Моя знакомая щука

Где-то читал, что не столь уж крупная щука утащила у рыболова сачок. И, признаться, не верил в возможное. Однако нечто схожее, словно в назидание, случилось у самого.

Было это в прошлом году в сентябре. Рыбачил мормышкой в отвес на Оке километрах в двух от с. Дмитриевы Горы. Точнее, спускался к селу вдоль яра со стороны Санчурского затона. Был солнечный вечер и полнейший штиль. Метрах в трехстах следом за мной сплавлялись двое пареньков и тоже впустую дергали бортовыми удочками. Штиль был полный не только относительно погоды, но и относительно поклевок. За полдня заудил лишь пару окуней грамм по триста-четыреста.

В тот день это была последняя тоня. Солнце давно уже скрылось за берегом и неярким золотистым цветом освещало лишь вершины кустарника на другой стороне реки. Надежды не было никакой и до местечка, называемого «Ястребкой», где находился лодочный причал, оставалось недалеко. Проплыл уже и подводный коряжник, и «канавку», известную лишь местным рыбакам, и цепочку ям с перепадами глубин до двух с половиной метров. Предстояло еще пройти лишь небольшую низинку, на которой обычно никогда ничего не брало.

Я хотел уже было сматывать удочку, как вдруг ощутил легкий щелчок. Как положено, дал полторы секунды «на заглот», и – резкий рывок удилищем вверх! В тот же миг почувствовал «зацеп» и весьма приличные толчки на глубине. Сомнений не оставалось, была небольшая щучка в пределах до килограмма.

Сунул ее в мешок, имевшийся в рюкзаке, и, развернув лодку, по-быстрому возвратился метров на пятьдесят назад.

Вторая поклевка была похожа на слабый «задев» за дно. Но стоило в тот момент чуть сдать удилищем вниз, как сразу же последовал удар и вновь достаточно тяжелые толчки на другом конце лески. И эта щучка была примерно тех же размеров. Встав в лодке, я взял ее так же «на выкид», без сачка, благо леска была почти ноль-пять.

Это было уже веселее! По крайней мере домой теперь возвращался не пустой. Солнце зашло и под берегом стало довольно сумрачно. Не теряя времени, я вновь погреб назад на прежнюю исходную в надежде на то, что «раз уж две штуки попали, должна быть третья»… И действительно, снова где-то у центра низины поклевка была столь осторожной, что я скорее увидел ее по ослабленной леске, нежели почувствовал в руке! Подсечка наотмашь, и – чуть было удочка не вырвалась из рук! Сразу же стало ясно, что подцепилось нечто не рядовое. Даже пришлось спустить с катушки несколько метров лески, чтобы погасить первый нажим. Все остальное теперь было «делом техники». Давая рыбе «погулять», я уже понимал, что имею дело со щукой килограммов на пять. Но мормышка была с поводком!.. Леска, правда, несколько тонковата. Ну, да «не в первый раз…»

Пареньки заметно приблизились. Они, несомненно, видели, что взял пару штук и держал нечто крупное. Оба пристально наблюдали за мной.

Спустя минуты полторы рыба стала подниматься вверх. Отбросив удочку к носу лодки, я терпеливо втравливал леску. Временами рыба снова уходила вглубь и приходилось отпускать леску, тормозя ее пальцами. Все было четко, все было в норме. Теперь нужно было ждать «свечку» щуки, что и случилось метрах в пяти от борта. Я увидел, что мормышка с желтым твистером находилась сбоку на губе. Значит, обрезать леску выше поводка она не могла, и это было удачно. «Улькнув» с открытой пастью под воду, рыба снова ушла чуть не до дна, но вскоре вновь всплыла. К моему удивлению, я вдруг увидел ее вплотную с бортом и был озадачен величиной. Она показалась мне более крупной, чем полагал. Но мой телескопический, купленный в Санкт-Петербурге подсачек был давно уже под рукой. Неторопливо, без суеты я нахлобучил его ей на морду, кольцом надавил на шею, чтобы ныряла в него, и где-то уже под брюхом стал выжимать сачок наизворот. «Все, это моя!» – мелькнуло в голове.

Но вот тогда, как оказалось, была та самая ситуация, при которой следует запомнить впредь: «Не поякнись до времени!»

У сачка вдруг развязалась мотня. Щука прошло сквозь него, протащив за собой леску, и опять умчалась в глубину. Никчемный теперь подсачек я тоже отбросил к носу лодки, чтобы не мешался, и снова схватился за леску. Минуту спустя щука вновь терпеливо стояла около борта. Вариант был единственный: взять либо за глаза, либо схватить за шкирку. Но, примерившись, вдруг обнаружил, что моей пятерни не хватает. То есть, щука была не меньше семи-восьми килограмм! Оставалось последнее: подольше помучить рыбу, при этом надеть перчатку, в чем обычно греб веслами, и с силой прижать ее левой рукой «за жабру» к бортовой доске. Дело в том, что у щуки под жабрами острые, будто бритвы, пластины, и можно пораниться. Раза четыре мне приходилось брать щук подобным способом, и раза три удалось.

Я снова дал рыбе «поплавать» и надел перчатку. Вновь подвел свою серую крокодилицу к борту лодки, приблизился ладонью к жабре…

Не тут-то было! Щука тотчас же вырвалась, ударив в воде хвостом, и будто торпеда, неудержимо помчалась в осенней, словно стекло, воде в темноватую глубину. От неожиданности я даже растерялся, и леска выскочила из рук. А еще через пару секунд пришлось увидеть, как мой подсачек, а заодно и удочка, «перемахнули» через борт и исчезли следом за ней. Похоже все-таки, в этой рыбине было не менее девяти килограмм.

– Эх, дядь, как вам, наверное, обидно! – услышал я голос одного из пареньков. – Ведь даже погладили! Вам нужно было нас подождать. У нас и багорик, и острога есть!..

На следующий день на Санчурском яру, невдалеке от Ястребки, плавали аж четыре лодки. Первый, кто приблизился ко мне, оказался мой давний знакомый Роберт. И то, что сразу же прозвучало от него после приветствия, были слова: «Вчера где-то в этих местах у какого-то лоха почти пудовая щука сачок с удочкой утащила. Два наших пацана своими глазами видели. Были рядом, помощь предлагали. И багорик, и острогу хотели подать. А тот отказался и к борту надумал прижать. Да разве такую лошадь рукой удержишь!..»

Но самым любопытным в этой истории оказалось то, что месяц спустя тот же Роберт, рыбача на обрывах неподалеку от «коряг«, буквально в нескольких метрах от берега поднял блесной за леску и удочку, и сачок. Крючок мормышки поржавел и был сломан.

Известно, что рыба без пищи может обходиться более двух месяцев. Похоже, моя знакомая щука осталась жива.


А. ДНЕВНОЙ 17 августа 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑