Осенний день

Проснулся, как будто всплыл из глубокого небытия, не сразу осознавая, где я и кто. Так бывает, когда спишь здорово и крепко. Сквозь неплотно задернутые шторы пробивается свет от уличного фонаря. Около кровати завозился Пес. Он не любит спать на подстилке, предпочитает на полу поближе ко мне. Пес зацокал когтями по полу, слышно, как он на кухне громко лакает из миски. В голове медленно всплывает: сегодня суббота, я собрался на охоту.


Включаю ночник, смотрю на будильник, он должен зазвонить через десять минут. Сон проходит. Осторожно, чтобы не разбудить жену, отправляюсь на кухню ставить чайник. Заливаю термос. Варю крепкий кофе, он стряхнет остатки сна. Рюкзак и ружье готовы с вечера. Пес пританцовывает около двери, тихонько поскуливает. На улице тихо, нет ветра. Звезд и луны не видно, пасмурно. В темном гараже больно стукаюсь коленкой о стоящую не на месте табуретку. Пес привычно занимает свое любимое место на заднем сиденье за мной. Вставляю в магнитолу любимую кассету, насилу дожидаюсь, когда прогреется мотор, и я уже в пути. Любимая кассета создает хороший фон, я внимателен и собран, весь сосредоточен на дороге, на управлении машиной. Замечаю, что еду слишком быстро, можно так не спешить. Да и зачем? Октябрьская охота на вальдшнепиных высыпках может продолжаться в течение всего дня.

ДОРОГА

Ехать чуть больше девяноста километров, около часа. Светает, начинает моросить мелкий осенний дождик. Если он усилится и затянется на целый день, вымокну изрядно. В машине на всякий случай есть запасной комплект одежды. Если вымокну, переоденусь, домой поеду сухим. Псу все равно. Он охотничий пес, а значит, земноводный. И по земле бегает, и по воде плавает. Быть мокрым целый день ему не привыкать. Нас дождиком не запугаешь. Вот и поворот на грунтовку, дождик прекратился, сереет. Пес перебирается на переднее сиденье, внимательно смотрит вперед. Эту дорогу он знает хорошо. Последние четыреста метров по полевой дороге, где краем, где колея между колес, благополучно добираемся до Лугов. Т.е. до того места, где когда-то были сенокосные луга, прорезанные мелиоративными канавами. Тогда их регулярно косили. В сырую осень там бывало много бекасов, изредка попадался дупель. Уже много лет Луга заброшены. Каждое лето они зарастают высокой травой, местами одной крапивой. Канавы поросли четырехметровым березняком. В этом березняке, вдоль канав, высыпают вальдшнепы. Вальдшнепиные высыпки в этом районе я искал несколько лет. Исколесил все охотхозяйство. Исследовал все характерные места, поймы лесных речушек, вырубки, опушки и мелколесья. На это место наткнулся случайно. С тех пор каждую осень стараюсь побывать здесь. Вальдшнепы в Лугах появляются в начале сентября, это высыпки местовых. Хорошие высыпки пролетных бывают обычно в середине октября.

План охоты простой. Прочесать березовые заросли вдоль канав, сначала с одной стороны, потом с другой. Луга тянутся примерно на полтора километра, пять канав по двум сторонам, всего пятнадцать километров, плюс полтора в обратную сторону краем перелеска. Как раз на день охоты. Вообще-то прочесывать березняки будет Пес, я пойду краем, по чистому месту. При этом большинство поднятых вальдшнепов должны вылетать на открытое место и попадать под мои выстрелы. Рассвело, над Лугами стелется легкий туман, с ближнего озера доносятся редкие выстрелы. Знать, уточка летает. Ветра почти нет. Это минус, Псу будет трудней работать, хотя спаниелю ветер не так важен. Вот и первый березняк. Он тянется пятиметровой полосой с каждой стороны канавы. Здесь пахнет сырой полегшей травой, настоявшимся березовым листом. Березки еще в золотисто-желтом наряде. На их фоне редкие елочки издали кажутся почти черными. Листья с березок осыпались только наполовину. Еще не было хороших заморозков после сырой погоды. Тогда они быстро облетят, начнется настоящая золотая метель. Пес весь в работе. Он обыскивает березняк и захватывает полосу открытого места, где тоже может быть вальдшнеп. На охоте мы с Псом как будто превращаемся в единый организм. Он становится как бы продолжением моих чувств. За много лет охоты я по поведению Пса безошибочно понимаю, чем он заинтересовался. Я прекрасно чувствую, когда он исследует запахи, оставленные птичками или лесными зверюшками, а когда начинает работать по дичи. Состояние, в котором мы при этом находимся, трудно передать. Я по-другому начинаю воспринимать пространство и время. Пространство для меня делится на обысканное Псом и не обысканное, куда надо его направить.

Ну вот, оглянуться не успел, а прошли уже три четверти канавы. Пес только в одном месте отметил чьи-то старые наброды. Вальдшнепов пока нет. Дошли почти до конца канавы, Пес на чистом месте причуял, потянул на запах, ткнулся мордой в траву, сильно оживился, его короткий хвост заработал как пропеллер. Держусь поближе к нему, ружье наготове. Пес повел следом в березняк, там заметался, видно, много следов, вальдшнепиная жировка. Не ковыряясь в жирах, стал обрезать их по кругу, нашел выходной след, повел к канаве. Слышу взлет вальдшнепа в пятнадцати метрах от себя, но птицы не вижу, слишком много еще листвы на березках. Вальдшнеп ушел вдоль канавы. Зову Пса, глажу его. Работа неплохая, да что толку. Перебрались через канаву, пошли обрабатывать другую сторону. Пес в березках нашел жировку, немного повозившись, разобрался и пошел следом. Вальдшнеп сидел на чистом месте, он поднялся из-под самого носа Пса. Я отпустил его в меру и взял первым выстрелом. Это надо видеть, с каким гордым видом Пес несет его мне. Голова высоко поднята, идет на высоких прыжках, ну чисто «Финист – ясный сокол».

Вот мы и с полем. Беру в руки вальдшнепа, рассматриваю его, поправляю и оглаживаю перышки, цепляю на подвеску ягдташа. До чего же красивая, сказочная птица. Оглядываюсь по сторонам. Солнце поднялось, оно проглядывает через равномерную облачность, как через матовое стекло. Листья на березках легонько шевелятся, это поднялся ветерок, он почти встречный. Вот и Псу будет легче. Наброд следующего вальдшнепа Пес прихватил на чистом, повел следом, благодаря ветерку взял его верхним чутьем и резко пошел вперед, в березки. Вальдшнеп поднялся перед его носом и пошел вертикально, свечкой. Навожу мушку немного выше, выстрел, и он комком падает перед Псом. Подвешиваю и этого к ягдташу. Не торопясь, перезаряжаю ружье. Мысленно несколько раз прокручиваю в памяти все подробности работы и выстрела. Такую выразительную работу надо сохранить в памяти надолго. Следующего вальдшнепа Пес откровенно испоганил. Он нашел наброды в березках, заметался на них, разбираясь, ища выходной след, и пропал. Я не заметил, куда он пошел, вперед, назад или на другую сторону канавы. Вдруг слышу метров в пятидесяти впереди его взлай, вижу вылетающего на чистое место вальдшнепа.

Стрелять далеко. Зову Пса. Он прибегает и смотрит на меня с укоризной, как бы спрашивая: «Ну что ж ты? Не успел?» Хотя я прекрасно знаю, он понимает свою вину, понимает, что не должен был уходить далеко. Опять буйный темперамент подвел. Усаживаю и делаю ему внушение, обзываю «козлом несчастным». Пес понурился, но после того как я опять пустил его в поиск, побежал как ни в чем не бывало, готовый к новым «подвигам». Идем дальше. Пес отмечает в двух местах старые наброды, но подъемов долго нет. Похоже, пролетные вальдшнепы еще не подошли. По времени пора, но теплая осень, пролет задерживается. И вот, наконец, Пес в березках нашел наброды, разобрался в них, провел метров двадцать следом, дальше опять каша из следов, Пес крутится, пытаясь в ней разобраться. Я с ружьем наготове поспешаю за ним. В это время у меня из-под ног с шумом вылетает вальдшнеп. От неожиданности, не отпустив, даю по нему торопливый дуплет и, конечно, мажу. Вальдшнеп спокойно летит по чистому месту. В это время в пятнадцати метрах от меня Пес поднимает второго. Этот тоже спокойно улетает, ружье-то пустое. От досады хочется завыть. Только что распекал Пса за горячность, а сам в кои веки представилась возможность сделать дуплет по вальдшнепам, и так позорно ее упустил.



НА ПРИВАЛЕ

Вот пройдена почти половина маршрута. Впереди огромная коряга. Бог весть когда ее затащило сюда половодье. От времени и непогоды коряга стала почти черной, кажется, что она обгорела. Как-то мы с приятелем не поленились, несколько раз переворачивали ее в разные стороны, пока не получилось удобное сиденье. Есть опора для спины и подлокотники. В этом месте я обычно устраиваю отдых. Располагаюсь, достаю «правильные» бутерброды и термос. Только сейчас понимаю, что здорово проголодался. Бутерброды приготовлены по особому рецепту. Между двумя кусочками хлеба положена горячая, прямо со сковородки, котлета, на нее ломтик сыра, тонко нарезанные кусочки соленого огурца, все это приправлено майонезом. Сыр от котлетного жара немного подплавляется.

Бутерброд получается сочным и очень вкусным. Чай я завариваю прямо в термосе. В закрытом объеме он получается крепким и ароматным. Вместо сахара добавляю варенье. Такой чай хорошо утоляет жажду и прибавляет бодрости. Пес внимательно следит за моими приготовлениями, заглядывает в глаза. «Правильные» бутерброды ему не положены, они портят чутье. Для него есть пара хороших ломтей хлеба. Он ловит их на лету и моментально расправляется с ними. Поняв, что больше ничего не получит, отправляется в канаву лакать воду.

Вот и окончен перекус, сразу стало уютно и весело. Оглядываюсь кругом. На небе голубые просветы среди ослепительно белых облаков. Вдоль канавы тянутся рыжие березки с белыми стволами и редкие красноватые осинки. Под березками целые россыпи желтовато-золотистых листьев. Встаю, набираю полные пригоршни листьев, растираю их между ладонями, опускаю в них лицо и вдыхаю их запах. От них веет осенней прохладой, увяданием, прелью и чем-то терпким. Это запах осени. Стараюсь как можно крепче запечатлеть его в памяти.



ТРОФЕИ

Пора двигаться дальше. Пес снова в работе. Мое внимание сосредоточено на нем. Но вальдшнепов все нет и нет. Уже кончилась последняя канава, начался край перелеска. Пес потянул на ветер, резко пошел в куст, с другой стороны куста с характерным шумом поднялся вальдшнеп. Он только мелькнул на открытом пространстве и заслонился высокой березкой, полетел от меня прямо за ней. Делаю несколько прыжков в сторону, вижу его, но стрелять уже далеко. Пес с укоризной смотрит на меня, он считает, что я его прозевал. Идем дальше. Метров через пятьдесят он опять верхом причуивает еще одного вальдшнепа, броском поднимает его. Вальдшнеп летит налево, мелькает среди кустов. Успеваю прицелиться и выстрелить, когда он скрывается за группой березок. Результата выстрела не вижу. Пес бежит туда, скрывается в траве и через некоторое время появляется с вальдшнепом. Эта птица крупней остальных и более рыжая. Осматриваю ее, дую на перья на грудке, они расходятся, под кожей виден слой жира. Беру за нижнюю часть клюва, она выдерживает вес птицы, не ломается. Это матерый вальдшнеп. Два предыдущих были молодыми. Хорошая работа собаки, трудный выстрел, прекрасный трофей.

Вот и конец перелеска, больше вальдшнепов быть не должно. Двигаюсь лесом напрямую к машине. Вот и опушка, выхожу на нее. Пес в это время начинает работать на краю леса. Он с азартом разбирает чьи-то следы, ходит довольно широко. Вот он дошел до опушки, там лежит поваленное дерево, около которого растут маленькие елочки, пошел к дереву. В это время из елочек поднялся заяц. Он выскочил без всякого шума и понесся наискосок от меня в Луга, в высокую траву. До него метров двадцать пять, навожу мушку перед его передними лапами и стреляю семеркой, когда он скрывается в высокой траве. Результата выстрела опять не вижу. Интересно, что половину своих зайцев я взял семеркой. Получалось так, что они выскакивали, когда я охотился или на вальдшнепов, или на рябчиков. Семерка, при хорошем попадании, до тридцати метров кладет зайца наповал. Пес уже там, где скрылся заяц. Вот он его треплет. Заставлять его подать зайца бесполезно. Он, хоть и может его принести, но шалеет при виде такой большой добычи. Есть в нем такой недостаток. Подхожу, отнимаю зайца. Это хороший беляк. Несу его за задние ноги. Пес вертится вокруг, старается схватить. Приходится прикрикнуть на него.

Вот и машина, она стоит на небольшом пригорке около дороги, открываю ее, допиваю остатки чая. Устраиваю охотничий натюрморт. Раскладываю на земле вальдшнепов, зайца, ягдташ, патронташ, ружье. Все трофеи лежат, как положено по традиции, на правом боку. Усаживаю на фоне всего этого Пса. Он не хочет позировать, отворачивается, набычивается, но сидит. Ему явно хочется потрепать зайца. Отхожу к машине и смотрю на получившуюся картину. Вот трофеи осенней охоты, рыже-коричневые вальдшнепы, серый заяц. Дальше коричневая кожа охотничьей амуниции, поблескивают желтые шляпки патронов, торчащих из патронташа. Ружье, его благородные линии очень гармонируют и с трофеями, и с амуницией. Дальше сидит недовольный Пес, спаниель с окрасом крапчатого сеттера. Дальше с пригорка хорошо видны Луга. Золотистые линии березок вдоль канав сходятся вдали у леса. Жаль, не взял фотоаппарат. Смотрю на эту картину и стараюсь навсегда запомнить ее.

Обратно еду не торопясь. Перебираю в памяти все, что было этим осенним днем. А дома ждет вкусный ужин и чарка рябиновой настойки.




Олег ЯНУШКЕВИЧ 28 сентября 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑