работы плотины на реке Сулать, засидки на утку делают на деревьях. Они годятся и для весны, и для осени. На высоте нескольких метров, в развилке толстых ветвей, кладется настил из досок, до боли напоминающий медвежий лабаз. Затем лабаз маскируется камышом и превращается в утиный шалаш. Я сам сидел в таком.

Весной в окрестных кустах, залитых водой, кучкуются кряковые селезни, а осенью на плесы перед шалашами подворачивают стайки различных пород. Так что «кукушкам», сидящим на деревьях, удается неплохо пострелять.

В Бронницком хозяйстве я расположился в кусте, у которого была вырезана середина. Самым большим недостатком таких засидок является их стационарность. Куст нельзя перенести. Уж где он вырос, там и будет стоять. Мой находился далековато от уреза воды, а кроме этого куста на берегу озера не было никакого укрытия, все вытоптали и съели коровы. Зато пара гусей налетела на куст в упор, хотя искусственных укрытий, типа шалашей или натянутых маскировочных сетей, эти осторожные птицы побаиваются.

В Германии и в некоторых наших хозяйствах с егерским обслуживанием каркасы засидок свариваются из железных уголков, а пол застилается досками. Достаточно в начале сезона закрыть стенки вязанными матами из камыша и впоследствии лишь подновлять их свеженьким подростом. Но это все годится для глупых немецких уток и выращенных в инкубаторах хлопунцов, выпущенных в угодья зажиточных отечественных хозяйств. Настеганные дикари будут облетать такие хоромины за версту.

В Астрахани, в плавнях Каспийского моря, охоту принято проводить с лодки под названием кулас. Вдоль каждого борта этого плавсредства проделаны специальные отверстия, в которые втыкают ветки и камышины. Таким образом получается плавучий шалаш, его затем загоняют в камыш, из которого охотник и стреляет. Стационарные скрадки сооружать не представляется возможным из-за морских приливов и отливов. Уровень воды в заливах меняется за короткое время на несколько метров, так что вы рискуете просто-напросто утонуть, обосновавшись на каком-нибудь островке.

Стрельба с лодки, особенно из такой верткой, как кулас, на мой взгляд, наиболее трудная и опасная. Для использования в качестве шалаша она наименее предпочтительна. То же самое можно сказать и по поводу надувных лодок. Стоять в них совершенно невозможно, а за сидящим охотником «резинка» повторяет все его повороты. Так что прицельной стрельбы, особенно по неожиданно налетевшим уткам, из лодки добиться трудно.

Но есть засидка для охоты на уток, которая, на мой взгляд, не имеет недостатков, если оформить все грамотно. Это железная бочка, приспособленная для стрельбы. С бочками я познакомился около 35 лет назад в Максатихинском охотничьем хозяйстве, когда впервые тринадцатилетним мальчишкой забрался в нее с одностволкой. До недавнего времени я вообще был уверен, что это сооружение для охоты и было изобретено в Максатихе. По крайней мере, я больше нигде в других хозяйствах их не встречал. Поначалу использовались стандартные железные бочки из-под ГСМ, но они имели один существенный недостаток. Военное хозяйство под г. Бежецком считалось по тем временам элитным, хотя само это дурацкое слово появилось уже в новейшей истории. Тем не менее каждая из баз охотхозяйства принимала у себя не более девяти человек, обслуживаемых тремя егерями. Естественно, в число избранных попадали высшие армейские чины, уважаемые люди, добросовестно работающие на благо охотничьего общества, а также работники охотсовета, спортсмены-стендовики, взяточники и жулики высокого пошиба.

Сегодня, кстати, когда хозяйство перешло под эгиду корпорации «Лукойл», первые четыре категории охотников уже не имеют финансовой возможности посещать Максатихинские, ныне Дубакинские, бочки. Зато последние две размножились настолько, что заполонили угодья, и бывшее образцовое охотхозяйство превратилось в платный сортир: красиво, зеркала кругом, хорошо пахнет и на руках до унитаза носят. Вот только очередь длинная к кабинкам, расценки как в хорошем ресторане, народ в предбаннике толпится, вот и тянет в кустики, а точнее, в камыш.

В большинстве своем, кроме спортсменов, этот контингент в весе зашкаливал за центнер, и засовывать его в эти относительно небольшие емкости было трудно. Поэтому стали варить специальные, побольше. В них можно было даже сидеть. Перед охотой бочки устанавливались прямо в озеро на дно и крепились на четырех столбах каждая, с таким расчетом, чтобы из воды торчала примерно пятая часть. Этого достаточно для предотвращения захлестывания волной в сильный ветер.

Устанавливаются бочки на трассах наиболее активного пролета. В ней стоит деревянная колода для сидения, я же использовал ее как подставку под ноги: 35 лет назад моего роста не хватало, чтобы высунуть из нее голову. Да и стрелять сидя не очень удобно. Как уже говорил, я был уверен, что бочки изобретены в Максатихе, но вот недавно по телевизору показывали документальный фильм об охоте на уток в Америке, где также используют бочки. Правда, стоят они там не на кольях, а вкапываются в землю небольших островков. Именно эти бочки американцы и сравнивают с раем.

У нас же бочки ставятся в куртинки камыша, называемые в Тверской области коблины. Вокруг рекомендуется иметь открытые участки воды для высаживания чучел, подсадных, для незатруднительного сбора сбитых уток и дострела подранков.

Но даже из такого, казалось бы, беспроблемного укрытия при желании можно провалить охоту. Это удалось сделать молодому тогда егерю, раздолбаю Сергею. Что самое печальное, испортил ее он мне, и именно на открытии осенней охоты, когда утки было пруд пруди. Приплыв на лодке к бочке еще затемно, я спокойно влез в нее и стал ждать рассвета. Когда же он наконец наступил, я с ужасом обнаружил, что камыш, окружающий бочку, загораживает весь обзор. Сергей, устанавливая ее, то ли не обратил внимания на высоту камыша, то ли тот вырос уже после установки, а егерь не проверил, но факт оставался фактом: из своего укрытия я видел только кусочек неба.

Поскольку до меня из бочки никто не охотился, то и зону обстрела никто не подготовил. Дотянуться до камыша, чтобы сломать его, я не мог. Сергей уплыл. Пролетающих уток я видел доли секунды и даже не успевал поднять ружье. Оставалось только сидеть и громко выть от горя. Наконец, когда я уже стал отстреливать камышины по одной, появился Сергей и решил помочь мне оригинальным способом. Разместившись в полусотне метров от меня и замаскировавшись, он стал криком предупреждать о налетающих утках. Выглядело это примерно так: при виде уток он кричал: «Серега, держи со стороны Шалихи!» Вся беда в том, что я понятия не имел, где находится деревня Шалиха, а также все остальные деревни вокруг озера. Самого Сергея я тоже не видел и его указующих жестов, естественно, тоже. В результате я, возможно, единственный раз в жизни остался без добычи на открытии охоты.

Особенно же хорошо бочки работают во время осеннего пролета северной утки. Высадив несколько десятков приличных чучел, в той же Максатихе, нетрудно в конце сентября – начале октября расстрелять сотню патронов в день. Чтобы избежать упреков, сразу же напомню, что после 15 сентября нормы отстрела уток отменяются. На мой взгляд, немалая заслуга в этом принадлежит засидке, именуемой «бочкой». Кстати, в бочке сидеть значительно теплее, чем в продуваемом насквозь шалаше. Всегда можно спрятаться за сплошными железными стенками от любого ветра, оставив за бортом только глаза для наблюдения.

Сразу видно, что Диоген был не дурак и понимал толк в удобствах. Не зря он выбрал для жилья именно бочку, а не какую-нибудь корзину.


Сергей ЛОСЕВ 5 октября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑